Анна Гусева. Посмотри на других и сделай лучше — Кто студент

Анна Гусева Посмотри на других и сделай лучше

О жизни в Америке, журналистике и ошибках, которые нельзя допускать в работе над дипломом.

Из какого города ты переехала в Москву?

Я родилась в закрытом городе Сарове. Это наукоград, попасть в который можно только по пропуску и прописке. Там придумали первую советскую водородную бомбу, а мой дед был одним из основателей ядерного щита. Я собиралась закончить там школу и переехать, но не в Москву.

Сначала хотела учиться в СПбГУ, у меня брат в Питере живёт. А потом решила подать документы в вузы Москвы. Столица ближе к родному городу — ездить в Саров я могла бы чаще. Попала на бюджет на журфак МГУП. Переехала и не пожалела.

Почему ты выбрала журфак?

Изначально журналистом я быть не хотела. Любила рисовать и собиралась стать архитектором, долго к этому готовилась. В 10 классе у меня была мечта. У меня хорошо шла биология, я насмотрелась сериала про доктора Хауса и подумала: «Как же здорово быть таким врачом, как он». Стала готовиться ещё и к медицинскому.

И с языками у меня всё хорошо было: и с русским, и с английским. Все говорили, что пишу я интересно. За полгода до поступления решила: «А ну эту архитектуру с медициной, пойду на журналистику».

Это был пубертатный период, когда я металась и в итоге дометалась до журналистики

Мне казалось, это такая романтичная профессия, для девушки хорошо подходит, со звёздами общаться буду. Смешно звучит. Сейчас понимаю, что это полный бред, не надо было готовиться к нескольким профессиям, чтобы выбрать в итоге вообще другую. Но я не жалею, что сделала этот выбор.

Ты до сих пор рисуешь?

Рисовать я сейчас люблю, но в последнее время не успеваю. Недавно купила мольберт, краски и мастихины — накалякала натюрморт, порадовалась за себя и больше к холстам не притрагивалась. Отчасти из-за того, что художественная мышца подсдулась. Рисование — это не езда на велосипеде, навык надо постоянно прокачивать.

В школе успела поработать иллюстратором в журнале «Сумерки». Этот журнал появился на волне популярности фильма про вампиров. Так же быстро он и закрылся. Там я вела художественную рубрику — учила девочек 12 лет рисовать всяких котиков и динозавров. Было прикольно. Я тогда училась в 11 классе, для школьника это была идеальная работа. Раз в месяц получала пару тысяч рублей за то, что мне нравится делать.

Кошка в Сумерках

Рисунок кошки для журнала «Сумерки»

Чем ты занималась до Школы редакторов?

Когда я закончила вуз, пошла работать корреспондентом «Вечерней Москвы». Отвечала за весь транспорт: автобусы, такси, велобайки, метро. Тема безумно интересная: я спускалась в шахты, была на строящихся станциях. Видела, как полицейских овчарок учат забираться по эскалатору, общалась с начальником Метрополитена, однажды он меня наградил за энтузиазм в работе.

Потом я попала в пул мэра Москвы. В пуле было круто, потому что мы знали больше других журналистов, но тяжко, когда приходилось ехать куда-то ночью или рано утром. Ещё один минус в работе с мэром — ты не можешь задавать ему вопросы. Пишешь только то, что он сказал. Выходит такая однобокая журналистика.

Спустя два года я ощутила, что такое эмоциональное выгорание. Всё приелось, я поняла, что нового ничего придумать уже не могу. Опять те же самые ночи метро, запуски именных поездов и технические окна — это когда метро закрывают на ремонт, а ты должен приехать и отметиться. Мне это всё дико надоело. Я подумала: «Хватит уже, пора найти что-то другое».

Электробайк

Тестирую первый электробайк, который появился в сервисе городской аренды великов

День рождения метро

С Дмитрием Пеговым и пресс-секретарём метро Настей Фёдоровой отмечаем день рождения метро

Запись

Записываю поздравление с Новым годом, которое звучало во всех маршрутках города пару лет назад

Работу я поменяла, но не сильно. Забрала редактора из «Вечерней Москвы», и мы перешли в «Московский метрострой» — делать корпоративную газету. Было весело ездить и смотреть, как строится главная транспортная артерия Москвы.

Но в команде молодёжи было только процентов пять, средний возраст сотрудников — 60 лет. В нашей команде даже был мужчина старше 70, однако это не мешало ему быть в курсе рэперских баттлов и рассуждать на эту тему. Это всегда было очень смешно.

В «Метрострое» мы с редактором вместе придумывали, о чём писать, наполняли всю газету и встречались со строителями. Они рассказывали, как во время работы иногда раскапывают старинные города, кресты и огромных наутилусов.

Работу над газетой я организовала в трело, вроде им до сих пор там пользуются. Очень удобная штука, построенная на принципу японских канбан-досок. В Метрострое было очень хорошо, по-домашнему. Но мне хотелось чего-то большего.

В метро

На строящейся станции метро «Селигерская». Метростроевской формы моего размера не было, поэтому рукава приходилось подворачивать четыре раза

Как ты узнала про Школу редакторов?

Когда я работала в «Вечерней Москве», мой коллега спросил, проверяю ли я свои тексты в Главреде. Я сказала: «Да, да, конечно» — и пошла смотреть, что это такое, потому что ничего об этом не знала. Залила свой текст на проверку и получила пять или шесть баллов. Подумала: «Что за ужасная система, я же гениальный писатель».

Начала читать Справочник Главреда, блог Максима Ильяхова, а потому увидела, что у него книжка есть. Прочитала «Пиши, сокращай» и стала замечать ошибки, которые делаю я и другие. Научилась отличать хороший текст от плохого. Потом через рекламу на фейсбуке узнала про школу.

Прочитала, что «Редактор — капитан корабля», и эти слова мне в голову засели. Я поняла, что это всё про меня. Что хочу учиться, стать кем-то большим и уйти от рутины.

И поступила в ближайший набор?

Нет. Я пошла на курсы писательского мастерства в «Артплее». Там было дешевле, а занятия проходили очно. Мне казалось, что лучше общаться лично с тем, кто тебя учит. К тому же, писательство всегда было мне интересно. Через пару месяцев я ушла — написала один рассказик и поняла, что литературщину на хлеб не намажешь. После этого решила, что пора в школу. Но сначала надо было попрощаться с «Вечеркой».

Если честно, я ушла в «Московский метрострой», чтобы было больше времени заниматься собой. Если бы я продолжала работу в «Вечерней Москве», я бы не пошла в школу. Мы сдавали по три больших текста в день, а когда столько пишешь и колесишь по Москве, очень выматываешься. Все репортажи мы старались писать длинными — в газете система оплаты за знак, поэтому каждый старался написать побольше.

В «Вечерке» работали, пока не сдадим в печать, часто ночами, как и во всей журналистской среде. А в «Московском метрострое» мы сидели ровно с 9 до 18. За пять минут до конца рабочего дня у турникета уже была очередь. В «Метрострое» выпускали четыре полосы в месяц, а в «Вечерней Москве» писали 8 полос ежедневно. У меня появилось много свободного времени, я наконец смогла заняться собой, хотя и превратилась в офисного клерка.

Опера в метро

На одном из ночных репортажей слушала оперу на станции «Кропоткинская». Хорошо, когда такие ночи раз в полгода. В «Вечерке» на ночные репортажи я ходила несколько раз в месяц

Ты поменяла работу и сразу пошла в школу?

Вначале я закончила подготовительные курсы. Прочитала, что так будет больше вероятности попасть в школу на бюджет. После курсов я сама сверстала номер метростроевской газеты, верстальщик сказал, нормально получилось — его напечатали. Я поняла, как много мне дали подготовительные курсы, на журфаке и на работе мне вообще ничего такого не рассказывали.

С твоим опытом вступительное было сделать несложно?

Сложно было выбрать тему. Нам надо было сверстать разворот учебника по физике, химии или биологии. И тут я стала метаться. Начала делать учебник по физике, но её я не люблю, и рассказать нормально не смогла бы. По химии картинок подходящих не нашла. И ничего не осталось, как делать историю.

В универе я получила двойку за экзамен по истории, потому что не ответила на вопрос про Карибский кризис. Стыдоба! И вот у меня появилась возможность закрыть этот гештальт. Я изучила вопрос вдоль и поперёк — фильмы смотрела, книжки читала. Делала очень долго, потому что не поставила себе дедлайны. У меня до сих пор есть проблемы с организованностью, но в школе с этим стало лучше.

В итоге я отправила задание и поняла, что недостаточно сжала картинку. Подумала, что в бюро такие ошибки не прощают и в школу меня не возьмут. Капец, придётся ещё полгода ждать. А всё из-за неорганизованности, сама виновата!

Получила приглашение в школу, обрадовалась. А потом опубликовали рейтинг, я увидела свои щёки на бюджете — на шестом месте. Господи, вот это ничего себе, разве такое бывает — накосячила и прошла? Помогли подготовительные, добавили мне полбалла.

Что дала тебе школа, кроме знаний?

Главная фишка школы — она круто мотивирует. Конечно, учёба не сделает тебя организованным, если ты сам этого не хочешь, но поможет, если есть такая цель.

Какой совет ты дашь студентам школы?

Первый совет — его часто повторяют другие ученики школы — не читать лекции, пока не отметишь ответы в тесте. Я всё распечатывала, выбирала варианты, которые мне казались правильными и только потом читала.

Не знаю как это работает, мы даже в чате это обсуждали — так лучше получается. Сделать тест, прочитать лекцию и ещё раз проверить ответы.

Тест — как навигация, после него ты делишь лекцию на куски и уже понимаешь, где какие ответы искать

Второй совет — изучать работы прошлых студентов и их ошибки. Перед каждым заданием на второй ступени я гуглила задания, смотрела, как их выполняли другие, и старалась сделать лучше.

Ты сама придумала тему диплома?

Идеи у меня не было. Поэтому я пошла к своим начальникам за советом. Спросила, что делать: у меня две недели до диплома, а идей вообще нет. А они мне: «А чего ты думаешь? Возьми свои тренинги по СММ и красиво упакуй».

Я работаю в рекламном агентстве, мой клиент — Леруа Мерлен. Провожу для них тренинги, учу менеджеров эсэмэмить. Идея начальников мне понравилась. Я сделала страничку в редимаге, описала идею — курс молодого бойца для эсэмэмщика.

Ко мне сразу присоединился Вова Казанцев. Мы с ним на второй ступени подружились, ему нравится, что делаю я, а мне — что делает он. Мы ещё тогда решили: если будет распределение, мы с ним забьёмся. Потом написала Лина Артюшина, иллюстратор. Её работы мне понравились, и я взяла второго дизайнера.

А потом Костя Ермолкевич предложил свою помощь в проекте. Я подумала, пускай будет команда больше — проект немаленький.

Преподаватели тоже идею сразу одобрили?

Максим Ильяхов и Илья Синельников разнесли идею. Мы хотели делать курс молодого бойца для эсэмэмщиков. А Максим предложил делать курс для эсэмэмщиков и предпринимателей. У меня был почти готов контент — только редактируй, да упаковывай в письма, но тут наша аудитория поменялась.

Нам понравилась идея Максима, мы переписали понимание задачи и сели за первое письмо. Это был кошмар. Максим всё переписал. Мы поняли, что не тянем тему. Но деваться было уже некуда — дедлайны никто не отменял.

Времени оставалось мало, и тогда я решила написать про себя, как я устроилась на работу эсэмэмщиком и зафакапилась. Костя отредактировал, Максим одобрил — и мы поняли, что надо продолжать писать про свой опыт.

Лина нарисовала к письму клёвые картинки в стиле «Рика и Морти». Я их не сразу поняла, они немного криповые. Но из-за этого здорово контрастируют с темой. Таких иллюстраций к СММ-проектам я ещё не видела.

Короче, проект мы запустили, но диплом не получили.

Письмо

Письмо про опыт работы эсэмэмщиком с иллюстрациями Лины Артюшиной. Полную версию можно прочитать по подписке

Если уже был готов проект, почему не получили диплом?

Мы неправильно согласовывали замечания. А это здесь самое важное. Мне кажется, что можно даже в теме не разбираться, но если правильно согласовывать замечания — диплом получишь. Очень советую всем, кто планирует защищаться, обязательно перечитать все статьи про согласование замечаний в советах бюро.

Если не хочешь переделывать всё бесконечно, то, чёрт возьми, не соглашайся на замечания, а пытайся понять, почему тебе их сделали

Самым сложным было согласование?

Ещё была проблема внутри команды. У нас два дизайнера, они люди творческие. А где два творческих человека, там могут быть два разных взгляда на одну вещь. Лина готовила картинки, Вова попросил её что-то поправить, а она этого не сделала, потому что у неё был свой взгляд. Возникли разногласия, они начали друг на друга обижаться. Команда медленно разваливалась. Я не знала, как с ними поговорить, и написала нашему шефу Коле Товеровскому.

Он посоветовал мне поставить ребят перед выбором: или они мирятся и договариваются, или уходят из проекта. Мне показалось это перебором: они уйдут — у меня не будет команды.

Коля привёл пример Ильи Синельникова про похожую ситуацию на заводе, где все в начале взбунтовались и ушли после такого ультиматума, а на следующей день вернулись. И сказал, что надо сделать первое китайское предупреждение, а если всё будет плохо, то «членов команды, которые ссорятся, надо убирать, иначе будешь есть говно весь проект». А я есть говно не хотела. Убирать ребят тоже не хотела. Поэтому пришлось говорить.

Это моя ошибка. Я взяла в проект двух дизайнеров и не раскидала их по разным задачам. Сейчас Вова занимается сайтом и рассылкой, Лина — иллюстрациями и шрифтами. Надо было сразу так сделать.

В итоге всё разрулили?

С командой — да, с защитой — нет. Нам предложили презентоваться без диплома, но мы не увидели в этом смысла.

Проект живой, и вы собираетесь его развивать?

Да, он у меня на первом месте после работы. Команда у нас классная, ребята вдохновляют: у Вовы хороший вкус, Лина клёво рисует, Костя талантливый редактор, даёт классные советы.

И у нас уже появился партнёр. Я получила письмо с предложением рассказать о нашей рассылке в проекте про СММ и продвижение с похожей целевой аудиторией. Забавно, что написал мне об этом Артём Горбунов. Оказалось, тёзка и однофамилец Артёма Горбунова из бюро.

А где ты сейчас работаешь?

В рекламном агентстве «КБ-12». Курирую контент, учу писать, редактирую, руковожу командами модераторов.

Меня позвала туда моя бывшая коллега. Им нужен был человек, который будет обучать менеджеров, редактировать их тексты и контролировать работу. Я подумала: «Ничего себе. Задача интересная, но вести тренинги я не умею. Опыта нет». На что Саша мне сказала: «Так у тебя же школа. Ты разберёшься». Я решила, что и правда, разберусь. Прошла три собеседования, написала для клиента стратегию — и меня взяли.

К первому тренингу долго готовилась. Собрала в аудитории 30 человек, чтобы испугаться сразу. Подвела техника: первые полчаса не могла подключить компьютер к проектору. У меня Мак, а из сотрудников Леруа Мерлен никто им не пользуется. Долго разбирались, в итоге подключили через второй компьютер.

Я посмотрела на людей — их много, все смотрят на меня. У меня начали потеть ладошки, трястись колени. Решила поскорее сесть, чтобы это было не так заметно. Сижу, обложенная двумя компьютерами, рассказываю что-то про контент-стратегию. Мне казалось, что шучу я невпопад, голос дрожит, и вообще — ужас. А потом получила хороший фидбек: «Аня, круто рассказываешь. У тебя так всё весело и интересно». Меня это мотивировало работать дальше.

Сейчас тренинги проводить не так страшно?

С каждым разом страха всё меньше, но он есть. До тех пор, пока я не начну говорить. Стоит мне открыть рот — и я понимаю, как это круто работать на публику, и кайфую. Мне помог мой опыт работы на ТВ, там учили держать себя перед камерой: как рот открывать, как на людей смотреть. Потом работала на радио. Там научили, как использовать голос.

Самым клёвым опытом был тренинг по редактуре текста на митапе Леруа Мерлен. Всем было так интересно, что вместо полутора часов мы проговорили четыре с половиной. Была заинтересованная аудитория и диалог. Все сходили на обед, вернулись и потом ещё просили меня рассказать что-то про текст.

После тренинга посмотрела запись выступления — оказывается, я очень сильно жестикулирую. Первое время пыталась с этим справиться, а потом решила, что это моя фишка.

На тренинге

Первый тренинг. Рассказываю о контент-стратегии

Леруа

С командой Леруа Мерлен, внутри которой я сейчас работаю

А как же общение со звёздами?

Я успела поработать в журнале «Ваш досуг». Там брала интервью у Хоакина Кортеса. Это танцор фламенко, актёр и бывший парень Наоми Кэмпбелл. В основном знают его по последней должности. Я так переживала перед нашей встречей, а он оказался очень приятным и скромным человеком. Мы с ним селфи минут 20 делали.

Но в журнале я проработала недолго: мне не нравилось, что меня в телефоне все записывают «Анна ваш досуг». Да и когда представлялась, это тоже странно звучало.

Селфи с Хоакином

Ты и в Америке поработать успела?

Я очень хотела поехать в Америку ещё в школе, по программе обмена «Флекс». После этой программы ребята возвращались богами английского, иначе мыслили. Хотелось попасть туда и тоже вернуться другой.

Все мои одноклассники участвовали в конкурсе, чтобы год пожить у хост-семьи в Америке. Для этого нужно было пройти три тура. Первые два я прошла легко, там проверяли знание языка, а на третьем — лидерские способности. Их у меня не обнаружили, и в Америку я не поехала. Мне было очень обидно.

А потом уже студенткой я узнала о программе «Ворк энд Тревел». Это как «Флекс», только в школу ходить не надо. Все пугали, что визу получить сложно. Каждый претендент учил сотню правил пребывания в США перед собеседованием в посольстве. Многие надевали строгую одежду, чтобы не выделяться. А я об этом не подумала и пришла в консульство в ярко-розовой кофте. Картина была такая: все вокруг в сером и чёрном, а я стою в розовом и думаю: «Ну вот и всё, не получила я свою визу».

Дождалась очереди, сдала отпечатки, общаюсь с консулом. Он спрашивает меня: «А ты не захочешь остаться в США?» Я ему: «Конечно нет, у меня тут семья, в магистратуру пойду». А про себя думаю: «Ну, конечно, блин, захочу!». И мне протянули паспорт с красивой визой на полгода. Шалость удалась.

Какие были первые впечатления от Америки?

Когда приехала в Америку и вышла из аэропорта Кеннеди, сразу почувствовала запах океана. Он пахнет не как море, лучше. Вообще вся Америка — другой мир. Это не Азия, не Европа, это параллельная вселенная. Я могу часами на эту тему говорить.

Если говорить о самих американцах, то они тоже какие-то другие. Есть стереотип, что они постоянно улыбаются, и это правда. Мне один местный парень сказал, что они так себя ведут, потому что не хотят портить другому день. Когда тебе улыбаются, ты улыбаешься в ответ и получаешь дозу эндорфинов.

А где именно ты работала?

В магазине для сёрферов. Продавала доски и печатала рисунки на майках. Круто было, что можно было брать доски бесплатно и кататься. Ещё подрабатывала официанткой и хостес. Мне было 20 лет, и я зарабатывала по 800 долларов в неделю. Жила, как олигарх.

В магазине для сёрферов у меня был крутой босс Джим. Каждое лето он приглашает на работу русских ребят и учит с ними язык. Правда, большинство слов его лексикона — это ругательства. Над его рабочим столом до сих пор висят карточки с фразами вроде «eto vigladit kak dermo».

Жилье снимали в 15 минутах от океана вместе с ребятами из России и Украины. Городок называется Бетани Бич, он в штате Делавэр, туда на лето приезжают миллионеры. Очень уютное место: двухэтажные здания, красивое побережье и куча странных магазинчиков, похожих на кукольные домики.

Джим и его таблички

Я с Джимом и его таблички, по которым он учит русский

На складе магазина

Наша команда на складе магазина

Ты путешествовала по Штатам?

Да, мы проехали на машине через всю Америку от Довера до Сан-Франциско. Это было приключение! Побывали в 14 штатах, проехали весь Йеллоустонский национальный парк, видели Большой каньон, огромную секвойю возрастом 3000 лет. Были в Лас-Вегасе. Там нельзя играть до 21 года, но я умудрилась незаметно сесть за однорукого Джека. Выиграла целых 10 центов. До сих пор чек где-то лежит.

А где вы ночевали во время путешествия?

Останавливались в основном в мотелях и кемпингах. Там всё для людей — чисто, аккуратно и с удобствами. На одном из кемпингов душ был лучше, чем дома. Так что наша деревянная будка с дырой в яме — это не про Штаты.

Животные в Америке — отдельная тема. Мы как-то приготовили себе доширак на костре, добавили бекона, получился доширак карбонара, очень ароматный. И смотрим, из мусорного бака вылезают какие-то звери. Оказалось, скунсы. Если скунс повернётся к тебе задом и выпустит секрет, придётся выбросить одежду и состричь волосы — запах въедается насмерть. Мы пару раз пытались их согнать, но испугались и отдали им свой ужин.

Другой случай произошел в Долине каньонов. Мы поставили палатку и ушли. Через час подхожу к палатке и вижу, как изнутри её закрывает маленькая чёрная волосатая рука. У меня шок, пытаюсь понять, у какого человека могут быть такие ладони. Открываю палатку, а там сидит енот и нагло так смотрит: «Чё пришла? Закрой, а то дует». Прогоняли мы его долго.

Что больше всего тебя поразило?

В Америке у меня была самая красивая ночь в жизни. Мы останавливались в кемпинге на дне Большого каньона, и я могла отчётливо разглядеть Млечный Путь.

Секвойя и Каньон

Тысячелетняя секвойя и Большой каньон. Было очень страшно стоять над обрывом, кружилась голова от дикой высоты. Но это было круто. До сих пор не верю, что я там была

Ещё меня поразило абсолютное доверие американцев. Они народ законопослушный: если и нарушают, то по пустякам. Так как преступность в большинстве городов низкая, охраной они не заморачиваются. Например, рядом с нашим домом было огромное кукурузное поле. Фонари не горят, людей рядом нет — мы решили ночью пойти на дело. В штате Делавэр наказание за кражу початка кукурузы — один год. Мы спокойно наворовали лет на десять. Когда съели последнюю кукурузу, стало стыдно, но вернуть ворованное уже не могли.

Ещё в Америку хочешь?

Да, но надо немного подождать. Когда я там жила, мне стало плохо, друзья отвели в госпиталь. У меня взяли кровь и поставили диагноз — обезвоживание. Причём госпиталь был в маленьком городке, но там было всё как в фильмах — сразу переодели в специальную одежду, положили на навороченную кровать, в палате был скайп, и я могла позвонить куда хочу. После осмотра я спросила сколько платить. Мне ответили, что пришлют чек. Думала, будет долларов 20, а оказалось 1500. За то, что у меня взяли кровь и на шести страницах написали про обезвоживание!

Я посоветовалась с Джимом. Он сразу сказал: «Даже не вздумай им платить». Ну, я и улетела. Теперь у меня могут быть проблемы на границе из-за этого долга. Через 10 лет он обнуляется, прошло уже пять. Так что жду.

Клиника

Мое лицо до того, как я узнала, что за анализ крови придется заплатить 1500 баксов

Ты делилась своим списком телеграм-каналов. Что ещё ты читаешь, смотришь, чтобы вдохновиться?

Из новых телеграм-каналов:

  • Беспощадный пиарщик — дикий чувак унижает и растаптывает рекламщиков и пиарщиков. Надеюсь, никогда там не окажусь
  • Незыгарь — сплетни из Кремля, почему-то до сих пор тянет иногда почитать про политику
  • Окейси — как беспощадный пиарщик, только помягче
  • Оди — залипаю на красивые картинки и шрифты
  • Мемопедия — сборник всех мемасов
  • Клиент — что-то вроде Бывшей, только от лица клиента фром хэлл
  • Пёрфект Менеджер — советы по организации себя и других
  • Приложи подорожник — канал не в тему, но мне очень нравится. Его ведёт сестра Люды Сарычевой, пресс-секретарь в больнице
  • Собака съела — тысяча и одна отмазка от работы

Из книг мне очень понравилась «Важные годы» психолога Мэг Джей. Автор рассказывает, что нужно успеть сделать до 30. Вот мы идём в школу, потом в универ, на работу. А в Америке всё иначе. Они заканчивают школу, берут брейк, идут в колледж, зарабатывают деньги на универ, потом идут учиться или остаются на работе, если денег не накопили.

Карьера у них начинается после 30, семью строят уже после 40. Автор считает, что это не самый лучший подход, и рассказывает, почему до 30 так важно успеть сделать больше.

Сейчас читаю книгу Гарри Поттер и методы рационального мышления. О том, что было бы, если бы Поттер был вундеркиндом и смотрел на магию сквозь призму логики.

Для вдохновения я люблю зайти на главную страницу Редимага и посмотреть, какие проекты делают другие ребята. Главное — тренировать насмотренность, и делать лучше, чем у других.