Артём Кожевников. Бросить всё, и выучиться на дизайнера — Кто студент

Артём Кожевников Бросить всё и выучиться на дизайнера

Бывший эксперт по IT-безопасности рассказал, как всей семьёй сменить привычную работу профессией мечты.

Чем занимаешься?

Два года я развивался в сфере IT-безопасности. Но работой мечты оставался дизайн. И три года назад решил стать дизайнером. Скопил сумму, чтобы безболезненно перейти в русло дизайна, уволился с работы и поступил в Школу дизайнеров. Сейчас закончил первую ступень и двигаюсь к профессии.

Расскажи про IT-работу. Что делал?

Я работал на американскую компанию. Начинал с должности инженера технической поддержки на площадках и в офисе с заказчиками. Через пару лет перешёл в отдел экспертов, где развивал направление компьютерной безопасности — изучал сам и обучал заказчиков. Постепенно стал заниматься коучингом — делал презентации на конференциях и консультировал клиентов.

В чем состоит налаживание IT-безопасности?

Для налаживания IT-безопасности нужно знать, какое ПО установлено и как работает, уметь реагировать на нарушения доступа или конфиденциальности информации. Это комплексный подход из практического применения аппаратных средств, вдумчивого применения организационных мер, разработки и применения инструкций и политик обеспечения безопасности, парольной политики или политики хранения данных.

Настраиваю сетевой стек в Остине, Техас

Какие есть опасности?

Для бизнеса самое опасное — это потеря данных. От этого зависит, будут ли работать заводы, будет ли электричество в городе или даже погибнут ли люди. Это сфера проблем связана с тем, что происходит с данными — на месте ли они или подвержены изменениям извне. Бизнес по-разному относится к своим данным и защищает их: решает, нужно их хранить надежно или нет, какие средства для этого применять.

Ты работал в офисе, или у тебя были командировки?

Половину рабочего времени я проводил в командировках на предприятиях, электростанциях и нефтегазовой добыче. Другую половину готовился к презентациям и выступлениям в офисе: общался с заказчиками, разрабатывал инструкции и процессы. На площадках я рассказывал потенциальным клиентам, как защищать свои системы, и проверял их текущую безопасность.

Провожу обследование на станции. Фоткаю всё, что будет интересно мне и команде проектировщиков

Как ты готовил презентации? Как это происходило в первый раз?

Мне нужно было подготовится к конференции в Лаборатории Касперского. Мы хотели показать, как наш продукт помогает пользователям защититься. Я созвонился с экспертами в Штатах. Мы долго исследовали наш продукт и составляли план — как помочь российским пользователям. Выступал в полном зале — около 200 человек, софиты со всех сторон, и мой вялый захлёбывающийся голос.

При подготовке единственным и самым надёжный другом стал Паверпоинт. Я расписывал план выступления и накидывал нужные слайды с тем хорошим, что у нас было.

На конференции «Кибербезопасность АСУ ТП 2016». Выступаю от имени компании Эмерсон

Как ты учился выступать?

У нас очень щепетильно относились к тому, что говорят сотрудники. Я посетил курс презентации внутри компании, дальше набрал книг и вебинаров по совету преподавателя. Учился излагать свои мысли. Больше всего мне помогло короткое руководство с ТЭД, где руководитель рассказывал, как готовит своих тренеров. Его идеи стали для меня координатами.

А дальше боевой опыт: я ориентировался на более опытных коллег из лаборатории Касперского, с которыми тогда мы тесно сотрудничали. Скажу честно: на технических конференциях не так много людей, которые могут рассказать что-то полезное и логически выстраивать выступление. Поэтому мне было важно сделать свои выступления полезными.

Каково это — быть консультантом?

В российском отделении только я занимался вопросом безопасности. Заменял целый отдел: на мне была добыча нового материала, обучение и помощь продавцам, техническим специалистам и заказчикам. Но я понял, что на этой работе не развиваюсь технически и превращаюсь в человека, который умеет только презентовать продукт. Дальше развиваться можно было либо в сторону продаж, либо в сторону руководителя отдела. Полноценный отдел так и не открыли, а роль продажника не прельщала. В юношестве продавал компьютеры, обои и мебель. Устал от самой работы и бюрократии.

Рассказываю про Центр Интегрированных Операций. За моей спиной спроектированный и собранный мной стенд

Почему тебе интересен дизайн?

Это идёт еще с детства. Лет в семь мы с братьями придумывали свою собственную настольную игру. Мы вдохновлялись крутыми настолками вроде ДнД. Придумали игру, нарисовали, продумали правила, протестировали и выпустили. Тогда я понял, что всю свою жизнь с удовольствием бы рисовал. А потом увидел «Ководство» Лебедева, узнал, что существует графический дизайн и эти люди на этом зарабатывают. Тогда и понял, что это работа моей мечты.

Дизайн мне заходит, потому что я трепетно отношусь к иллюстрациям, плакатам и артам. Но я сомневался: действительно ли дизайн для меня или просто нужно стать художником.

Но когда прочитал один из советов Артемия Лебедева «Дизайн делает вещь максимально красивой, не теряя смысла по дороге», понял что это то, что должно мне зайти, ведь красиво делать придётся в любом случае.

Эта мысль дала сил идти дальше. Я несколько раз сомневался и сбивался с этого пути. Всё, что сейчас я знаю о дизайне, меня безумно прёт. Чем больше занимаюсь дизайном, тем больше нравится.

Мне нравится каждая минута, проведённая с мыслью о логотипе, выборе шрифтов. Мне начали нравиться переговоры, а после курса Синельникова открыл для себя, что такое работа. Чувствую, я на правильном пути.

Твой первый проект как дизайнера. Что это было?

Ещё во время учёбы сделал сайт для Института дополнительных творческих профессий. У нас был факультет, на котором учились музыканты, поэты, актёры и танцоры. Им нужен был сайт. Нужно было красиво сверстать им все странички на Вордпресе. Пилили его с однокурсниками год, в итоге самым полезным там было расписание занятий. Теперь никто из музыкантов не может отмазаться, что забыл прийти на репетицию.

Твоя жена тоже дизайнер. У вас идёт какое-то сотрудничество, как вы всё организуете?

Мы лелеем идею когда-нибудь открыть свою студию. Стремимся работать вместе и делимся проектами. Наша работа очень похожа на то, как Массимо Виньелли работал со своей женой — всегда слушаем советы друг друга, потому что это полезная критика.

В Челябинске есть крутая Арена Трактор, куда любит приезжать Дю Солей, и это круто, потому что Дю Солей не приезжает куда попало

Есть интересная история о том, как мы решили стать дизайнерами. Два года назад мы решили, что пора в жизни что-то менять. Мы оба из Челябинска. Жена тогда была специалистом по контекстной рекламе в небольшой студии и занималась прототипированием сайтов. Я показал ей Студию Лебедева, ей понравилось, и мы стали искать, как после 25 можно стать дизайнером. Нашли факультет графического дизайна в петербургском университете. Я уже знал, что хочу поменять свою профессию и для этого нужен плацдарм.

Мы придумали крутейший план: переедем в Питер, моя жена поступит в университет, закончит его и найдёт работу, а пока будет учиться, я буду зарабатывать деньги. А когда она найдёт себе стабильную работу, я уволюсь и найду курсы для себя, через год догоню её в дизайне, и мы будем работать вместе. Половину плана мы уже реализовали.

Скетчим на Крестовском острове

Почему ты пошёл именно в Школу бюро?

Сначала я посмотрел на уровень образования, который получает моя жена в университете. Нас этот уровень не впечатлил, начали искать для меня другие курсы. Искал боевые навыки от крутых дизайнеров. Мой друг, работавший раньше в Бюро Горбунова, посоветовал школу. Бюро уже было у меня в закладках, я начал читать. Вступительный экзамен должен был показать мой дизайнерский уровень: смогу ли поступить, готов ли к каким-то курсам.

Одним вечером спохватился и увидел, что осталось мало времени поступить. Бросил работу и решил попробовать. Было страшно, думал, что недостаточно готов для такой серьёзной школы, ведь контингент студентов — практикующие дизайнеры. Я не мог подставить себя с ними на одной чаше весов, но решился попробовать. За две ночи до дедлайна выгрузил свою работу и стал ждать скрипя зубами. В итоге поступил. Ура.

Вступительное задание в школу. Шпаргалка про хоккей

Какие у тебя были ожидания до начала школы?

Я закончил подготовительные курсы и знал, как будет выглядеть процесс. Это, кстати, очень крутая фишка: ты можешь попробовать процесс сразу. Я понимал, на что иду, ждал огромного количества практических занятий, адового рисования в Фотошопе, создания сайтов и всего всего. А в итоге получил больше, чем ожидал. С самого первого вебинара Синельникова понял, что всё это правильно.

Ты закончил первую ступень. Какие у тебя ощущения?

В школе есть то, что я бы хотел улучшить: больше практических заданий и фидбек от преподавателей. Но и так было достаточно информации, чтобы прокачать себя на пару лет вперёд.

После школы я говорил с другом, который занимает управленческую должность и испытывает проблемы в компании с руководством и подчиненными. Я процитировал ему наши лекции по управлению людьми и собой. После, на совещании с директором, ему сказали, что он цитирует базовые штуки из бизнес-курсов, а он возразил: базовые штуки из курса дизайнеров. И это для меня показатель того, что информация рабочая и её можно применять. Я много делюсь информацией из школы со своими близкими, подсказываю жене, когда у неё проблемы на работе, и это помогает. Многие бесятся, что я веду себя, будто зазубрил, но я многое понимаю, просто ещё не применял. Чем дальше, тем больше убеждаюсь: все эти идеи работают.

Итоговая итерация задания по вёрстке на второй ступени

Какие книги ты советуешь почитать для роста? Что стало для тебя открытием?

Всё началось с книжки психолога Михаила Литвака про психологический вампиризм, стереотипы и ловушки сознания. Эта книга научила меня легче относится к жизни, открыла глаза на мир и дала понять, что возможно всё. Она стала первой ступенькой моего личного роста, я понял, что смогу овладеть мастерством.

Вторая книга — «Пиши, сокращай», Максим Ильяхов и Людмила Сарычева. Я никогда не относился к своему языку так тщательно, как после неё. Но она не только про язык и текст, но и про отношение тебя ко всем и всех к тебе. Когда встречаюсь с друзьями, работающими с текстами, дарю им экземпляр книги. Я знаю, они сами не купят, но им точно надо её прочесть.

И следующая книга — «Сначала скажите „нет“», Джим Кэмп. Я прочитал его сразу же после Ильяхова. У Максима в блоге есть список книг, которые он прочитал и на сколько процентов. Напротив Кэмпа было написано 200%. Я подумал, её действительно стоит прочитать. Кэмп пошёл тяжело, планирую перечитать ещё пару раз. Спасибо Илье Синельникову, что многое объяснил. Кэмпа советую всем друзьям, которые занимаются бизнесом, советовал своей IT-компании. Это лучшее, что я читал про переговоры.

От каких иллюзий ты отказался за последний год?

Я избавился от иллюзии, что дизайн — это всегда весело и прёт. Понял, иногда это просто работа и ремесло, которым ты помогаешь другим людям, зарабатываешь на жизнь.

Ещё я раньше думал, что если буду дизайнером, буду известным. Но я так или иначе буду известным и не до конца бросил эту иллюзию, но только одним дизайном известным не стану. Быть знаменитым дизайнером — это как быть знаменитым водопроводчиком.

А ещё избавился от иллюзии, что что-то невозможно. Возможно всё. Я это ещё не принял, не умею так делать, но правда —возможно всё.