Глеб Клинов. Фрилансер с ИП — Кто студент

Глеб Клинов Фрилансер с ИП

Редактор рассказывает о своём благотворительном фонде, работе дома и учёбе в аспирантуре, которая не принесла пользу.

Кто ты?

Редактор.

Какими проектами сейчас занимаешься?

Основной проект — «Корми правильно». Это компания, которая занимается лакшери-кормами для собак. У них соцсети, обучалка для сотрудников, информация о товарах и продуктах — много всего. Я взялся за всё это и попутно прокачиваюсь в СММ.

Параллельно беру проекты с биржи Главреда. Писал, например, текст для «Школы бариста» Северо-Западной Кофейной Компании, для Воронежского оконного завода. Проекты разные и из разных городов. При этом показать в портфолио почти нечего, потому что пока либо в стол пишу, либо жду публикации.

Сколько заказов получил с биржи?

С ходу могу припомнить 5−6.

Давно там зарегистрирован?

Как только она появилась. Заказы пошли не сразу — где-то через пару месяцев.

Ты в Фейсбуке указал, что работаешь исполнительным директором благотворительного фонда. Это что за история?

Я проходил мужской тренинг «Спарта», и там было задание поехать в детский дом. Во время поездки я познакомился с девушками-волонтёрами, у которых уже был фонд. Сначала мы просто вместе ездили в детские дома, а потом я стал там работать.

Мы со спонсорами помогали детским домам в разных городах. Я звонил в какой-нибудь Новосибирск или Челябинск, выбирал детский дом и просил составить список, в чём они нуждаются. Мы собирали деньги и закупали, что требовалось: клюшки, коньки, мебель, игрушки.

Работали по 13 городам, но постоянно помогаем четырём детским домам в Питере и Ленобласти. Регулярно к ним ездим и вывозим на профориентационные мероприятия.

Возили детей в Бургер Кинг на мастер-класс, они там сами делали бургеры. Возили на Императорский фарфоровый завод, где сотрудники проводили экскурсию, рассказывали о фарфоре и о том, что нужно, чтобы устроиться на работу. Часть фондовских экскурсий — профориентационные, чтобы ребята могли посмотреть, какие профессии бывают, и примерить на себя.

Благотворительный фонд работает с переменным успехом. Сейчас я им не занимаюсь, потому что много работы и ещё школа. Но, когда есть свободное время, стараюсь помогать.

Организовали с фондом футбольный турнир для детдомовцев. У меня мало совместных фотографий с детьми, потому что чаще я сам с камерой

Два года ходили в Дом ребёнка гулять и общаться с маленькими. Через час-полтора выходил выжатый как лимон: направлять всё своё внимание наружу сложно

Сколько часов в день и где работаешь?

Работаю дома, периодически выезжаю в коворкинг. Дома, с одной стороны, комфортно, с другой, тяжеловато, потому что диван и холодильник в опасной близости. Но со временем мне всё легче и легче погрузиться в работу.

Чистого времени выходит часов 6−7 в день, но работаю я с утра до ночи. Встал, позавтракал, сел за комп, а выполз из-за него в 10 вечера — получается, вроде весь день работаешь, но выработка небольшая.

Как с этим борешься?

По большому счёту никак. Это побеждается само с ростом опыта, потому что редактурой я занимаюсь всего год. Со временем легче сконцентрироваться, быстрее получается всё делать. Я перепробовал кучу разных инструментов по управлению временем — прижился только Гугл-кип.

Стопка книг — к рабочему проекту о собачьем корме. Оранжевая груша — чтобы думать. Кофе из пакетика всегда допиваю холодным

Чем занимался до редактуры?

После универа и аспирантуры я занимался логистикой. После шести лет работы я бросил всё, потому что регулярно стал находить себя в три часа ночи на диване с двумя мобильными телефонами. Все почему-то звонят по ночам,
у всех проблемы, крики, стрессы. Я как-то не сдюжил.

После этого пошёл заниматься корректурой. Товарищ позвал меня в свою студию, мы с ним три года работали: он делал сайты на любительском уровне, а я был на подхвате. Потом полтора года занимался политическим блогерством. Наверное, это самая позорная часть моей биографии. Я работал на патриотического писателя-политика, модерировал его блог, корректировал статьи.

Назовёшь имя писателя-политика?

Пожалуй, нет.

Три года подряд писал «Тотальный диктант» без подготовки — каждый раз не дотягивал до пятёрки из-за одной пунктуационной ошибки. Сижу на первой парте как паинька

Что было дальше?

Когда политический маразм окончательно окреп, я понял, что заниматься этим невозможно. Сначала мне казалось, что-то, что он пишет, это нормально. Потом я понял, что это вредно для мозга людей, и спокойно отошёл в сторону.

Пошёл в веб-студию заниматься сайтами как клиентский менеджер. Общался с клиентами, следил за работой дизайнеров и программистов, писал техзадания.

И после этого редактура?

Да. Я делал сайты на фрилансе, сам собирал на Вордпресе. Постепенно прильнул к Ильяхову. Почитал рассылку одну, другую. Потом почитал книжку. Это было, наверное, лучшее впечатление от текстов в рунете и очень вызывало доверие.

Почему пошёл в школу именно в 2017 году?

Я долго думал, идти или не идти. Несколько раз в жизни у меня было такое ощущение, что ты видишь проект и сразу понимаешь, что пойдёшь туда, а потом начинаешь мысленно сам себе сопротивляться: «Там дорого. Я не смогу. Разве я буду этим заниматься?»

Лучшее, что я видел из редактуры, — это школа бюро. Я сдался под воздействием первого впечатления и решил идти. На первой ступени думал, что на вторую точно не пойду. Когда стало понятно, что теория без практики не то, я решил, что пойду и на вторую.

И как впечатления?

Сугубо положительные. Всё, что было на первой ступени, можно было прочитать и без школы, но тут тебя ставят в рамки. Я считаю, что меня всегда нужно ставить в рамки, потому что в свободном полёте сложно сосредоточиться.

У школы есть интересные побочные эффекты. Первый побочный эффект: ты оцениваешь работы других студентов, и это помогает лучше разобраться. Второй: школа помогает вести себя нормально с людьми. Многое из того, что даёт школа, завязано на общении с людьми: переговоры, понимание задачи. Это всё здорово переносится на реальную жизнь.

Меня теперь значительно меньше раздражает общение с людьми, потому что я понимаю, почему люди так говорят и так делают. Это не потому что люди хотят мне как-то насолить — просто люди такие. Надо с этим смириться и действовать исходя из этого.

До школы этого не было?

До школы это было в меньшей степени. Я немножко занимался медитацией, и это тоже давало такой эффект принятия людей.

Медитация? Расскажешь подробнее?

Знакомые предложили попробовать, и я начал заниматься. Есть люди, которые в это глубоко уходят: начинают развешивать всякие пёрышки, ловцы снов, зажигать ароматические палочки. Для меня это чересчур. Для меня медитация была обращением внимания на себя.

Я всё время хожу и думаю о чём-нибудь, что было раньше или будет потом. О том, как нужно было закончить разговор, который был три дня назад, например. А медитация — это обращение внимания на то, что есть сейчас.

Об этом сложно говорить так, чтобы это было понятно человеку, который никогда этого не касался, и чтобы это не выглядело претенциозно. Но я считаю, что медитация немножко мне помогла. Она имеет прямое отношение к принятию людей и себя. Я не занимаюсь этим постоянно. Помедитировал, помедитировал, больше не хочется — не надо. Чувствуешь, что начал дёргаться, злиться, — сел спокойно, посидел, подышал. День-другой, и чувствуешь, как отпускает. Сразу спокойнее начинаешь относиться к тому, что происходит.

Люблю фотографировать и боюсь высоты. Поэтому залез на заброшенную опору Володарского поста, но стараюсь не делать лишних движений, чтобы не лететь 12 метров вниз

Фигачу Шопена на концерте в Финляндии. Терпеть не мог детскую музыкальную школу, но через 10 лет сам пошел во взрослую

Кузьма Николаич Хирин из чеховского «Юбилея». Пока хотелось, я играл в театре «Астролябия». Один раз меня узнала официант в пабе: «Простите, а вы же актёр, да?» Было приятно

Вернёмся к школе. Как она сказалась на твоей карьере редактора за эти пять месяцев?

Школа — это и есть карьера редактора. Без неё карьеры редактора не было бы.

Школа помогла в плане переговоров и подготовки к работе. Обычно клиенту надо решить свою задачу, и он начинает редактора загибать под себя: «Мне нужно вот это и вот так». Без школы я в этот момент кивал: «Да, хорошо, сделаем так». Сейчас я получил возможность сопротивляться, но сопротивляться спокойнее. Ты спрашиваешь: «А почему так? А это почему?» Спокойно говоришь: «Я так не могу, вот это мы делать не будем».

Раньше я даже представить себе не мог, что ко мне приходит клиент, директор компании, а я ему говорю: «Нет. Вот так мы делать не будем, нужно по-другому». В этом один из основных эффектов школы: я воспринимаю себя как специалиста. При этом я понимаю, что знаю 5% от того, что можно знать. Но уже чувствую себя способным общаться с заказчиком на равных.

Что не понравилось в школе за эти месяцы?

Сложно сказать. Даже не могу с ходу придумать

Ты сказал, что учился в аспирантуре. Расскажи, на кого учился и почему так далеко зашёл в образовании?

Я учился на факультете логистики в ИНЖЭКОНе. Когда закончил специалитет, сразу пошёл в аспирантуру, тоже на логистику. Было две мысли: проскочить мимо армии и завершить своё образование как логиста. Если уж заниматься логистикой, то по-большому.

Три года проучился в аспирантуре, написал диссертацию, защитился. Ещё три года после этого работал в логистике и забросил это дело. Кстати, думаю взять свою диссертацию, перечитать и отредактировать. Думаю, из 150 страниц останется где-то 4. Это с картинками.

Когда учился в аспирантуре, я ездил в университет на метро. А там в переходах стоят ребята с табличками, продают дипломы разные. Я как-то спрашивал из любопытства, сколько стоит. Когда закончил аспирантуру, посчитал, сколько денег я потратил на всякую бумагу, печать, фуршет для приёмной комиссии. Получилось, что-то на то и выходит: отучиться по-честному или купить диплом.

Первое рабочее место — в экспедиторской фирме «Транспортная логистика СПб», третий курс универа. На столе всё было какое-то пыльное, пошарпанное, в ящике стола — недоеденное печенье. Не покидало чувство, что предыдущий работник взвыл и сбежал

Где ещё учился после универа?

В Нетологии проходил курс по копирайтингу и на менеджера проектов учился. Полагаю, и то, и то было полезно, но я не помню ничего из того, что там учил. Может быть, Школа редакторов заровняла это впечатление от Нетологии, перекрыла всё, что я там узнал.

Как планируешь работу?

Я беру Гугл-кип и планирую завтрашний день, стараюсь закрытыми списками. Напланировал себе шесть дел на день и делаешь их. Новые дела переносятся на следующий день.

Не всегда на 100% срабатывает, но очень помогает. Помогает с чувством «Ой, я не доделал! Я мог бы сделать больше, но не сделал». Такой список дел уменьшает это чувство, заменяет его на «У меня был список, я его сделал. Всё, свободен».

Гугл-кип прост, как обезьяньи мозги, и заменил мне все планировщики. Здесь оперативные и долговременные планы, рабочие и личные дела

Какими инструментами пользуешься в работе?

Гугл-кип — планирование, Гугл-документы — вся работа. Из-за школы сейчас Редимаг добавился ещё. Если ко мне клиент обращается, я могу быстро сбацать его макет в Редимаге, чтобы сразу показать в более-менее работоспособном виде.

В Эверноут записываю то, что мне может понадобиться через продолжительное время, чтобы не потерять. Полезное раскладываю по закладкам браузера, по папочкам.

Из инструментов для проектирования сейчас начал пробовать Фигму. Показалась удобной. Для работы частенько открываю Фотошоп, потому что в «Корми правильно» нужны иллюстрации. Вот я их делаю в Фотошопе, если не нужно подключать иллюстратора, потому что рисовать я не умею.

Техника?

Комп с виндой, ноут с виндой.

Вернусь к работе. Какая у тебя ближайшая задача в карьере?

Продолжать так, как идёт сейчас. Приходят заказчики либо с биржи, либо по знакомству. Есть уже такое, что с одним заказчиком отработали, он привёл мне следующего, этот следующий привёл ещё одного. Уже складываются такие цепочки.

Намерен продолжать как фрилансер с ИП. Значительно легче стало, когда я зарегистрировал ИП. Уровень доверия поднимает, и организациям удобнее так работать.

Есть проекты или компании, в которых ты хочешь поработать?

Да, хотелось поработать в Яндексе. Пару месяцев назад в редакторских чатиках была вакансия в редакцию Яндекс. Денег в Петербурге. Я на неё ответил. Съездил на одно собеседование — мне сказали, что всё круто, и пригласили на второе. Сходил на второе, с арт-директором, мне сказали: «Спасибо большое, мы вам на следующей неделе обязательно ответим». И всё, тишина.

Я напомнил о себе через неделю. Сказали: «Да-да, мы про вас помним, буквально через три дня напишем». Так они и не ответили. Было обидно, потому что я давно не работал в офисе, а тут был шанс поработать в редакции под началом арт-директора.

Я сейчас работаю как фрилансер, и никто не оценивает мою работу, не исправляет её, не говорит, как сделать лучше. В редакции есть вышестоящий товарищ, который даст по голове, покажет, где нужно исправить, что и как.

Не знаю, что бы я ответил, если бы они позвонили сейчас и позвали. Возможно, я бы отказался. Но в любом случае спросил бы, почему не ответили раньше.

С какими иллюзиями распрощался за последние три года?

Я однозначно попрощался с собственной уникальностью. С ощущением, что я такой весь из себя классный, что всё-то я понимаю и могу сделать лучше других. Сейчас я понимаю, что я не самый шикарный и много чего другие люди делают лучше меня. Люди стартуют с более слабых позиций и добиваются лучших результатов. Такое чувство, что я особенный и самый крутой, однозначно ушло.

Всё остальное связано с этим. Я разбираюсь в людях? Нет, не разбираюсь. Всё моё разбирательство в людях сводится к тому, что я свой предыдущий опыт общения с каким-то человеком взял и перенёс на нового, с которым я познакомился. Через какое-то время человек открывается совершенно с другой стороны, и я понимаю, что об этом я и не подумал.

Так что две основные иллюзии: что я особенный и что я хорошо разбираюсь в людях.

Какие рассылки, медиа читаешь?

Ильяхова всего. Из рассылок больше ничего не читаю. Читаю редакторские каналы в Телеграме: Павла Фёдорова, «Что почитать редактору». В Фейсбуке подобавлял друзей-редакторов, и все вылезающие новости тоже связаны с редактурой.

Политические, экономические новости откуда узнаешь?

Случайно в ленте заметил — почитал. Не особо интересуюсь политическими новостями, но, поскольку они появляются в Яндексе и соцсетях, я всё-таки что-то читаю. Крупные новости всё равно попадаются в соцсетях: Илон Маск запустил ракету — я прочитал, что через 10 минут будет трансляция, и пошёл смотреть. Всё довольно хаотично.

Книги

Михаил Лабковский — «Хочу и буду».
Книга про то, что люди не думают о других, и поэтому не стоит беспокоиться о том, что думают другие.

Дмитрий Чернышев — «Как люди думают».
Это алфавит мышления, как придумывать всякие новые штуки.

Эрих Мария Ремарк — «Триумфальная арка».
Тому, кто не читал Ремарка, я бы рекомендовал читать. Одна моя знакомая говорила: «Зачем читать Ремарка? Там же во всех книжках одно и то же: все несчастные, а в конце все умирают». Я ей отвечал: «Да. В этом же весь смысл. Все в плохих обстоятельствах умеют как-то радоваться жизни. В конце умирают — ну что ж, так получается».

Ты говоришь, что работаешь с утра до ночи. Как ты себя тормозишь? Устраиваешь себе отпуск или выходные?

Я играю на гитаре в любой момент рабочего дня. Играю и пою — это очень помогает расслабиться. Часто хожу в кино, периодически играю в компьютерные игрушки.

У меня летом был первый отпуск за шесть лет. Я поехал за границу и отдыхал: целых три недели ничего не делал.

До этого я пять лет никуда не выезжал, только один раз мы с благотворительным фондом выезжали в Крым с группой детей. Но это была работа, потому что нужно было за всеми следить. Я научился считать от 1 до 22 за три секунды, потому что 22 ребёнка были в одинаковых кепках и нужно было на каждом шагу их пересчитывать, чтобы никого не потерять.