Алёна Лисецкая. Больше думай, меньше делай — Кто студент

Алёна Лисецкая Больше думай,
меньше делай

Капитан океанского плавания рассказывает о работе в «Игромании», фестивале «Стримфест» и учёбе на шкипера.

Кто ты?

Я капитан океанского плавания. Могу взять парусную яхту до 24 метров в любом месте планеты и в любое место её привезти.

Последние два года я, правда, так не делаю. Но это всегда очень классная фраза, чтобы разговор начать. Все слышат: «Блин, яхтенный капитан океанского плавания. Вот это да! Что ты делаешь?» Но на самом деле я делаю разные проекты. Организую мероприятия. Большая часть мероприятий — это парусная регата.

Август в Норвежском море, затишье после недельного шторма. Всем экипажем мы сгрудились к кокпите и ждём, когда пересечём широту 66°33′44″ и окажемся за Полярным кругом

Над какими проектами сейчас работаешь?

У меня три больших проекта. Первый — это регата.

Мой главный проект — это фестиваль «Стримфест». Мы его придумали с мужем и делаем третий год. Есть такие люди — ютуберы. Про них все знают. Они ставят перед собой камеру, записывают ролик, монтируют и выкладывают на Ютуб. А есть следующий шаг после ютуберов — это стримеры. Это люди, которые ставят перед собой веб-камеру, включают её и передают потоковое видео в интернет, то есть стримят.

Это явление стало появляться недавно. Популярным стало в последние два-три года. Мы заметили тренд. Подумали, что есть фестивали кофеманов, мясолюбов, вегетарианцев, а для стримеров ничего нет. В 2016 году сделали пилотный фестиваль. Собрали тысячу человек, смотрели, что нравится аудитории. В 2017 году сделали фестиваль побольше: собрали 3500 человек. Увидели, что это нужно ещё и компаниям. Сейчас занимаемся фестивалем на 2018 год.

Стримфест — фестиваль, который мы организовали снизу, из комьюнити. За ним нет большой компании или фонда. За ночь до открытия мне хотелось просто залезть под стол и ничего не решать, чтобы от меня все отстали. А потом к нам пришло 3500 человек

У нас есть другая совместная история: видеопродакшн. Мы снимаем телепрограммы про видеоигры и технологии для «Москвы 24», «Матча», «России-2».

Снимаем проморолики. Например, в сентябре ходили с орками из Средиземья по Москве. Просто делали экскурсию оркам по Москве. Либо делаем «Э-пи-кеи» — «электроник пресс киты» — такие промовидео с киберспортивных мероприятий.

Осенью 2017 года сняли проморолик для новой игры во вселенной «Властелина колец» и собрали 1,2 млн просмотров

Как тебя занесло в эту область? Почему стримы?

У меня есть старший брат. У нас большая разница: 12 лет. Когда я только пошла в школу, в 90-х годах, он уже пошёл учиться в вуз. Вузом был МИФИ, ему нужен был компьютер. Родители продали машину, чтобы этот компьютер ему купить. Для меня, для семилетней девочки, было очень заметно, что машина пропала, а компьютер появился. Поскольку компьютер маленький, а машина большая, мне было очень интересно, чем же он такой особенный.

Брат как-то пытался меня научить на этом компьютере работать, но понятно, что в семь лет особо не научишься. Поэтому он пытался покупать какие-то образовательные игры. Одно за другое, образовательные игры превратились в компьютерные. Я стала писать в какие-то газеты про компьютерные игры. Потом стала редактором множества разделов в журнале «Игромания». И вот так оказалось, что я кручусь во всей этой игровой компьютерной ИТ-сфере. Стримы в основном игровые, поэтому так вот оно всё и зацепилось.

В «Игромании» работала — это какие годы?

С 2006 по 2012.

Надо поднять свою коллекцию, поискать твои статьи. У тебя какая рубрика была?

У меня были в основном репортажи, всякие околоигровые материалы. Я тебе сейчас случай расскажу.

Есть «Реддит». Наверняка ты про него знаешь. Там есть разные треды, всякие энтузиасты начинают интересные проекты. Какой-то американец, по-моему, его звали Алексис Оханиан, разбирал фотографии с адронного коллайдера и увидел, что один из учёных очень похож на Гордона Фримена. Он прямо такой с бородкой, в канонических квадратных очках. Они подговорили пресс-службу ЦЕРНа, отправили этому учёному монтировку, халат, хедкраба и фотографа за свой счёт.

Этот учёный снимался с хедкрабом на голове, с монтировкой, как будто он из «Халф-Лайфа». Я нашла этого Алексиса Оханиана, мы у него забрали фотографии, сделали с ним интервью, написали материал.

Спустя семь лет Серена Уильямс, знаменитая теннисистка, многократная чемпионка всего на свете, вышла замуж за какого-то армянина. Выяснилось, что Алексис Оханиан — это Алексис Оганян, армянин, который женился на Уильямс. Я теперь через одно рукопожатие знаю Уильямс.

«Гордон Фримен» из ЦЕРНа

Сколько часов в день работаешь?

Я встаю в 6, в 7 сажусь за компьютер. Утром стараюсь делать большие важные дела, во второй половине дня — ездить по встречам, звонить. Заканчиваю в 20−22 часа. В среднем получается 10−11 часов в день, из них 8−9 — это активная деятельность, переговоры, планирование, звонки, ответы на письма. Остальное — дорога, переключение с одного на другое.

Я последние три месяца записываю в Гугл-документы все дела, как Товеровский рекомендовал: сколько времени я планирую им посвятить и сколько времени они действительно занимают. Поняла, что могу много и продуктивно работать по 11−13 часов в день, но целую неделю в таком режиме не выдерживаю. Гораздо продуктивнее получаются недели, когда я работаю по 8−9 часов.

Где работаешь?

Дома. Поскольку из трёх проектов два мы делаем вместе с мужем, то у нас есть дома одна комната, отведённая под кабинет. Мы встаём и фигачим. Либо я еду на встречу и там что-то делаю в такси с ноутбука. Либо в метро. Либо я приезжаю на встречу и работаю из офиса клиента. Если мы говорим про основное время за компьютером, то, наверное, 60% — это работа из дома.

Без каких приложений не сможешь работать?

Наверное, первое, что я использую, это голову, а не приложения. У меня хорошая память, я могу запомнить очень много цифр, дел. Нет приложения, софта, без которого я работать не смогу.

Не смогу работать без телефона. Раньше я писала письма, а теперь всё больше дел решаю по телефону, потому что это быстрее.

Если говорить про приложения, которые мне действительно удобны, это Носби — программа-планировщик. Очень классная, гораздо удобнее Трелло. Гугл-документы, календарь, почта, Телеграм, Скайп, заметки, Хром — базовый Набор.

Моё любимое фото за 2017 год: во время отлива я забралась на скалы у французских островов Гранд Иль и стою там, где несколько часов назад было 6 метров воды

Какая главная задача в карьере сейчас?

Хотела бы так достроить команду, чтобы любую приходящую мне задачу я могла делегировать.

Условно, мы делаем фестиваль: он состоит из кучи вещей. В день фестиваля на площадке работает почти сто человек: застройка, техника, интернет, пиар, куча разных служб. В этом году у меня было по пять входящих звонков на телефоне. То есть линия, по которой я разговариваю, и ещё 3−4 человека, которые постоянно бьются, потому что очень много ниточек сходилось на меня.

Мне бы хотелось, чтобы за этот год я нашла в команду людей и на каждую входящую задачу, например написать пресс-релиз, я бы не садилась писать его сама, а говорила: «Петя, напиши, пожалуйста, пресс-релиз и пришли мне к такому-то числу». Самая главная карьерная задача на этот год — достроить команду и процесс так, чтобы все задачи можно было делегировать.

Какая твоя роль в организации фестиваля?

Этот фестиваль мы придумали с мужем и делаем на свои деньги. С его стороны — идея и подбор участников. У него есть видение проекта. Я не очень понимаю, что нужно стримерам, не так часто смотрю стримы. С моей стороны — поиск партнёров, которые хотят в фестивале участвовать, которые платят деньги за участие, обогащают фестиваль с контентной стороны. Какие-то активности придумываем.

Я отвечаю за всё: за безопасность, качество, сроки и пиар. Это мой проект.

Что у тебя лучше всего получается в работе?

Общаться с людьми, придумывать решения. Я могу очень чётко понять, что сейчас тормозит процесс. Обсудить это с человеком, ответственным за этот процесс, либо с тем, у которого есть проблема. Предложить решение и вместе с ним это решение запустить. У меня получается убирать пробуксовки в разных местах проекта.

Чему научилась за последние три года?

Один из главных инсайтов — это делегирование. Главный пример делегирования получила в яхтенной академии в Англии, когда училась на яхтенного шкипера.

Вокруг яхт есть такой ореол, что это очень дорого, сложно, и, вообще, только Абрамович на них ходит. На самом деле это довольно простой спорт. Научиться управлять яхтой несложно. Это занимает даже меньше времени, чем обучение
в автошколе: неделя теории и неделя практики. Но очень легко отличить шкипера-новичка от бывалого шкипера. Новичок знает, что должно быть сделано, но не умеет объяснить это своему экипажу.

Обычные будни на яхте: только что перегнали аскетичную гоночную лодку «Рефлекс» из Саутгемптона в Барселону и следующие два дня будем ее драить

Получается смешная ситуация, когда выходит яхта. На ней экипаж: восемь человек и шкипер. Эти восемь человек очень хотят в чём-то поучаствовать и чем-то помочь шкиперу. Не просто сидеть, есть, пить и смотреть на глубокое синее море, а верёвки какие-нибудь подёргать, потаскать что-нибудь, паруса поднять. При этом шкиперу-новичку сложно переварить количество поступающей информации со всех сторон: от экипажа, ветер анализировать, на погоду смотреть, планировать, как он в гавань зайдёт.

Вместо того, чтобы рассказывать экипажу, что делать и почему он эти решения принимает, он начинает как сумасшедший бегать по яхте сам. В итоге у него ничего не получается, он зашивается от того, что невозможно одному человеку быть в четырёх местах одновременно. Он не может и яхтой рулить, и паруса убирать, и навигацию планировать, и по рации с гаванью общаться, и безопасно зашвартоваться.

Одна из главных вещей, которой нас научили в академии, что шкипер — это человек, который не должен делать ничего. Он должен только думать и объяснять

Физически он не должен трогать руками верёвки, даже штурвал, наверное. Он должен сказать: «Петя, Маша, возьмите этот швартов. Маша, сойди на пирс. Петя, кинь верёвку Маше. Маша, поймай верёвку от Пети, заведи её на эту утку. Петя, потяни. Маша, скажи ему, когда верёвка натянется». Такого рода должно быть взаимодействие.

Когда тебя полгода этому учат — давать задания, их контролировать — это очень сильно меняет восприятие жизни. Ты не только на яхте начинаешь думать, как бы делегировать какую-то задачу человеку, ты и на жизнь это переносишь. У тебя появляется такой буфер: поступает задача, и вместо того, чтобы как шкипер-новичок тут же придумать первое попавшееся решение и побежать его делать, ты думаешь: «Кто это может у меня сделать? Сейчас я им пойду расскажу».

Инсайт про то, что больше думай, меньше делай. Он у меня самый главный за последние три года.

В последний день перед экзаменом в академии мы сломали на яхте штатное рулевое управление, и швартоваться пришлось на аварийном румпеле. Это неуклюжая конструкция, которую с трудом двигаешь даже ногой

Ещё у меня в связи с фестивалем произошёл инсайт, что биоритмы действительно существуют. Люди говорят, что они жаворонки или совы, я до этого считала, что это брехня. Думала, можно переучиться работать как угодно. Главное — спать 8−9 часов, чтобы высыпаться.

Поскольку задач очень много, ты пытаешься как-то с ними справиться. Ты хочешь не хочешь вырабатываешь режим. Я поняла, что мне удобнее вставать в 6−7 утра, пока ещё все спят. В мегаполисе многие спят по утрам и работают ближе к ночи. Ты делаешь какую-то реально важную работу, которая двигает тебя вперёд, или накидываешь письма людям с задачами. А потом, когда все встают в 12 и начинают работать, ты сидишь и думаешь, что за пять часов сделал 70% всей работы на день. Это очень клёво и даёт тебе чувство, что ты действительно работаешь и двигаешься вперёд.

В те дни, когда я болею, просыпаю и не могу встать в 6−7, а встаю в 10 и начинаю работать с 11, прямо чувствую, что я менее производительная. Не я руковожу своим днём, а день руководит мной. Я на поводу у всех входящих звонков, писем, я не могу нормально планировать.

Я люблю готовить и на яхте — особенно. Мало что так радует экипаж, как горячая вкусняшка посреди штормящего моря

C чего ты начала ходить в море?

Это случайно произошло. Я в 2006 году поступила на журфак МГУ на дневное отделение на бюджет. Все пять лет, что училась, я и работала параллельно. Причём работала на фул-тайме. В каком-то моменте из 264 полос «Игромании» я редактировала 120. Фактически в одиночку выпускала почти половину всех статей.

В России как раз в 2008 году был первый кризис, потом в 2010—2011 — второй кризис печатной прессы. У нас начинал тогда уже сокращаться штат. Все понимали, что сокращается тираж, очень большая нагрузка была на всех сотрудников. Мне хотелось делать что-то клёвое и ещё какие-то спецпроекты с рекламным отделом мутить.

В итоге у меня к четвёртому курсу было сумасшедшее выгорание. Я не брала отпусков, потому что меня и так отпускали на сессию. Мне казалось, что это нечестно. Я четыре года просто фигачила и в журнале, и в универе без перерыва. Поняла, что, если я сейчас не пойду в отпуск, я просто сдохну.

Я не знала, где люди отдыхают, потому что никогда до этого не ездила на отдых. Как-то в четыре утра на сдаче журнала мне посоветовали: «Алёна, есть такой сайт „Чиптрип“. Зайди туда, посмотри, может быть, тебе что-то понравится». Я подумала: «„Чиптрип“ — дешёвые путешествия, сейчас они меня отправят куда-нибудь в однозвёздночный отель с тараканами. Я не хочу».

Всё равно зашла и увидела там первым постом картинку с яхтой. Абсолютно каноническая белая яхта, бирюзовая вода, голубое небо, зелень, золотистый пляж. Я подумала: «Классно. Хочу». Не умею плавать, никогда до этого не отдыхала на море, не бывала на яхте.

Я себе забронировала на три недели путешествие на парусной яхте. Мне настолько это понравилось, что я полностью поменяла то, чем занималась. Я уволилась из «Игромании». С двумя партнёрами мы сделали туристическое агентство: стали людей отправлять в путешествие на яхтах.

Этим занималась 2011, 2012 и 2013 год. Мы из туристического агентства стали яхтенным туроператором. Купили свой флот в Хорватии. Стали брать лодки в чартер в Турции. Стали делать корпоративы. Сделали индустриальную регату для игровой индустрии, я привлекла свои знакомства из игровой сферы.

В 2013 году у меня и там случилось выгорание. Я поняла, что не хочу отправлять людей на яхты. Я хочу сама на этих яхтах ходить. Продала машину, всю технику и отправилась в Англию на полгода учиться на капитана дальнего плавания, а потом и на капитана океанского плавания. Стала ходить на яхтах, гонять их из Англии на Мальту, из Шотландии в Норвегию, из Черногории в Италию.

«Рубикон 3» — лодка, которая трижды ходила в кругосветную гонку «Клипер раунд зе ворлд». Я провела на ней сезон в 2014 году и сдавала экзамен на яхтенного капитана океанского плавания

Какие ещё проходила курсы, тренинги? Как развивалась?

Я стараюсь читать. Не могу сказать, что читаю много. С ужасом обнаружила, что читаю 20−30 книг в год. Это, конечно, очень мало, потому что я раньше читала по 100. И я не могу начать больше читать. Мне постоянно что-то мешает.

Я бы сказала, что первое, из чего я учусь, — это книги. Я их отбираю по темам, конспектирую, обсуждаю. Стараюсь претворять в жизнь то, чему учусь.

Для себя постоянно какие-то курсы на «Курсере» прохожу, но они не связаны с работой. Это что-то, что касается здорового питания, спорта, либо отвлечённое, например история древней Греции.

По работе стараюсь по 2−3 курса проходить в год. В разных местах их нахожу. Это могут быть курсы на «Нетологии», на «Курсере», например про блокчейн. Или какие-то авторские курсы. Из последнего мне был полезен курс Алёны Владимирской про найм людей, про то, как набирать людей, увольнять людей. Такой курс базовый про то, как резюме писать, проверять, собеседовать людей, какие бывают ошибки на собеседовании. Он в основном для людей, которые хотят устроиться на работу, но мне как человеку, который людей нанимает, это тоже было очень полезно.

Есть ещё «Нескучные финансы». Это стартап, они учат молодых предпринимателей разбираться с денежным потоком у себя в проектах. Я всегда вела бюджет проектов в экселевских или гугловских табличках. Всегда там были формулы, но в какой-то момент я поняла, что проекты становятся достаточно сложными, чтобы я сама их формулами описывала. Мне показалось, что кто-то до меня уже давным-давно придумал, и вот нашла «Нескучные финансы». У них есть классные таблички, они понятно объясняют, как работать с денежным потоком.

Я бы хотела пройти курсы «Финолога» по управленческому учёту. Может быть, курсы Куличевского по базам данных, но это, пожалуй, больше для себя, чем для работы. Вообще, я такой вечный студент. Я люблю учиться, это доставляет мне удовольствие. Кому-то доставляет удовольствие в кино сходить, на компьютере поиграть, а мне очень нравится получать и обрабатывать информацию.

Поскольку это приносит мне удовольствие, я частенько теряю в этом пользу. Условно, мне интересно, как ЦСС и ХТМЛ работают. Я могу потратить 10 часов на то, чтобы разобраться в веб-вёрстке. Это как-то косвенно, скорее всего, поможет в работе, но гораздо важнее было бы потратить это время на курсы управленческого учёта.

К тебе приходят с просьбой: «Алёна, я вообще ничего не знаю, но хочу с чего-то начать развиваться. Посоветуй пять книг».

Глеб Архангельский — «Тайм-драйв. Как успевать жить и работать»;

Джефф Сандерс — «Доброе утро каждый день. Как рано вставать и всё успевать»;

Айн Рэнд — «Атлант расправил плечи»;

Гэри Таубс — «Почему мы толстеем»;

Энди Вейр — «Марсианин».

Какие рассылки и медиа читаешь?

Я где-то полгода назад отписалась почти от всего, потому что ко мне стал поступать сумасшедший поток информации.
Если что-то важное в мире произойдёт, я и так это узнаю. Муж мне расскажет, в окно увижу, так или иначе это до меня дойдёт.

Я не люблю, когда мне приходят рассылки в почту, потому что у меня тут же триггер срабатывает её прочитать, я на неё отвлекаюсь. Не люблю следить за новостями, потому что они сиюминутные и, как правило, негативные. Они никак
не влияют на мою жизнь, я ничего там поменять не могу, тратить на них своё время я не считаю нужным. Из новостей я по утрам с мужем краем уха слушаю английский «Евроньюс».

Из рассылок, если я подписана, то на какие-то обучающие, на которые я специально за деньги подписалась. Условно, «Главред» или «Нескучные финансы». Если мне нужно почитать что-то для себя, я читаю блоги. Всеволода Устинова, который «Айти-эдженси» руководит. Рената Шагабутдинова, который отбирает спортивные книжки для издательства «МИФ». Ну и ещё десяток блогов.

Как ты узнала про бюро? Почему решила поступать в школу?

В мае мы провели «Стримфест», и я поняла, что мне не хватает знаний сразу в нескольких областях. В первую очередь это переговоры, управление проектами и продвижение: маркетинг, пиар. Стала искать, где я могу этому научиться за лето. Посмотрела «Курсеру», «Эд-экс», зарубежные вузы, курсы при «Вышке», курсы «Нетологии». Всё было не то. Это было либо совсем базовое, либо 8000 долларов за двухлетний курс. Короче, я ничего не могла найти.

Пока я лениво сёрчила в сети, отдыхая после фестиваля, я случайно наткнулась на блог Вадима Юмадилова. Оттуда узнала, что есть бюро. На сайте бюро увидела, что там есть Школа редакторов и Школа дизайнеров — что мне не нужно. Тут я увидела Школу менеджеров. Посмотрела программу и поняла, что там есть и переговоры, и управление проектами, и даже немного маркетинг.

Я загорелась поступить, пошла на подготовительные курсы. Вступительное задание делала, наверное, недели две. У меня был десяток версий текста этого объявления для жильцов дома. Я научилась верстать немножко. Купила домен, завела блог. Короче говоря, я реально потратила очень много времени на то, чтобы поступить. Поступила. И очень этому рада.

Впечатления от первой ступени?

Когда я поступала, в первую очередь меня интересовали переговоры, управление проектами и маркетинг. Типографика и интерфейс мне были интересны, чтобы лучше понимать дизайнеров и лучше им ТЗ давать. Редактура меня не очень интересовала, потому что мне казалось, что я это всё знаю из рассылки Ильяхова, плюс сейчас это не мой профиль. Решение задач — я надеялась, что это решение управленческих задач.

В итоге я очень довольна тем, что получила. Переговоры — просто бесценный курс, я это применяю в жизни. Это работает. Управление проектами дало несколько классных идей, которые тоже применяю в жизни. Маркетинг интересен сам по себе, но не применяю никак, потому что немножко не моя сфера. Типографика, интерфейс — мне стало проще объяснять коллегам, почему что-то где-то не так и я хочу это переделать. Верстать как не умела, так и не умею. И не собираюсь особо учиться, потому что не мой профиль.

Несмотря на то, что не думала, что научусь чему-то в редактуре, редактура — очень полезный курс. Я всегда оставляла эти лекции напоследок, потому что они были для меня не в приоритете. Но те знания, которые даёт Ильяхов, как он их преподносит, какие он семинары делает — просто бесценно.

Школа — это, пожалуй, единственный за последние лет пять учебный курс, где действительно практики рассказывают о практических ситуациях и ты тут же находишь им практическое применение

Это колоссально полезно. Но при этом не без доли самодурства, потому что тесты совершенно дебильные. Смысла я в них не вижу, и всё, что они делают, — они просто заставляют тебя не расслабляться, и прочитывать лекции и видео к определённому дедлайну. Пользы и смысла в тестах для меня, например, никакой нет.

Что со второй ступенью?

Хотела бы пойти на вторую ступень, чтобы лично пообщаться с преподавателями и получить практику по переговорам, управлению проектами. Как я поняла из отзывов многих студентов второй ступени, огромная часть задач завязана на вёрстку страниц и работу руками. Я не умею верстать, медленно работаю во всяких Фотошопах и Иллюстраторах: это не моя специализация.

Мне кажется, время, которое я потрачу на вторую ступень, будет колоссально больше, дороже той пользы, которую я получу от двух-трёх заданий по переговорам и управлению проектами. Поэтому я точно не пойду на вторую ступень вместе с нашим набором. Ещё потому что у меня начинаются регаты, начинается фестиваль. Может быть, я найду на это время в будущем.