Екатерина Сазонова. Из Парижа с любовью — Кто студент

Екатерина Сазонова Из Парижа с любовью

Бывший педагог рассказала о работе с детьми, проверке фактов и переезде во Францию.

Какое место занимает педагогика в твоей жизни?

Сам вопрос провоцирует ответить, что ничего. Я выбирала не педагогический вуз, а филологический факультет, потому что любила русский язык и читать.

В 15 лет переехала в Санкт-Петербург из небольшого уральского городка. На фоне петербургских школьников проигрывала и 10−11 класс работала, чтобы выйти на их уровень. Поступала в 3 университета, чтобы попасть на бюджет. Бесплатно поступила в педагогический, но это больше про филфак, чем про педагогику.

В детстве я хотела быть учителем и после учёбы с удовольствием год преподавала пятиклассникам русский язык и литературу. Но поняла, что если я продолжу, у меня не останется времени на собственную жизнь. Я постоянно думала о детях, проверяла тетрадки, погрузилась в их проблемы. Это отнимало много времени и душевных сил. Я поняла, что это была хорошая практика, но продолжать не хочу.

Потом я хотела учиться на психолога, но выбрала компромисс между своими желаниями и желаниями родителей и училась на логопеда.

Как выглядит работа логопеда? Он исправляет детям речь?

Логопеды работают и со взрослыми: например, после инсульта нужно восстанавливать речь. И с детьми, когда они неправильно произносят звуки или у них задержка развития речи.

Я дважды проходила месячную практику в детском саду и поняла, что представляла себе эту профессию иначе. От знакомых слышала: «Я в детстве боялся логопедов, они совали мне в рот какие-то металлические штуки и заставляли произносить непонятные стишки». Я так не делала.

Большинству детей нравится ходить к логопеду, потому что в садике 30 человек в группе, а они хотят личного внимания к себе. А когда ребенок приходит на индивидуальное занятие к логопеду, он счастлив: 20 минут взрослая тётя только с ним.

Детские книги я начала собирать задолго до рождения сына. Это особенная категория, мы почти всё увезли с собой. Самые любимые — книги Астрид Линдгрен. Из современных детских писателей очень нравится Анника Тор и её трилогия «Остров в море». Это история двух еврейских девочек-сестёр, которых во время войны эвакуировали из Вены в Гётеборг. Ещё всей семьёй любим «Вафельное сердце» Марии Парр, серию про бобра Кастора Ларса Клинтинга и книги про Петсона и Финдуса Свена Нурдквиста

Какой совет ты бы дала по поводу работы с детьми? Как к этому относиться?

Серьёзно и ответственно. Помнить, что они на тебя равняются, видят всё. Нельзя учить ребёнка быть честным, но самому обманывать по мелочам. Странно говорить «не ешь сладкое, будет кариес», а самой набивать рот конфетами. По тем же принципам я воспитываю собственного ребёнка.

Ещё детей нужно любить. Люди, которые не любят детей и идут в педагогику, решают собственные психологические проблемы. Не могут самоутвердиться среди взрослых, а среди детей это легче.

Почему и как происходит выгорание у педагогов?

Потому же, почему и у матерей, у редакторов, у водителей-дальнобойщиков. В профессиях, связанных с общением с людьми, особенно нужна психологическая поддержка. Людмила Петрановская называет такие профессии «помогающими», то есть мы помогаем, но нам и самим трудно. Сюда идут эмпаты, но долго сочувствовать без поддержки специалиста утомительно.

От детей есть отдача, отсюда соблазн погрузиться в работу с головой. А когда погружаешься, неделями не отвлекаешься, происходит выгорание.

Посоветуй почитать одну книжку, работу или монографию по педагогике.

Если про детей, то Людмила Петрановская — «Тайная опора». Для меня это основополагающая книга.

Как ты начала писать?

Дедушка работал ответственным секретарём в ежедневной газете. В детстве я приходила к нему в редакцию, наблюдала. В 6−7 пыталась писать какие-то рассказы, стишки, думала стать журналистом. Но дедушка сказал: «Журфак — это скучно. Тебе придётся писать, как пенсионерку сбил грузовик. Поэтому иди на филфак, там научат лучше». Я и пошла на филфак, но не получила того, чего ожидала. Там не научили писать, мы больше читали.

А первый твой коммерческий проект?

Первый коммерческий проект был иллюстрацией в дедушкину газету. Я нарисовала сову и получила за нее 5 000 рублей — можно было купить три чупа-чупса. Чувствовала себя шикарно, мне положили их в конверт, подписали имя и фамилию.

По-взрослому первый раз опубликовалась случайно. Сестра приятеля работала в Cosmopolitan, прочитала мой ЖЖ и сказала: «Кать, ты неплохо пишешь. Давай-ка мы тебя опубликуем». И дала контакты нескольких редакторов. Это был 2010 год и моя первая крупная статья в Cosmopolitan про логопедию у взрослых. Для формата журнала это было довольно интересно.

Все отдыхают в гостях у друзей в Стокгольме. А я отвечаю на рабочие письма в #sekta

Как ты дальше развивалась?

Я бралась за всё, писала гороскопы, обзоры книг в небольшой питерский журнал. Потом устроилась в научно-популярный журнал пишущим редактором. Это был трансформирующий опыт. Я писала свои тексты и редактировала чужие.

Как перестраивалась для такой работы?

До этого я не была знакома с проверкой фактов. Теперь приходилось много читать, изучать, прежде чем писать и редактировать. Проверяла за авторами, которые писали иногда совершенно неадекватные вещи. Непонятно откуда брали цифры и данные.

Приведи пример?

Один научный сотрудник писал статьи из кусков Википедии. Год я работала с его статьями: как литературный раб писала их заново и подписывала его именем. Гонорар тоже получал он. Сейчас я бы за такое не взялась. Но это была первая серьёзная редакторская работа, и я была растеряна.

Ещё я задавала вопросы, которые можно было решить, составив редполитику.

Например?

Я дёргала коллегу каждую минуту первого месяца: «А „миллион“ мы пишем в сокращении или полным словом? А цифры прописью? Как понять, как правильно, где посмотреть?» Она мне говорила: «Ты спрашивай, я тебе отвечу». Это отнимало время и у меня, и у неё. В остальном перестраиваться не пришлось. Я открыла для себя тогда glvrd.ru, и это помогло.

Как проверять данные?

Гуглить на английском. Мало хороших научных статей на русском. Если речь о медицине, то проверять на Пабмеде. Исследование медицинских препаратов должно быть плацебоконтролируемым, например. Я в основном ищу в англоязычном интернете. Можно и по-русски искать, но читать очень внимательно: за исследования иногда выдаются статьи, которые пишут копирайтеры.

В плане редактуры других людей, что для тебя сложнее всего?

Не переписывать самой. Хочется, чтобы постоянный автор издания рос. Ты не чувствуешь удовлетворения, когда переписываешь статью почти полностью и выдаёшь за его. И он не понимает, как надо делать. Я стараюсь объяснять, пока человек сам не поймёт. Задаю наводящие вопросы, даю ссылки, что почитать, но стараюсь от автора получить оригинальный материал.

Я сейчас работаю над черновиком статьи для журнала, где редакторы задают вопросы, вызывающие восторг. Я сама бы не подумала об этом. Например, в Париже можно купить билет у водителя автобуса за 2 евро, а редактор спрашивает: «А карточки принимают?» И я понимаю: «Как я об этом не подумала?» Главное — задавать правильные вопросы так, чтобы потом человек мог сделать сам.

Кто и зачем читает научпоп в 2018 году?

У моей бабушки есть фраза «ни уму, ни сердцу». Хорошие научно-популярные статьи — и тому, и другому. Это позволяет приятно провести время и при этом чем-то обогатить себя.

Но научпоп на бумаге уже не так актуален. Хотя такие журналы читают студенты и молодые люди около 30. На них подписываются пенсионеры, открытые к тому, чтобы молодёжь их чему-то учила, и даже люди в местах не столь отдалённых.

Что такое «Школа идеального тела»?

Несколько лет назад Оля Маркес из группы Alai Oli была озабочена своей физической формой и собрала вокруг себя друзей, приятелей, чтобы заниматься вместе интервальными тренировками. Это вылилось в движение по всему миру: они дают советы по питанию и тренировкам. Чаще всего там преподают на добровольческой основе без специального образования. Но я проверила на себе — это работает.

Моя подруга работала там в научном отделе, они как раз начали подкреплять все свои рекомендации по питанию и тренировкам научными данными, опирались на англоязычные исследования, как я люблю.

Когда я сидела в декрете, эта подруга позвала меня помочь. В итоге всё вылилось в выпуск приложения для Айфона и Андроида. Там я получила опыт организации работы программистов, тестирования, техподдержки. Я не жалею, классный опыт.

Первые несколько месяцев работы в #sekta выглядели так

Работать дома с маленьким ребёнком оказалось непросто. Поэтому по выходным я оставляла сына мужу и шла на несколько часов в кафе рядом с домом. Чтобы не отвлекаться на разговоры за соседними столиками, включала «белый шум» в наушниках. До сих пор иногда использую его, чтобы сосредоточиться. Собственные миксы из шума дождя, поезда, ветра или воды составляю на noisli.com

Ты упомянула опыт организации работы. По каким принципам ты организуешь работу команды?

У нас было три программиста-разработчика, руководитель проекта и я. Руководитель проекта генерировала идеи, а мы обсуждали, как сделать. Я слушала руководство, задавала вопросы и объясняла разработчикам. Потом фиксировала ошибки, проверяла, как поняли разработчики. Была связующим звеном между руководством и разработчиками. Не думаю, что это особый метод. Но работа делалась.

С какими конфликтами ты сталкивалась и как решала?

В команде не сталкивалась с конфликтами. Но я неконфликтный человек и не провоцирую.

А включая весь рабочий опыт, как ты сталкивалась с конфликтами? Как справлялась?

Не могу сказать, что у меня были конфликты. Последний конфликт был с работодателем, когда он говорил, что мой муж плохой человек. Но этот конфликт не касается профессиональной деятельности. Я просто прекратила разговор, не люблю тёрки и склонна сглаживать углы.

В чём для тебя сложность удалённой работы, с какими новыми сценариями ты столкнулась?

Я работаю удалённо три года. Начала, когда родился ребенок, и так и не вышла в офис. Работала на старого работодателя удаленно, потом с другими людьми. Также я писала статьи как внештатник. Главная сложность в том, что дома сложно сконцентрироваться. Пробую так и эдак: что-то срабатывает, что-то нет. Пока ребёнок в садик не ходил, было сложнее: он хочет внимания, а я работаю. С садиком лучше, но по-прежнему велико искушение отвлечься.

Мне помог фиксированный рабочий день. Я отвожу ребенка в садик, возвращаюсь, завтракаю и сажусь работать. Работаю час-два и делаю перерыв. Потом снова сажусь и работаю, пока не нужно забирать ребенка из садика. Когда я выделила себе 4−5 часов рабочего времени, стало проще. Плюс удалила с телефона все соцсети.

Ты используешь какие-то программы, органайзеры, чтобы как-то контролировать своё время?

Я всё время в поиске подходящего списка дел. Не могу найти того, что подойдёт идеально. Пока остановилась на рукописном списке в блокноте, но и это мне не совсем подходит. Для фиксированных мероприятий, вроде нашего интервью или выступления хора в садике, использую Гугл-календарь, где у нас с мужем настроен совместный доступ. Для списка дел пробовала Evernote, Wunderlist, Trello. Обычно мечусь между несколькими и пока не забывала ни о чём. Стараюсь всё записывать куда-нибудь.

Что такое фонд AdVita? Что ты там делала?

AdVita помогает раковым больным по всей стране из штаб-квартиры в Петербурге. Мы с мужем по возможности занимаемся благотворительностью. Пока жили в Санкт-Петербурге, муж ходил сдавать кровь, а я переводила деньги каждый месяц. Когда стали переезжать, у нас было много книг, не все я успела прочитать. Я устроила распродажу и все деньги перечислила в фонд AdVita. Получилось 12,5 тысяч. Это немного, люди и по 100 тысяч переводят. Но я счастлива, что и книги в хороших руках, и помогли кому-то.

Расскажи, как ты начала бегать? Что это для тебя в жизни?

Бег — мой главный психотерапевт в последние полтора года. Начала, когда переехали в Париж. Я всегда была физически слабым ребенком: астма, аллергия, вечное освобождение от физкультуры. Не верила, что смогу серьёзно заниматься спортом. А когда переехала, увидела что французские бабушки бегают по набережной Сены, решила попробовать. 9 недель следовала указаниям в программе Couch to 5k. Решила, если заболят колени, прекращу, пойду к врачу или в школу бега.

Когда начинала бегать, тренировалась на набережной Сены. И это по-прежнему одно из моих самых любимых мест для пробежек

Хотела проверить, получится ли. Пока пробегала максимум 13 км, но в голове держу, что хочу полный марафон.

Это единственный вид спорта, в котором мне не приходится заставлять себя заниматься. Бегу с радостью, чтобы побыть наедине с собой.

Расскажи про эмиграцию во Францию. Почему ты решила переехать?

Нам с мужем всегда хотелось попробовать жить за границей, мы путешествовали по Европе. Думали о переезде ещё до рождения ребенка.

Мы начали путешествовать, когда сыну исполнилось 7 месяцев. Например, на этой фотографии гуляем по бывшей столице Швеции — Сигтуне. Первое время путешествия давались легко, потому что сын много спал в коляске. Теперь приходится считаться с его мнением и выбирать места, интересные нам всем

Когда муж понял, что в России у него мало перспектив для профессионального роста, мы решили попробовать. Его пригласили в Париж — мы подумали, что такой шанс может выпадать раз в жизни и переехали в марте 2017 года.

С какой сложностью ты столкнулась при переезде: с психологической, материальной?

Здесь всё дороже. Первое время цены переводила в рубли, и волосы шевелились на голове. Сложно, когда не говоришь на языке страны. Я учила в школе французский, немного в университете на курсы ходила, но между последним подходом в изучении языка и переездом прошло 6 лет. В итоге приехала практически с нулём. У мужа свободный английский, работа на английском, но ему тоже с нуля приходиться учить. До сих пор сложно. С учёбой и разными делами я не всегда нахожу время на занятия французским.

Никак не могу привыкнуть к парижским каруселям. Праздничные и нарядные, они стоят в парках, как что-то само собой разумеющееся. В первые разы забиралась покататься вместе с сыном

В этом году мы с мужем обменяли российские водительские права на французские и стали много путешествовать по стране. Даже двухдневные поездки перезаряжают батарейки и дают ощущение полноценного отпуска. А ещё — свободу остановиться рядом с маковым полем и запилить селфи 🙂

Потом ты начинаешь объясняться: кривовато, но тебя понимают. Это переломный момент: для бытовых нужд уже достаточно того, что есть, и трудно найти мотивацию продолжать. Когда закончится плотное обучение в школе, продолжу с французским.

Еще одна сложность — круг общения. Мы быстро нашли знакомых. Это не заменяет общение с людьми, с которыми дружил годами. Но ребята отличные.

А ещё ты не понимаешь правил, как всё устроено, даже если знаешь язык.

Какие правила?

Например, с французами нельзя дважды здороваться. Здороваешься с охранником в садике утром, и, когда через три часа приходишь забирать ребенка, важно сказать не bonjour, а rebonjour, то есть «здравствуйте ещё раз». Здороваться дважды — грубо.

В чём разница менталитетов?

Французы очень вежливые. В России мне говорят, что это неискренне. Но если это таксист или продавец в булочной, с которым нужно общаться две минуты, я предпочту, чтобы он был неискренне вежливым. Потому что когда в России на меня рявкает кассир — это неприятно.

Я захотела побывать в Сен-Мало, когда прочитала «Весь невидимый нам свет» Энтони Дорра. Идти по следам героев — особенное удовольствие

Франция — это не только круассаны и Эйфелева башня. Понимаешь это почти сразу, едва выезжаешь за пределы Парижа. Мне очень нравится Нормандия с её суровым морем, ветром и вкуснейшим сидром

Они меньше рассказывают о проблемах, переживаниях, меньше откровенничают. Ответ на вопрос «как дела?» никому не важен — нужно ответить, что всё хорошо. Может быть, это потому что у нас нет здесь близких друзей-французов. Хочется верить, что между собой у них более тесные отношения.

Здесь нормально, когда ты впервые видишь человека и он при встрече тебя целует в щеки. В Париже целуются дважды, а на юге Франции можно рассчитывать и на шесть поцелуев. При всей закрытости они обнимаются и целуются при встрече с малознакомыми людьми, а в кафе сидят плечом к плечу с незнакомцами.

Что бы ты посоветовала человеку, который хочет куда-то переехать? Как относиться к переезду? Что сделать?

Понять, зачем едешь. У многих сейчас настроение «пора валить». У меня тоже так было, но переехала с другой мотивацией — чтобы пожить. Так больше пространства для манёвра. Потому что если сказать взрослому человеку, у которого есть жилье, друзья, работа, собака, что он переезжает в другую страну и больше не вернется — это введёт в дичайший стресс. Поэтому правильно дать себе срок на то, чтобы передумать.

Пакую нажитое, сын помогает. Теперь, покупая что-то новое, всегда думаю, где буду хранить эту вещь и так ли она мне нужна

Мы переехали с семью чемоданами и двумя рюкзаками. Упаковывая вещи, пришлось проявлять смекалку. В обувь отлично помещаются баночки со специями, а в кейс с шуруповёртом — детские игрушки

Из всей нашей библиотеки я отобрала три коробки книг, которые хотела бы забрать с собой. Здесь «Щегол» Донны Тартт, «Рассечение Стоуна» Абрахама Вергезе, «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Весь невидимый нам свет» Энтони Дорра, четырёхтомник Довлатова, автобиография Сельмы Лагерлёф в двух частях, прекрасный «Подстрочник» Лилианны Лунгиной

Когда мы приехали, муж был в ужасе от того, как французы говорят по-английски. Говорил: «Уезжаем, это невозможно. Они меня не понимают, я их не понимаю». Решили пожить год и снова обсудить. В наше время не бывает, что уезжаешь без возможности вернуться, но лучше оговорить эту возможность в начале.

Ещё полезно читать людей, переехавших в ту же страну. Не стесняться задавать вопросы и просить о помощи. Брать с собой меньше вещей, заранее учить язык.

Первые дни в Париже. Мы сняли квартиру без мебели и потратили несколько месяцев на то, чтобы купить всё необходимое

А как ты узнала о Школе редакторов?

Я узнала о ней, пока работала в журнале: нашла glvrd.ru и проверяла там свои статьи. Казалось, это вершина редакторского мастерства. Однажды зашла на сайт бюро, увидела, что есть школа. Хотела попросить руководство меня отправить туда, но такое не практиковалось, и я подумала, что сама когда-нибудь пойду. Держала это в голове, читала выпускников, а когда ребёнок пошёл в садик, поговорила с мужем и пошла учиться. Мне было важно, чтобы он меня поддержал и не было обид, что я много занимаюсь и уделяю мало времени семье.

Для того, чтобы сделать вступительное задание, пришлось осваивать Иллюстратор. Но тему выбрала быстро: всегда была интересна Великая Депрессия

Что ты хотела получить от школы?

Хотелось погрузиться в тусовку. Плюс я училась всему сама и хотела систематизировать знания, научиться вещам, которых не знаю. Для меня это журфак, которого у меня никогда не было. Даже лучше.

Что изменилось в тебе?

Я стала больше мыслить продуктом. Раньше писала текст, а потом форматировала. Сейчас сразу делаю работу в Редимаге. И раньше я думала, что дизайнеры бездушно относятся к тексту. Например, ставят в подписи случайные сочетания букв, чтобы показать нужную длину будущей подписи. Сейчас я сама так делаю. Мне важно, чтобы текст хорошо смотрелся. Для меня подход новый: внимательнее подбираю иллюстрации, подписи. Вёрстка и дизайн для меня в новинку, никогда этим не занималась, а оказалось интересно.

Взялась за «Писать профессионально» Хиллари Реттиг. Особенно рекомендую раздел про перфекционизм и ступор перед чистым листом. Сын, увидев картинку, кричит: «Мама, да это же ты работаешь!»

Я пошла в школу, чтобы погрузиться в новые для себя темы. Про интерфейсы раньше ничего не слышала, могла только поправить формулировки надписей на кнопках. А оказалось, ещё много нужно изучить и это пригодится в работе. И мне нравится подход Максима, что надо делать продукт, а не просто текст. У меня сейчас обучение на это нацелено.

Посоветуй книгу.

«Лучше совершенства» Элизабет Ламбардо. Она про перфекционизм, который меня в жизни тормозит. У меня он идёт рука об руку с прокрастинацией. Эта книга построена на упражнениях, помогает начать делать. Сделанное — лучше идеального.

С какими иллюзиями ты рассталась за последний год?

Что мне мир что-то должен. Повлиял переезд и близость тридцатилетия. Ты понимаешь, что не так интересен миру, как думаешь. И это даже хорошо, что тебе никто ничего не должен. Если что-то хочешь, должен делать это сам.