Елена Евстратова. Надо пробовать — Кто студент

Елена Евстратова Надо пробовать

Редактор Тинькофф-банка о любви к удалёнке, самокату и котикам.

Давай с самого начала. Как ты стала редактором?

Редактура в моей жизни началась не с интернета, а с книжного издательства. Ещё в университете я ходила на факультатив «Литературная критика и редактирование». На втором курсе нам предложили пройти практику в издательстве юрфака СПбГУ. Им требовались молодые редакторы, чтобы отредактировать альманах студенческих работ.

Естественно, отредактировали мы там чёрт знает как, поскольку не знали, как работать с юридическими терминами и что делать с законами. Но после практики мне предложили остаться в качестве младшего редактора и научиться этому по-нормальному. Так у меня появилась первая стоящая работа. До 16 часов я работала в издательстве, а вечером ходила на лекции.

Как долго ты там работала?

Около пяти лет. Мы выпускали раз в два месяца толстый журнал с теоретическими статьями по юриспруденции. Из издательства я перешла в Конституционный суд. В 2008 году он переехал из столицы к нам, и часть сотрудников осталась в Москве, поэтому в Петербурге набирали недостающих. Меня взяли в редакционный отдел.

Из суда я ушла через 8 лет в никуда. Я ещё не знала, что буду делать дальше, но понимала, что надо что-то поменять. Какое-то время просто сидела дома и водила сына в школу.

Суд

Конституционный суд в Санкт-Петербурге занимает здание Сената и несколько соседних. На фото центральный зал, где оглашают принятые постановления, мы его называли «шайбой» за круглую форму

Не жалеешь, что покинула юридическую сферу?

Наверное, нет. У меня иногда возникало ощущение, что в юриспруденции я проживаю чужую жизнь. Плюс переживала за героев всех судебных решений, а в этой сфере нужна холодная голова. Я всегда засматривалась на рекламу, коммерческие тексты и банеры, поэтому логично было попробовать силы в этой сфере.

И в этот момент ты чудесным образом узнала о школе?

Я работала с девушкой, которая была увлечена инфостилем и личностью Ильяхова. Она порекомендовала читать его советы. Мне они понравились, и я подписалась на рассылку бюро.

Как-то внизу советов заметила приглашение на курсы в Школу редакторов и воодушевилась этой идей. Сразу поступать не осмелилась, но через несколько месяцев всё-таки решила попробовать. Точнее, очередной набор уже закончился, а мне муж сказал: «Если не попробуешь — пожалеешь». Поэтому я написала Лере, завучу школы, с вопросом, можно ли запрыгнуть в уходящий поезд, и за несколько дней сообразила вступительное.

Я живу по принципу «Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть»

Как прошло поступление?

У меня была ужасная вступительная работа. Нужно было сверстать страницу с небольшим рассказом о трудностях ремонта. Я верстала впервые, поэтому сделала все возможные ошибки: выровняла текст по ширине, неряшливо поставила блоки, выбрала невнятный шрифт и оставила кучу дырок.

Горбунов поставил мне 2 за эстетику и был прав. Мне до сих пор тяжело смотреть на эту работу. Поступила я на 55 месте, но подтянулась и закончила первую ступень уже на двенадцатом.

В адрес школы поступает много критики и похвалы. А что тебе нравилось и не нравилось?

Как и во всех потоках, мы в чате бурно обсуждали школу. Возмущались, что не дают правильных ответов, попадаются неоднозначные вопросы, а обратная связь минимальна.

Думаю, что формат, где ты должен доходить до всего сам, подходит не всем, но здорово выводит из зоны комфорта. Если бы у нас было много времени, а ответы было найти легко, все бы не были такими злющими, не хотели так усердно отбить вложенные деньги и не учились бы так много.

Спортивная злость мотивирует идти дальше

Что ты вынесла из школы?

Самое главное, что я вынесла — это круг общения. До школы я общалась только с редакторами-юристами, а мне хотелось перейти в сферу интернет-редактуры. Для этого нужно было найти единомышленников и коллег. Так проще набраться опыта и найти интересные заказы, поскольку известно, что самые хорошие предложения приходят от коллег по цеху. Я предполагала, что в школе найду такой круг общения. Так и вышло.

Кто эти люди?

Сейчас я общаюсь с большим кругом людей с разных потоков школы. Но больше всего с Сашей Козловой. Я бы даже сказала, что мы близко дружим. Когда я приезжаю в Москву, останавливаюсь у неё, хотя у меня есть родственники в Москве. С Сашей мы сошлись в жизненных ценностях и общем видении жизни.

Я даже не думала, что после 30 можно найти людей, близких тебе по духу, и сойтись с ними. Обычно друзья появляются в школе или институте, после уже обычно это приятели или знакомые.

Френдс

Я, Саша и Ната Митюшева. Мы все не дошли до последней ступени, но собрались на защиту своего потока в Коворкафе

Ещё в школе я познакомилась с Веней Климовым, студентом Школы дизайнеров. Я искала дизайнера на небольшой проект, и он откликнулся в чате. Вместе с ним мы сделали сайт о раннем плавании, он отвечал за дизайн, а я за тексты. Разработчика уже нашли позже.

С Веней было интересно работать — мы придумывали какие-то штуки, а потом обсуждали их с точки зрения школьных советов, удобства и пожеланий заказчика. Помимо сайта сделали с ним ещё несколько печатных буклетов и брошюр.

Благодаря школе мы были на одной волне: спокойно относились к критике и умели отрабатывать комментарии, поэтому работали слаженно. В моей практике дизайнеры часто оказывались сложными людьми, с которыми тяжело работать, особенно если надо что-то переделать, а с Веней было всё просто.

Что в учёбе было самым сложным?

Самым страшным предметом для меня был интерфейс. Это был ад. Редактура и право мне были близки: после 10 лет в юридической сфере я ориентировалась, что и где искать. Но как только я проходила тесты по интерфейсам, сразу провисала в рейтинге.

Типографика тоже шла тяжело, но Веня мне стал объяснять ошибки и рассказывать базовые вещи, поэтому со временем стало лучше. Позже именно интерфейс пригодился мне в Тинькофф-банке.

У тебя есть статьи в Т—Ж, как это всё началось?

Ещё до школы я попробовала написать в Т—Ж. Это была статья «Как экономить на еде». Я её отправила Саше Раю. Он сразу не прочитал, и я написала повторно. Раза с третьего он всё-таки прочитал и ответил, что это никуда не годится. Посоветовал посмотреть темник и взять тему оттуда. А эту статью я потом пристроила в «Лайфхакер». Туда взяли без проблем.

Я нашла знакомую тему в темнике и написала статью Как сделать оценку квартиры. У меня был опыт покупки и продажи квартир, поэтому я неплохо ориентируюсь в ипотеке и оценке недвижимости.

Эту статью я написала ещё до поступления в школу, и она несколько месяцев пролежала в редакции. Тогда Ильяхов был один, шеф-редакторов ещё не было, к нему была огромная очередь на редактуру. К лету, когда я закончила первую ступень, он её прочитал — и она благополучно вышла.

Много было правок от Максима?

Я ожидала больше. Он поправил стиль, по его просьбе я добавила таблицы и немного изменила структуру, но, в общем-то, основу собрала ещё до школы.

На иллюстрации к этой статье котик. К ипотечным разделам ты тоже ставишь котиков. Неровно дышишь к ним?

Даааа, я обожаю котиков, хотя к котику на той статье я не имею отношения. Потом, уже в банке, мы с дизайнером сделали серию картинок с котиками для ипотеки, чтобы повысить виральность. Ипотека не самая интересная тема, а благодаря котикам эти разделы лучше расходятся в соцсетях. Ну, и в целом вышло забавно.

Коллаж

Вверху картинка из моей первой статьи в Т—Ж, а внизу серия картинок для Тинькофф-банка

А как ты попала в Тинькофф-банк?

Статья про ипотеку послужила мне визитной карточкой. Надя Цветкова искала редактора и предложила написать раздел «Тинькофф-помощи» для тех, кто хочет взять ипотеку.

Со временем я стала заниматься почти всеми текстами по ипотеке: ежемесячными дайджестами, рассылками, смс, сториз и текстами к интерфейсам.

А сейчас твоё отношение к интерфейсам изменилось?

Насколько я интерфейса боялась раньше, настолько он сейчас мне нравится.

Повезло, что меня поддерживала Надя Цветкова. Я неуверенный человек, когда дело касается чего-то нового. Когда я трусила брать задачу, Надя оставляла мне право на нет. Мол, если боишься интерфейсов, можешь отказаться, но попробуй — вдруг получится и понравится. И я под своим девизом, что лучше ввязаться и пожалеть, чем не ввязаться и пожалеть, начала делать и осталась очень довольна. Это интересный опыт.

Ты верстаешь сама?

Нет, сама страницы я не делаю, но ко мне приходят те, кто делает. Если я вижу, где и что можно улучшить или что-то смущает, я говорю. В этом смысле в банке очень хорошая атмосфера, там умеют слушать и слышать.

Когда пишу статьи, стараюсь делать прототип, а не просто текст. Базовые знания для этого я получила именно из дисциплин школы.

Как строится работа у вас в команде?

Я работаю в команде продуктологов, разработчиков и дизайнеров, и все вместе мы делаем опции, которые улучшают жизнь людей. Поскольку я сама брала ипотеку, примеряю на себя всё. Думаю, что меня оттолкнуло бы или остановило, если бы я брала ипотеку впервые.

Мне часто помогают коллеги: «Слушай, ты вот это написала, но тут всё неоднозначно. Клиент может подумать другое». И мы вместе крутим это предложение дальше.

В команде очень здорово работать: какие-то вещи видишь ты, какие-то видят другие. В итоге получается классный продукт. Когда ты работаешь один, всегда что-то упускаешь

Ипотека — это же кабала, как можно скрасить её редактурой?

Я воспринимаю ипотеку скорее как шанс улучшить жизнь. Например, у нас с мужем в своё время был выбор: взять ипотеку под 18% или уезжать из Петербурга. Мы решились и не пожалели, а кредит закрыли досрочно за 6 лет.

Можно долго рассуждать, что выгоднее — снимать, копить или брать ипотеку, но чувство своих стен ещё никто не отменял. Это как волшебный пендель, который заставляет тебя дальше двигаться и не стоять на месте.

Я слышала, тебе сделали интересное предложение в Т—Ж. Расскажешь?

Мне предложили стать шеф-редактором в Т—Ж и редактировать статьи авторов. Устроено это так: все статьи, которые попадают в журнал, сначала смотрят шеф-редакторы. Если всё нормально, они отправляют их дальше главреду на контроль. А если можно что-то добавить, общаются с автором, поясняя, что можно доделать и как улучшить.

Не боишься?

Немного страшно. Я всегда не уверена в себе, когда влезаю во что-то новое. Завидую людям, которые ничего не боятся и с шашкой наголо влетают в любую гущу событий. Но я решила действовать по своему принципу: надо пробовать. Выход из зоны комфорта — это всегда развитие. Сейчас у меня в работе три статьи, посмотрим, как получится.

Что тебе нравится в работе редактора банка?

В банке классно работать, потому что всё время разные задачи. Они чаще всего не очень большие, и мне это важно. Я не могу делать однотипные задачи долгое время. Мне нравится постоянно переключаться на разные форматы: статьи, рассылки, текст для интерфейса или что-то для соцсетей.

В мае коллеги решили, что нам нужны ролики по ипотеке. Я подумала, почитала, и в итоге мы со сценаристом запилили пять или шесть сценариев. Для профессиональных сценаристов это, наверное, детский лепет, но для меня — прогресс.

Некоторые образы для сценариев я списала со своих знакомых. Надеюсь, они не узнают себя

Тинькофф-банк в Москве, а ты в Питере. Насколько это удобно, и нет ли планов переехать?

Нет, я не хочу в Москву. Я переехала в Петербург в сознательном возрасте из небольшого городка, и ощущения мегаполиса у меня нет. Некоторые говорят, что Питер — это большая деревня, и мне кажется, в этом есть доля истины. Кроме того, у мужа здесь работа хорошая, а у детей школа, сад, секции. Чтобы перестроить жизнь на другой город, потребуется слишком много усилий.

Когда я сидела в офисе, мне казалось, что удалёнка — это невозможно. Сначала это было сложно, но сейчас я не вижу больших проблем. В банке у меня есть команда. Ребята грамотно ставят задачи, и, поскольку я во всём этом варюсь, нет разницы, где я сижу.

Значит, расстояния не мешают?

Нет, в основном мы работаем через телеграм или скайп. Комментируем всегда в гугл-доках или во внутреннем пространстве. Даже если люди сидят рядом друг с другом в офисе, они часто пишут комментарии, а не говорят словами. И тот, кто делает, видит сразу несколько мнений.

Весной я ездила в Москву и познакомилась с коллегами лично. После этого стало ещё проще работать удалённо.

трело-помело

В банке у многих проектов есть доски в трело. Помимо общих, я веду свою личную доску, чтобы быстрее находить ссылки и ориентироваться в задачах

В журнале последнее время много героинь, которые работают дома, и у них маленькие дети. У тебя такая же ситуация? Раскрой свои секреты продуктивности.

У меня двое детей: сыну 9 лет, дочке шесть. Свой рабочий день я выстраиваю вокруг детей. С утра я отвожу их, потом до обеда работаю с небольшими перерывами. В обед забираю сына из школы и отвожу на секцию, потом снова сажусь за работу. Такие прогулки позволяют разгружать голову и эффективнее работать, чем если целый день сидеть на одном месте.

Как твоя работа отражается на детях?

Мой сын фанатеет от Тинькофф-банка. Смотрит рекламу и очень гордится тем, что я там работаю, даже как-то придумал сценарий рекламы. Недавно стал интересоваться тем, что я пишу. За обедом я обычно спрашиваю, как прошёл его день в школе. И он стал спрашивать в ответ, что у меня было в банке. Иногда рассказываю, какую рассылку писала или о чём новая статья.

Дочь пока ходит в сад. Она знает только, что мама много работает, а остальным не интересуется.

Учусь

Меня часто тянет поучиться. Во втором декрете я получала второе высшее, поэтому к сессии готовились вместе: Варя изучала обложку, а я — содержимое

Сколько часов в день ты тратишь на работу?

В среднем 8 часов. Рабочий день размазан с 9 утра до 10−11 вечера, поскольку днём я делаю перерывы на 30—40 минут, чтобы забрать сына из школы или закинуть на кружок.

Иногда работаю до ночи. Забираю ребёнка с кружка, готовлю ужин, мы едим, обсуждаем новости, дети идут делать уроки, муж слушает пластинки, а я снова сажусь за работу. Для меня работа — это хобби, нет никакой проблемы сесть за неё вечером.

Недавно я поймала себя на мысли, что очень люблю свою работу. Я так не любила её, когда работала в офисе

Что больше всего ценишь в удалённой работе?

Возможность экономить время и нервы. Когда я работала в офисе, это был ад. Утром перед работой закидывала детей в сады — они ходили в разные. После работы нужно было их забрать и успеть до пробок, потому что мы живём далеко от метро. Это было очень тяжёлое время. Страшно было задержаться на работе, потому что кроме нас с мужем детей некому забрать, бабушки у нас живут в другом городе. Вертелись как ужи на сковородке и мало что успевали.

На удалёнке всё проще — не нужно думать о пробках, тратить время на дорогу от работы до дома и брать больничные. Если ребёнок заболел, он остаётся дома, но занимается своими делами, а у меня рабочий процесс идёт своим чередом. Они уже большие, поэтому умеют себя развлекать.

Рабочее место

Моё рабочее место. На втором мониторе открыты вкладки, которыми пользуюсь постоянно. В этом году добавила сканер-принтер. Звезду нарисовал сын — считает, что я герой, поскольку работаю дома и ещё помогаю ему с уроками 🙂

Как ты отдыхаешь?

Переключаясь между делами. Поработала — забрала сына из школы — опять села работать. Когда отвожу детей, стараюсь время тратить продуктивно: слушаю подкасты и аудиокниги. Мне год назад подарили самокат, поэтому по району и за детьми езжу на нём. Машиной стараюсь пользоваться редко, больше ходить пешком. Мне кажется, это значительно улучшило мою жизнь.

Перед сном люблю читать. Стараюсь не читать с экрана и покупаю бумажные книги. Читаю периодами — художественное и бизнес. Недавно перечитала Кэмпа, а на днях купила «Взлом маркетинга». Из художки люблю Довлатова и Паустовского.

А по выходным?

Стараюсь не работать по выходным. Мы очень активная семья, всё время куда-то ездим: то шуршим листьями в Павловске, то в музей или театр. Зимой на лыжах: сын ходит в секцию биатлона, поэтому составляю ему компанию каждый выходной на трассе.

Самокат

На самокате за день я наматываю несколько километров, поэтому не хожу в спортзал

Семья

Мы вечно где-то шастаем с семьёй, одно время даже считали, что если выходные провели дома, это потерянные выходные

Кто твой любимый редактор?

Я читаю Ильяхова. Мне нравится его подход, настрой и многогранность. Он постоянно развивается и пробует себя в разных форматах. Ещё читаю рассылки Вани Сурвилло, Сережи Хабарова и кучу каналов в телеграме.

Из редакторов слежу за работой Яна Хацкевича и Саши Волковой. Ян очень чётко подмечает некоторые вещи и пишет об этом в Мастерской — закрытом чате для тех, кто подписан на Мастерскую Главреда. Саша сейчас переключилась на бизнес, но она ведёт каналы в телеграме, и там всегда есть классные штуки по редакторской части. Если всё сложится, то в феврале пойду на курс в Нетологии. Раздел про рассылки там читает именно Хацкевич.

Ты видела Ильяхова?

В феврале мы были на вечеринке Т—Ж. Для меня это была интересная поездка. Накануне я прочитала «Кладбищенские истории» Акунина и по следам книги пошла бродить по московскому кладбищу. Погуляла по костям, в общем. А затем поехала на вечеринку.

Там я встретила всех: Сашу Рая, Максима Ильяхова, Люду Сарычеву, Катю Мирошкину и ещё кучу людей, с кем была знакома заочно. Если я кого-то знаю теперь лично из Т—Ж, то это с той вечеринки.

Т—Ж

На вечеринке нас с курса школы было трое: Саша, Наташа Жутова и я. Мы выцепили Максима с пульта диджея и сделали фото на память

Что ты посоветуешь тем, кто только начинает путь редактора?

Поменьше сравнивать себя с другими, иначе кажется, что топчешься на месте, а остальные уже на пути к вершине горы. Это сильно бьёт по самооценке, особенно в начале пути. Лучше сравнивать себя сейчас и год-два назад.

Два года назад я с трудом смогла собрать вступительное задание в школу. Год назад я начала работать в банке и писала только разделы-инструкции для клиентов. Сейчас уже освоила тексты для интерфейса, видеороликов, сториз, рассылки и кучу всего попутно.

Если я начинаю себя сравнивать с другими редакторами, хочется засунуть голову под подушку и всё бросить, потому что мне до них ещё ого-го-го. Но если я смотрю свои зарубки на пути, то понимаю, что двигаюсь. Помимо внутренней уверенности это помогает не терять мотивацию и видеть, куда идти дальше.