Екатерина Мирошкина. Надо просто пахать — Кто студент

Екатерина Мирошкина Надо просто пахать

Редактор и экономист о смене профессии, работе с государством и о том, почему редакторы иногда не нужны

Когда изучал твои работы, сложилось впечатление, что ты сверхчеловек. Как ты сама себя оцениваешь? Что думаешь о том, что делаешь?

Я обычный человек, который много работает. То, что может показаться сверхъестественным, приносит мне удовольствие. Я работаю по 15−18 часов в день и каждую минуту кайфую от этого. Не могу сказать, что это простая работа и она легко мне даётся. Но я чувствую огромную ответственность, поэтому не могу снижать планку.

Что касается оценки, мне сложно оценить саму себя. За 2 года я написала в Т—Ж почти 400 статей. Если они там публикуются, значит, я хорошо делаю свою работу. Ещё я помогаю мужу в его проектах, пишу для государства и у меня двое детей.

Статистика Т—Ж по авторам. На самом деле моих статей больше, но некоторые публиковались от редакции

Эти два года были одними из самых плодотворных по части текстов и редактуры, но и очень сложными. Я всегда много работала, но в таком режиме, как сейчас — никогда. Пока моя самая большая проблема — нехватка времени.

Кто ты по образованию?

Я экономист, училась в Финансовом университете при Правительстве РФ на специальности «Бухучёт и аудит». Работать бухгалтером начала с третьего курса: мне было 18 лет и как бухгалтер я тогда была абсолютным нулём. Мы ещё даже не начали проходить предметы по специальности. Я пришла устраиваться по объявлению помощником бухгалтера, честно сказала, что студентка и ничего не умею, но научусь. В меня поверили, а я старалась не подвести.

Мой первый рабочий стол. Для заполнения документов был отдельный стол, потому что на одном они не помещались в развернутом виде. Все клиенты спрашивали, почему у вашего бухгалтера такое грустное и серьёзное лицо

Расскажи о работе главбуха. Что это такое и почему насчёт этого столько стереотипов?

Когда я пошла в институт, у меня не было вообще никакого представления о работе бухгалтером: мой папа — военный, мама — учитель русского языка, среди родственников ни одного бухгалтера, не за кем было понаблюдать и понять, как это работает. Всё, что я понимала — что быть экономистом прибыльно и перспективно.

Я училась на втором курсе университета, когда поступила в кулинарное училище, которое находилось через дорогу от дома — просто от скуки. Принесла документы и честно сказала, что учусь в институте и что если меня возьмут, буду ходить и всему учиться. Там я по-настоящему училась: изучала технологию, химию, разбирала промышленные мясорубки и в итоге получила диплом повара четвёртого разряда, хотя по умолчанию после выпуска дают третий.

Когда закончила училище, поняла, что мне всё ещё скучно, и решила устроиться на работу. Мне тогда было 18 лет и острой потребности в работе не было, но сидеть дома в свободное от пар время не хотелось. Нашла объявление в газете, пришла на собеседование, где кроме меня было ещё 30 человек — и мне дали шанс. Когда пришла в первый рабочий день, передо мной выгрузили огромную кучу бумаг. В начале 2000-х редко использовали 1С, всё заполняли вручную в оборотно-сальдовых ведомостях — это такие огромные жёлтые «простыни», которые складывались в шесть раз. Я была в ужасе: не знала, как заполнить платёжку и что такое авансовый отчёт. Было страшно, я начала сама рыть информацию: ходила в банк, в налоговую, читала, ошибалась и училась. Диплом я защищала уже как практик.

Я не знаю, какие стереотипы связаны с работой главбуха. Что это такие люди, которые не расстаются с 1С, налоговым кодексом и калькулятором? Что у них в голове только цифры и декларации? На самом деле бухгалтер — вполне себе творческая профессия. Это тяжелая работа и чтобы развиваться в ней, нужно освоить много смежных сфер. Приходится постоянно изобретать что-то новое, чтобы не переплачивать налоги и не нарушить при этом закон — в учебниках же про это не пишут. О том, как быстро меняются законы и сколько нужно знать главному бухгалтеру, думаю, понятно даже из моих статей.

Свожу дебет с кредитом. У меня уже свой кабинет с новым ремонтом в центре города, но лицо все такое же серьезное, как и в первый год работы. Стол стал гораздо больше

То, как видит жизнь обычный человек, отличается от того, как видит бытовые вещи бухгалтер: любую сделку, операцию, манипуляцию мы сразу раскладываем по отчётам и плану счетов, можем просчитать последствия на много шагов вперёд, выстраиваем схемы для оптимизации. За годы работы формируется определённое мышление, и тот, у кого хорошо получается, становится грамотным экспертом. А тот, кто не хочет глубоко погружаться, прекрасно работает бухгалтером, выписывая доверенности водителям, заполняя путевые листы и подшивая в папочку авансовые отчёты.

Здесь я уже опытный главбух. Готовлю компанию к тендерам, веду бухучёт в нескольких фирмах, выигрываю суды с налоговой и у меня есть помощники на разных участках

Знание бухгалтерии, аналитический склад ума и работа в бизнесе помогли мне стать редактором Тинькофф-журнала. Я до сих пор считаю, что нельзя грамотно писать про все эти штуки, если ты никогда с ними не сталкивался на практике. Или нужно иметь доступ к экспертам из разных сфер.

Когда Т—Ж пишет рядом с моим именем «экономист» — это не понты и не формальность. У меня 10 лет стажа, я прошла все проверки, которые только могут быть, знаю всю эту кухню изнутри и у меня большой опыт в разных сферах: от оформления недвижимости до судов с антимонопольной службой.

Этот опыт никуда не делся, я сохраняю профессиональный уровень, ничего не забыла и могу прямо завтра без проблем включиться в бухгалтерскую работу.

Как получилось, что ты стала писать тексты?

Я всегда хотела и любила писать. В гимназии была главредом настоящей газеты, параллельно писала тексты, сценарии к мероприятиям, стихи. Я гуманитарий, была очень далека от математики, статистики, учёта и всех этих дел. Но ещё я реалист и прагматик. После школы поступила на бюджет в два вуза: в педагогический на литфак с прицелом перевестись на журналистику, когда этот факультет появится, и в финансово-экономический на бухучёт. Когда пришло время отдавать оригинал аттестата в один из вузов, выбрала финансово-экономический.

К текстам больше никогда не планировала возвращаться, но они всегда меня догоняли. Моим первым местом работы было рекламное агентство: я была там бухгалтером, но так получалось, что всегда был запрос на тексты. В то время никаких копирайтеров ещё не было, поэтому ребята справлялись, как могли. Все сидели в одном кабинете: дизайнеры, менеджеры и я.

Однажды я услышала, что клиенту нужны слоган и текст для рекламного ролика — с ходу выдала несколько вариантов, и понеслось. Нужно было написать то рекламную статью в журнал, то придумать объявления для ТВ и радио, слоганы. Потом на каждом из мест работы я занималась подобными штуками, хотя должность в моей трудовой книжке всегда была главный бухгалтер.

Иногда тексты были нужны для выполнения моих обычных обязанностей. Например, нужно было судиться с налоговой, и решение зависело от того, как я составлю иск и подберу аргументацию. Когда нужно было подготовить претензию в антимонопольную службу, переписываться с администрацией, просить отсрочку у поставщиков или требовать оплаты от покупателей, помогало умение правильно и грамотно излагать мысли.

На текстах я тогда не зарабатывала и не собиралась делать их источником дохода. Потом будущий муж узнал, что я пишу стихи, где-то увидел сайт, где за стихи платят. Спросил, почему я на этом не зарабатываю, но меня это только рассмешило. Я хорошо зарабатывала и точно не собиралась писать тексты за деньги. Он предложил сделать сайт, где я буду принимать заказы на поздравления в стихах. Я не восприняла это всерьёз, но сайт он всё-таки сделал.

Написанием текстов я тогда просто развлекалась: занималась этим по вечерам, отдыхая от цифр и отчётов. Как-то быстро появились постоянные заказчики, постепенно на текстах я начала зарабатывать больше, чем на позиции главного бухгалтера

Расскажи о первых клиентах. Как всё происходило, какие были работы?

Тут бы рассказать историю, как я начинала писать по 100 рублей за текст, а потом стала редактором в Тинькофф-журнале, но это будет лукавством. Мой пример вряд ли может быть иллюстрацией к истории о том, как сменить профессию или как заработать в декрете, ничего не делая. Никаких чудес тут нет. Я была опытным человеком, хорошо знала бизнес изнутри и работала на руководящей должности. Я умела вести переговоры, быстро включалась в сложные проекты и могла дать клиентам больше, чем просто текст.

Первый мой заказ — текст про освещение в интерьере. Конечно, с ключевыми словами. Кажется, других текстов в то время и не писали. Написала минут за тридцать, заработала три доллара. Деньги были не важны, поэтому когда заказчик попросил номер кошелька на Вебмани, я не знала, что ответить: никакого кошелька у меня не было. До сих пор не знаю номер своего кошелька и понятия не имею, как его создать — техническими вопросами занимается супруг. Мне кажется, он в этом плане гораздо круче меня: писать тексты не так сложно, как с нуля разобраться в вёрстке, обслуживании виртуальных серверов и работе в новых программах.

Потом были разные темы, всего не перечислить. Думаю, так было у всех: коммерческие предложения, тексты для продвижения сайтов, главные страницы, описания товаров в интернет-магазинах.

Пример из моей почты. Так выглядел обычный запрос на тексты 10 лет назад. Никакого понимания задачи не писали, но всё как-то получалось

Через месяц я была загружена на 100%: приходила из офиса и работала до поздней ночи дома. Быстрый старт и хороший заработок случились в том числе благодаря моему мужу: я писала тексты, а он верстал их на сайте заказчика или даже делал этот сайт. В итоге клиент получал работу под ключ. Мне просто говорили: надо наполнить вот эту рубрику новостями, а вот этот сайт — текстами. Мы могли всё решить вообще без участия клиента. Мне было проще забрать крупный заказ, чем девочке-студентке или молодой маме, которая ищет подработку. Но чтобы так получилось, мужу тоже пришлось поднимать эти темы с нуля и переучиваться.

Сложно было переключиться с бухгалтерии на работу в интернете?

В интернете такая же работа: я не воспринимаю это как возможность писать на берегу моря или свободно планировать график. У меня такого никогда не было.

Сложно было осваивать новые темы. Это сейчас каждый предприниматель знает, с чего начинать работу в интернете, а тогда все были как слепые котята: сначала заказывали тексты, а потом думали, где взять сайт. Мы быстро это поняли — и муж научился делать сайты, а потом их продвигать. Потом я освоила контекстную рекламу и e-commerce. Это был ответ на запрос заказчиков, но именно это помогло нам предлагать больше, и как следствие — больше зарабатывать.

Образование и опыт работы бухгалтером как-то помогали?

Да, помогали. Я могла работать в сложных темах: юридической, бухгалтерской, банковской, страховании и девелопменте. Мне не нужно было ничего выдумывать: я знала матчасть. Я всегда больше любила те темы, за которые больше никто не брался.

Вот такие письма я получала регулярно. Я легко писала на эти темы, хотя многие авторы заранее отказывались

Такое доброе письмо-рекомендацию я неожиданно получила по настоящей почте. Супруги, руководители аудиторской компании, написали на бумаге душевный отзыв и прислали его мне домой. Текст очень милый, местами даже смешной и совсем не деловой. Зато искренний и я его храню

Несколько лет я работала главным редактором новостной и аналитической рубрик на крупном портале о коммерческой недвижимости. И одновременно — штатным копирайтером в веб-студиях и у сетевых ритейлеров федерального масштаба. Я не избежала текстов про ноготочки, пластиковые окна, детские коляски и не стыжусь этого. Одновременно я брала интервью у чиновников, банкиров и владельцев московских торговых центров. Мне было легко, потому что они говорили со мной на равных, ну или я так самонадеянно думала — но это помогало.

Есть книги, курсы, интернет-источники, которые помогли тебе в работе с текстами?

Тогда их не было, или я недостаточно этим интересовалась. Были какие-то книги про гипнотический копирайтинг, но я никогда их не читала и не посещала никаких курсов по убойным текстам. Ни школ для копирайтеров, ни академий успешного успеха — ничего такого. Не потому что я считала себя самой умной, а потому что знала о бизнесе больше, чем просто автор текстов. А ещё потому что никому из авторов этих книг не доверяла.

Я читала книги о бизнесе, но не от коучей или тренеров, а от практиков. Например, книги Олега Тинькова «Я такой как все» и «Как стать бизнесменом». Или «Сырок» Бориса Александрова. Были какие-то книги типа «Век клиента» Максима Поташова, но не могу сказать, что они что-то перевернули в моём мышлении и многому меня научили. На меня вообще сложно повлиять — это и мешает, и помогает в жизни и работе. О том, как писать продающие тексты, я ничего не читала. Следила за отраслью, но не более.

Первой книгой о текстах была «Пиши, сокращай», но она случилась гораздо позже — к тому времени я уже хорошо зарабатывала на текстах. Это то, во что я поверила, и что мне оказалось близко. Потом пыталась читать ещё несколько: например, «Автор, ножницы, бумага» или «Ремесло», но не зашло и не откликнулось, я их даже не дочитала.

В школу редакторов я пришла через много лет после того, как уже была в в профессии.

После одной из конференций о контент-маркетинге я купила книгу и взяла у Максима автограф. Тогда я ещё не работала в Т—Ж, но его пожелание оказалось пророческим

Уход из офиса и смена деятельности сильно изменили твою жизнь?

Жизнь может измениться, если в офисе ты работал, а потом перестал или ленишься. Или если тебе нужен начальник, который будет следить за эффективностью и требовать отчеты. Или когда ты ненавидишь свою работу и коллектив. Или если мечтаешь проводить больше времени с ребёнком и хлопотать по хозяйству, а надо сидеть в офисе с 9 до 18, но все это в тягость.

У меня не было такой проблемы, я нашла единомышленника в лице мужа: мы вместе сидели до 4 утра, работая над проектом, вместе учились новому, ездили на переговоры и брались за казалось бы непосильные задачи. Вместе не были в отпуске, по очереди занимались детьми и ещё умудрились построить дом.

Мне не стало легче работать, у меня не появилось больше свободного времени и меньше ответственности. Я ушла из офиса не для того, чтобы посвятить себя семье или заниматься развитием детей. Хотя у меня их двое, я их родила и воспитываю, я ни на день не прерывала работу. Например, в пятницу я сдала баланс, в понедельник родила ребёнка, во вторник уже приступила к работе, прямо из роддома: готовила документы для крупного тендера.

Так было и с текстами: на второй день после родов, прямо в роддоме я уже писала новости про недвижимость. Сидеть мне было нельзя, поэтому работала, стоя у подоконника. У всех какие-то родительские принадлежности, а у меня ноутбук, калькулятор и документы

Когда начала работать в Т—Ж, нагрузки стало ещё больше, а времени на семью — ещё меньше. Я бы не вытянула такой режим, если бы не помощь и поддержка мужа. Он отказался от своих амбиций и даже некоторых проектов ради того, чтобы я смогла заниматься тем, что мне нравится — работой. Если честно, воспитатели в детском саду даже не знают, как я выгляжу, и кажется, сомневаются, существую ли я вообще. Зато каждый день в Т—Ж выходит моя статья. Многие мамы меня осудят, но это мой выбор. Если бы я не смогла работать, то потухла бы и загрустила. Я очень благодарна своей семье за поддержку и возможности.

Недавно читала интервью Люды Сарычевой и было такое чувство, что она рассказывает о моей жизни. Она одной рукой качала шезлонг и другой печатала текст, а я ногой качала комнатные качели с засыпающим ребенком и писала аналитический обзор о бизнес-центрах, только это было шесть лет назад. Мои заказчики были в шоке, когда узнали, что я недавно родила: они даже не заметили.

Я прошла это два раза и не знаю, что такое сидеть с ребёнком дома, заниматься только им и сколько-то месяцев вообще не работать. Не считаю это героизмом или чем-то ужасным. Я устроена так, а кто-то растворяется в детях и безраздельно посвящает им несколько лет. Всё имеет право на жизнь. Я много работала до текстов, много работаю с текстами. Просто изменилась сфера деятельности, больше ничего.

Неужели ты вообще ничему не училась?

Учиться я начала, когда плотно занялась развитием сайтов и контекстной рекламой. Но это были тематические дисциплины, а успешный успех и гипнотический копирайтинг так и прошли мимо меня. Когда мне нужно было понять тему контекстной рекламы, я смотрела вебинары Яндекса и проходила их тесты. Когда нужно было разобраться в работе Маркета, я ехала в офис Яндекса и слушала лекции от тех, кто всё это создал.

Иногда я всё-таки слушала какие-то мотивирующие лекции, но специально на них не ездила. Например, я была в Олимпийском на конференции, которую проводит amoСRM. Там было что-то про личный бренд от Ксении Собчак и лозунги от Оскара Хартманна. Все прыгали, кричали, махали руками, но меня это не вдохновляет. Мне было интересно слушать про виджеты от владельца сервиса Михаила Токовинина и про нейронные сети от маркетолога Яндекса Андрея Себранта.

Мне не нужна теоретическая мотивация: я не верю, что это работает. Считаю, что надо просто пахать. Вот я хотела разобраться, как получить сертификат партнёра amoСRM — для этого надо сдать экзамен, поэтому вернулась с конференции, изучила программу, сдала экзамен и получила сертификат. А прыжки и взмахи руками не помогают. Не знаю других путей получить то, к чему стремишься. Что говорили Собчак и Хартманн я сразу забыла, хотя всё записывала. Но возможно, всё это работает.

Что тебе помогало развиваться как автору и редактору, если ты ничего не читала про тексты?

Я вообще не думала об этом, просто работала и всё получалось. Я не верю, что книги о текстах сами по себе могут научить хорошо писать кого угодно. Или что можно пройти какие-то курсы и внезапно стать крутым редактором и научиться работать с клиентом на чужом опыте. Но может быть, я так считаю, потому что сама пока не стала крутым редактором.

Считаю, что ни один автор текстов не знает о том, что нужно клиенту лучше, чем сам клиент. А стандарты работы одного редактора совершенно не подойдут другому. И если ты в принципе не умеешь писать: тяжело складывать слова, подбирать обороты, формулировать мысль, то надо заняться чем-то другим. Например, научиться верстать, делать ролики или программировать. Можно сколько угодно использовать приёмы из книг, курсов и школ, но нет никакой единой для всех методики, общих правил и единственно верного способа написать хороший и полезный текст. Хотя бы потому, что критерии полезности у всех разные и для этого всё-таки надо иметь талант, навык и какое-то внутреннее чутьё.

В своё время я очень прониклась идеей полезного действия и инфостиля. Это настолько откликнулось во мне, что под впечатлением я убеждала клиента убрать из описания жилого комплекса эпитеты, сложные речевые обороты и украшательства. Мол, надо больше про пользу: какие лифты, что с безопасностью, есть ли аптека и магазин рядом, кто строит, кто управляет, когда сдадут дом, есть ли парковка. Ответ заказчика все расставил по местам: «Катя, наши клиенты не покупают пользу, они покупают мечту. Им не надо рассказывать про безопасность, они даже не думают, что её тут может не быть. Расскажите им про роскошный вид из окна, про чашечку ароматного кофе на лоджии с видом на Кремль и про их статус, который ещё больше подчеркнёт покупка дорогих апартаментов. Дайте нам текст про эксклюзивный дизайн фасадов и изысканные интерьеры — без конкретики. Мы десять лет продаём элитные квартиры и мы знаем, что тут работает».

Мне было так обидно, ведь я искренне считала, что это сделало текст хуже. Тогда я только-только закончила читать «Пиши, сокращай», стала работать в Т—Ж и какое-то время была немножечко зомбирована инфостилем. Правда, это быстро прошло — категоричность сменилась философским подходом

Спустя два года работа на госпроекте и обратная связь от читателей Т—Ж окончательно убедили меня в том, что некоторые вещи бесят всех не потому что они неправильные, а потому что кто-то просто сильно от них бесится. Я больше не страдаю, когда вижу Вы с большой буквы, хотя по своей воле так не напишу. А как развиваться и чему учиться, каждый решает сам. У меня нет универсального рецепта.

Ты сказала, что занималась не только текстами, но и созданием сайтов. Ты сейчас занимаешься сайтами или только пишешь?

Много лет мы с мужем вели проекты, в которых я была не только автором текстов. Но потом появился Тинькофф-журнал, всё быстро закрутилось — моя нагрузка как редактора многократно возросла и я почувствовала, что нужна в этом месте, что это моё.

Я уже не могла уделять столько времени нашим проектам, но была команда, работали люди. Сейчас всеми делами занимается муж. Я помогаю как менеджер, консультирую, но уже не могу писать тексты про ламинат и ремонт квартир. Это делегировали другому человеку, а я помогаю. Все технические вопросы решает муж. Ещё есть люди в штате и на аутсорсе: контент-менеджеры и программисты. Но я сейчас на 99% занята как редактор.

Когда-нибудь во время работы с клиентами у тебя случались провалы, из-за которых заказ не принимали?

Однажды ко мне обратились за текстами для какого-то очень крутого, перспективного и денежного проекта. Клиента привёл уважаемый человек, которого я знала и которому доверяла. Поехали на встречу в другой город, там было всё круто: за нами приехали на БМВ последней модели, привезли в какой-то крутой офис, отвели в ресторан. Было очень душевно, много обсуждали этот проект. По возвращении я написала какие-то тексты, но предоплату не взяла: люди очень внушили доверие. За первый этап денег мы не дождались, а потом клиент и вовсе пропал. Спустя время я поняла, что этот проект был никаким не инвестиционным, а похожим на пирамиду, хотя обставлено всё было иначе. Они так и не запустились, а мы выдохнули, что нас не втянули в эту историю.

Как у всех, кто работал на сайтах удалённой работы, были взломы аккаунтов, обманы с переводами и получение предоплаты под моё имя. Не знаю, как там сейчас с безопасностью, но лет шесть-восемь назад бывало всякое.

Однажды ко мне обратился парень с просьбой написать бизнес-план. Я умела делать такие штуки, потому что я экономист и много работала с банками. Он хотел привлечь 700 тысяч рублей инвестиций на развитие магазина по продаже сотовых телефонов. Банк просил обоснование, и это нужно было описать языком экономиста: с одной стороны — убедить словом, с другой — цифрой. Самый хороший редактор так сделать не сможет, потому что не понимает бухгалтерию, а я могу. И вот этот заказчик рассказывает, что ему нужны 700 тысяч. Тогда у него было много планов и маленький офис. Он чувствовал, что это хорошая ниша, но денег на оборудование и всё остальное не было. Мне его планы показались несерьёзными, но текст я написала. Потом он обращался ко мне ещё пару раз, но я отказывала: тема сотовых телефонов от меня далека. Мне не очень это нравилось, а его планы я считала просто амбициями молодого парня.

Спустя несколько лет тот магазин вошёл в топ-30 крупнейших компаний рунета, а он был в рейтингах Форбс с миллиардными оборотами. Сейчас вспоминаю, как тот мальчик приходил ко мне за описанием проекта, и думаю: «А вдруг его дело пошло в гору с тех 700 тысяч рублей?»

Ещё у меня есть такой недостаток: я хочу объять необъятное и не рассчитываю свои силы. Я пять лет отвечала за новости на крупном портале коммерческой недвижимости: за ежедневные публикации, интервью, аналитику, пресс-релизы. И вот я поехала на крупную конференцию по коммерческой недвижимости, чтобы взять там интервью у девелоперов, узнать о новых проектах и потом сделать крутые материалы. Собрала кучу полезного, но выпустила совсем мало. То ли перегорела, то ли бросилась в пучину новых задач, то ли просто не осилила обработку такого объёма. По факту взяла за правило не брать сразу десять интервью и не работать над несколькими статьями, а съездить и взять только одно. Потом так и делала.

В Тинькофф-журнале я уже несколько месяцев обещаю написать статьи, которые очень ждут. Меня постоянно гложет чувство вины за это, но я физически никак не могу их закончить. Каждый раз думаю: всё, вот эту новость я пишу за 4 часа, а потом берусь за статью. Но никогда так не получается: вместо четырёх часов я трачу на новость девять, и на статью не остаётся ни сил, ни времени. А новости всё-таки для меня на первом месте: статьи напишут другие авторы, а новости пока пишу только я и они должны выходить ежедневно. Эта рубрика очень дорога мне и я уже не представляю свой день без новой темы.

На Фейсбуке ты написала пост про редакторов, которые слишком много на себя берут. Почему решила написать об этом? Посоветуй, как редактору высказывать своё мнение и при этом не учить других жить.

Я тоже любитель поучить и поумничать, даже когда не просят. Смысл поста был не в том, что делиться своим мнением не надо. Конечно, в этом есть огромная польза, а редактор и правда может спасти проект. Многие редакторы — не только крутые профессионалы, но и по-житейски мудрые люди. Почему бы им не поучить других, особенно, если на это есть спрос. Дело в другом.

Иногда редактору кажется, что он может решить все проблемы мира правильно подобранными словами: повесить плакат в поликлинике и все врачи начнут внимательно относиться к пациентам, написать объявление в коридоре и все пациенты станут вежливыми с врачами. Вот придёт редактор, придумает, что написать на табличке во дворе или на вывеске в продуктовом магазине, и сразу все проблемы решатся. Мне и самой нравится так думать.

У вас проблема — вот вам текст. Не знаете, как написать письмо — вот вам инструкция на все случаи жизни. Хотите бороться с хамством — держите плакат. Надоели очереди в поликлиниках — напишите объявление, вот шаблон.

Сейчас мы всем скажем, что хорошо, а что всех бесит, и всё заработает, жизнь наладится. Все начнут соблюдать законы, писать эффективные письма и перестанут хамить — я отношусь к этому скептически

Можно сколько угодно расставлять таблички во дворе, чтобы не гуляли с собаками, но люди всё равно будут гулять там с собаками, просто потому что у них нет другого места. Можно сколько угодно звать людей на общее собрание собственников грамотно написанными объявлениями, но люди всё равно не придут по разным причинам. Иногда объявление, слово, плакат, статья вообще ничего не решают.

Но всё это не отменяет пользы просветительской работы и важности всех крутых штук, которые делают редакторы.

На этот пост написал ответ Максим Ильяхов, со стороны могло показаться, что у нас возник спор — это не так. Мне кто-то даже написал, что теперь меня уволят из Т—Ж, потому что «да как я посмела». Это смешно, потому что из Т—Ж не увольняют за личное мнение, а предмета спора вообще не было. Мы с Максимом спорим, но по другим вопросам — это касается моих статей. Я не всегда с ним согласна, но это не тот случай. По посту Максима мне стало понятно, что свою мысль я донести не смогла. Но это только моя проблема, понимать мой посыл никто не обязан, разделять — тем более.

Текст мало что решает, но это не повод не писать. Заметка Максима Ильяхова

Расскажи о госпроекте, над которым ты работаешь.

У меня периодически появляются предложения от банков, юридических компаний, бухгалтерских сервисов и издательств. Но у нас есть правило: если работаешь в Т—Ж, не можешь писать для конкурентов или на смежные темы для организаций, интересы которых пересекаются с банком. Это правило я абсолютно принимаю и строго соблюдаю. Заказы на другие темы я не беру ещё и из-за высокой загрузки в Т—Ж.

Однажды мне поступило предложение от компании, которая разрабатывает и развивает государственный проект. От него я тоже собиралась отказаться, но после личной беседы с руководителями поняла, что им действительно нужна моя экспертиза. Может быть, даже больше, чем редакторский навык.

Когда я почитала тексты, то поняла, что должна принять в нем участие. Ну вот так бывает, когда ты реально чувствуешь, что должен это сделать, пожертвовав временем, силами, отдыхом и сном. Не ради денег, не ради статуса или славы, а потому что можешь принести пользу. Ведь эти тексты читают люди и, наверное, как-то используют их для решения своих проблем. Но там не всё в порядке с экспертизой, и меня всегда это тревожит. Я читаю много текстов на разных сайтах, которым люди точно верят, но советы там опасные или вообще неправда.

Мне пока не хочется называть этот проект, хотя его, конечно, все знают. Я горжусь каждым своим текстом и работаю с искренним желанием сделать хорошо. Там не все тексты мои, а я знаю, как это обычно бывает: начнется непрошенный анализ, критика и рекомендации по улучшению. Умные критики не знают, какая там команда, сколько труда они вкладывают и как все это сложно устроено. А оправдываться за чужую работу или что-то, что невозможно изменить из-за согласований, я не хочу. Да, там пока неидеальные тексты, многое нужно переделать, но я каждый день над этим работаю.

Концепция этого проекта не пересекается с банком. Я участвую в нем больше полугода и надеюсь, что уже принесла какую-то пользу.