Ян Хацкевич. Приуныл, но сделал — Кто студент

Ян Хацкевич Приуныл, но сделал

Продакт-менеджер рассказал об учёбе в Варшаве, открытии бизнеса и работе над бизнес-аккаунтами DRIVE2.

С чего начался твой профессиональный путь?

Я поступил на менеджмент в Новосибирский технический университет. Конкурс был высокий. Я думал, что это перспективно и на меня будет высокий спрос. Но нет, там не было классно. Это был типичный факультет менеджмента в техническом вузе.

Что было после универа?

Я поступил в Варшавский университет и улетел учиться в Варшаву. Хотел поучиться в хорошем универе. Сначала хотел поступить в Вышку, но пропустил экзамены. Просто заблудился по дороге на экзамен. А потом, благодаря своему вузу, получил возможность учиться бесплатно в Варшаве. Я числился в магистратуре НГТУ, а по факту учился в Варшаве.

Расскажи про учёбу в Варшаве. В чём разница с университетом Новосибирска?

Там было клёво. Это один из старейших университетов восточной Европы. Его основал ещё русский царь 200 лет назад. Сам факультет менеджмента, на котором я учился, был точно старейший.

В группе было 20 человек — по двое из каждой страны: два поляка, два турка, два венгра, два русских. Потом нас стало трое: другой парень подсуетился и подтянул свою девушку.

Преподавали на английском. В европейских универах есть программа обмена «Эразмус». Студенты на полгода или год едут учиться в другую страну и чаще всего учатся на английском. Поэтому на каждом курсе нашей группы было ещё 50−200 студентов этой программы. Это была огромная тусня: немцы, французы, итальянцы, китайцы, украинцы и грузины. Это был 2009 год, после войны с Грузией, и грузины ещё ходили обижались.

Студенческие годы в Варшаве. Среди бельгийки, немки, француженки и испанки на какой-то домувке — это «вписка» или «домашняя вечеринка» по-польски

Самый забавный момент был с языком. По программе я должен был учить ещё один язык — немецкий. И так вышло, что немецкому учила полячка. Она делала это по-английски. Она учила нас немецкому, при этом сама была из Польши и объясняла на английском. Это очень взорвало мозг, просто ужасно. Совершенно ничего не выучил.

Что было, когда ты вернулся?

В России появился Групон. Он сильно рос, и на него все смотрели. И я туда пришёл и сказал: «Возьмите меня работать». Хотел быть продажником, но на собеседовании мне сказали, что есть вакансия сити-аналитика. Это человек, который помогает продажникам отчётами. Формируется список компаний для прозвона, а продажнику нужно их прозвонить и отчитаться. Это была странная позиция и, естественно, я согласился. Неизвестное и загадочное всегда интереснее, чем понятное и банальное.

Почему тебе было интересно заниматься отчётами?

Больше ничего не умел. Казалось, что других путей особо нет. Это был 2011 год, и я мыслил корпорациями. Я вообще был не в теме диджитала и стартапов. Мне казалось, что есть только офис. Я просто хотел что-то делать. Мне предложили что-то новое, и я согласился, потому что продажи — эмоционально тяжёлая штука. Когда я учился в универе, я работал на холодных звонках, и это был ад.

Фотка времён Групона. Девчонки слева — лидогенераторы, они искали и заводили в базу нужные компании

Что делал?

Я поработал несколько месяцев с московской командой. Нужно было выгружать много отчётов: формировать в CRM и постоянно отправлять каждому сотруднику. Каждый сити-аналитик делал примерно по 20 отчётов в день. Мне это было ужасно лень, поэтому я сделал себе в экселе дашборд из говна и палок. В начале дня я брал данные, выгружал их, засовывал в экселевский файлик, и всё показывалось красиво. Я снимал скриншот, отправлял всем письма и шёл пинать балду.

Скриншот волшебного файлика. Ну, это уже не совсем он, это упрощённая версия на основе трети отчётов, но смысл такой же

Что было потом?

Я слетал в Новосиб, и там мне позвонил главный директор сибирского региона в Групоне. Предложил остаться работать там, потому что у него была идея построить большой офис. Я остался на пару месяцев и помогал команде во всех городах за Уралом. Я сделал то же самое, что и в Москве. Сложнее было насадить стандарты, но я справился за пару месяцев.

Мне снова стало скучно, потому что у меня была помощница. Она всё делала и делала лучше меня. Не осталось сложных проблем, которые нужно было решить. К этому времени я давно думал о своём бизнесе.

О чём бизнес?

Это были планы эвакуации. Ещё в школе я подрабатывал, рисуя эти планы. Раньше их рисовали абы как, а в 2002 году вышел ГОСТ, который говорил: нужно рисовать такими цветами, значками и вот такого размера. С 2003 года пожарные инспектора начали дрючить все организации за эти планы эвакуации.

Организации пошли в компании, в которых они всю пожарную фигню покупали. А те старпёры нанимали меня и платили 100 рублей, чтобы я рисовал в Visio схему с нужными значками. Они печатали это на простой бумаге, ставили в рамку и продавали за три тысячи.

Пример предпродажной презентации планов эвакуации для Филип-Моррис

Сделал под это сайт. У меня было мало денег, поэтому я выбрал средней руки студию дизайна, с непозорными работами. Приехал на встречу и сказал: «У меня в два раза меньше денег, чем нужно, но зато я даю вам свободу». В итоге они сделали сайт, который был похож на план эвакуации.

В 2010 году приняли новый ГОСТ. Теперь ты не только должен рисовать красивыми картинками, но и печатать их на специальном светящемся материале. А это означало, что всем организациям снова нужно переделывать планы. Во всех нежилых помещениях есть план эвакуации: на всех этажах, в каждом офисе и магазине. Это нереально огромный рынок.

И как получилось?

У меня всё быстро начало складываться. В начале лета я запустил сайт и настроил Директ. Понял, что всё не так сложно, как я себе представлял. Когда работаешь в корпорации, кажется, что всё должно быть настолько же сложно, как в корпорации. А оказалось, что весь бизнес можно сложить из говна и палок. Что я и сделал.

Я настроил Директ, и попёрли заказы. Маржа была сумасшедшая: приезжал в офис, которому нужно было три плана, и мне давали на руки 9 тысяч. Меня это удивляло: приезжал хер с горы, обещал планы и они давали на руки 9 тысяч без документов.

Я начал зарабатывать достаточно, чтобы снять на Белорусской комнату и нанять фрилансеров. Они рисовали эти планы где-то в Армавире. Я перестал ездить сам, стал посылать везде курьеров. Они стали меня бесить. Взял ещё девушку, которая была посредником между мной и этими фрилансерами. Её задача была всех контролировать, а я общался только с ней. Она дальше передавала мои возмущённые комментарии исполнителям. Я ей писал, что только полный мудак мог нарисовать значок в ту сторону. А она писала ребятам: «Разверните значок». По такой схеме неплохо работали до 2014 года.

Из такого

В процессе делается такое

Почему всё закончилось?

Когда делаешь всё из говна и палок, оно не очень настроено на долгосрочную перспективу. Я не строил всё на века, а делал, лишь бы работало сейчас. Использовал принтер на водных чернилах вместо сольвентной печати. Она сложнее, и оборудование дороже, но при этом каждый план обходится дешевле.

На рынке стало больше компаний, и они использовали эту сольвентную печать. Соответственно, они могли снижать цены. И материалов для сольвентной печати становилось больше. А когда её становилось больше, она становилась дешевле. С другой стороны, люминесцентную бумагу стало сложнее достать, и она была дороже.

Издержки у меня росли быстро. Когда я начинал, маржа с одного плана была около 80%, а к 2014 году случился «крымнаш». Из-за растущих цен и падающего рынка маржа сократилась до 40%. Стало совсем грустно.

При этом конкуренция выросла. Заказ в Директе стал обходиться дорого и не всегда окупался. За годы работы я не выстроил никаких процессов: программы лояльности или каких-нибудь продажников, которые бы работали по базе заказов. Я ничего не строил, потому что приунывал.

Что это значит?

Я склонен к периодическим депрессиям. Это не жёсткие клинические, когда ты вдруг просто психанул, а просто постепенно силы покидают. Всё держится только на мне и кажется безнадёжным. Я работаю — всё работает, я не работаю — всё не работает. Нет сил, чтобы работать на опережение. Рынок лихорадит, цены растут, конкуренция жёсткая, и мне нечего этому противопоставить. И всё так за полтора года схлопнулось. Сначала пришлось отказаться от фрилансеров и от девочки. Потом и вовсе всё закрыть, потому что каждый заказ приносил только убыток.

Дальше я приуныл со всей силы и в какой-то момент получил письмо рассылки Мегаплана, в котором Макс Ильяхов рассказывал про Школу редакторов. Мне понравилась эта идея. Я подумал, что довольно клёво зайти в дизайн через редактуру. В этом унынии я вдруг почувствовал интерес и зачатки куража.

Что поменялось в тебе за 9 месяцев школы?

Я сказочно заебался. Но взамен я появился как специалист с хардскиллом. До этого не было навыка, который я бы мог продавать на рынке труда. Ты учишься на менеджменте — это непонятно что, типа начальник. Потом у тебя свой бизнес, где ты делаешь всё подряд. А тут выяснилось, что в редактуре я более-менее хорош. И благодаря тому, что я посвятил этому длительное время, это стало моим хардскиллом. Я могу предложить это рынку помимо того, что я ответственный классный парень. Теперь я могу ещё создать какой-то инфопродукт. Не было специалиста — появился специалист. Билет в профессию, как и обещали.

Какие это дало преимущества впоследствии?

Я стал менеджером от редакторов. Как и остальные менеджеры, я понимаю в бизнесе, могу принимать решения, контролировать и нанимать команду. Меня отличает умение редактировать и то, что у меня есть связи среди авторов и редакторов. Это конкурентное преимущество, на которое я могу опираться.

Что было после школы?

На защите диплома подкатили ребята из Сбертеха. Они вообще пришли на защиту дизайнеров, но им понравился мой проект. После защиты предложили пойти к ним: нужен был копирайтер на внутренние проекты. Дали тестовое задание — я сделал, они остались довольны. Но поскольку это Сбертех, им нужно было 3 месяца на оформление: открыть вакансию, оформить бумаги и всякое такое. При этом были довольно жёсткие требования: нужно было закрыть ИП, потому что в банке нельзя работать с открытым ИП. Мы предварительно договорились, я попросил офер, но они его не могут прислать, пока не открыта вакансия. А открывается она с нового года. Я сказал: «Окей».

Я живу дальше, хожу на советы, делаю проекты на фрилансе и жду срока. И тут мне пишет Коля Товеровский и рассказывает про Драйв. Это большая площадка про авто, и у них есть проблема. Там есть бизнес-аккаунты, и на этих аккаунтах они зарабатывали намного меньше, чем предполагалось. Коля предложил мне заняться ими. Это звучало загадочно и интересно.

Со Сбертехом было понятно: стану копирайтером и на меня будут валиться задачи, которые придётся выполнять в рамках чёткого рабочего дня в офисе. А тут прилетает предложение «придумай что-нибудь, чтобы было клёво, и с нуля». Я не знал, что делать, но за решения пришлось бы отвечать. Зато работаешь, как хочешь.

Я получил две полярные штуки: одна — прямая и ясная, вторая — загадочная и интересная. Очевидно, что если облажаешься, то тебя просто уволят. А в банк ты пришёл, осел там, и тебя фиг уволишь. Тут не так: всем будет очевидно, работаешь ли ты, справляешься или нет. В итоге выбрал Драйв. Пришлось извиняться перед ребятами из Сбертеха.

Рабочее место в офисе Драйва. Фигурка на батарее — СЕО компании, Антон Болотов, который живёт в США. Это мой прямой начальник, но я его никогда не видел. Антона переставляют так, чтобы он следил за всем из неожиданного места

Как звучит твоя должность?

Я продакт-менеджер.

Что сейчас делаешь в Драйве?

Новые бизнес-аккаунты. Это страница автобизнесов, которая помогает им строить репутацию и привлекать клиентов. Бизнесу достаточно завести страницу, и к ним приходят люди из их целевой аудитории.

С чего начинается рабочий день в понедельник?

Сначала планёрка с разработчиками. Разработчики — это ограниченный и дорогой ресурс. Соответственно, я не единственный человек, которому они нужны. У меня есть список доработок по продукту: фичи, починки и улучшения. Я заранее обсуждаю крупные задачи с этими разработчиками. В понедельник все разработчики и менеджеры собираются на планёрку и обсуждают все задачи. И разработчики берут эти задачи, учитывая доступное время.

Твои обязанности в компании?

Я определяю, куда будет развиваться продукт в плане разработки, и планирую новые задачи. Я координирую работу команды и раздаю зоны ответственности.

И наконец, просто прикрываю всё, что не прикрыто. Я делаю любую вещь, которую делает любой из членов команды. Когда дизайнер был в отпуске, я нарисовал дизайн для разработчиков. Сейчас в отпуске чувак из поддержки. Я его прикрываю, потому что людей не хватает.

Почему?

Я снова собрал всё из говна и палок. Спрос превысил ожидание раза в 4. Сейчас система построена, как трубы из картона. Пока по ним медленно течёт вода — всё в порядке, вода протекает. А тут внезапно напор увеличился в разы, и везде прорвало, на всех этажах. И ты не успеваешь чинить, доделывать и укреплять. Поэтому сложно.

Какие дальше планы?

Сейчас я погружён в бизнес-аккаунты. Это, по сути, бизнес внутри организации. И его как бы создаю я. Это понятно работающий продукт, который приносит понятную прибыль. В нём можно посчитать затраты и инвестиции.

Раньше я сам крутился с планами эвакуации, а сейчас за мной ещё и вся мощь Драйва. Там все крутаны: помогает Коля Товеровский, в дизайне Вадим Юмадилов, а разработчики Драйва невероятно круты. И на таких ресурсах я делаю этот бизнес и всё будущее связываю с ним. Главная задача — чтобы всё не развалилось от такого жёсткого роста.

Ролик Драйва о бизнес-аккаунтах

Какие рассылки ты читаешь?

Я подписан на миллиард рассылок, потому что веду ещё несколько лекций на курсах по рассылкам. Но сам я не читаю рассылки постоянно, а набегаю и собираю подборки перед курсом. Только на Недиван Людвига подписался и сейчас читаю.

Чему ты учишь?

Создавать рассылки. В Нетологии есть 2 курса: коммерческий копирайтинг и основы копирайтинга. Один из них вёдет Сергей Король. И вот у меня там две лекции про рассылки.

А с этим ты как завязался?

Мне написал Король и предложил вести курс. Ещё во время первой ступени я решил, что нужно где-то работать. Я изначально не рассчитывал пройти дальше первой ступени, а там одна теория. Но теория без практики — это тупо, поэтому я нашёл работу редактором в агентстве Out of Cloud. Они как раз искали и не могли найти чуваков в инфостиле. Тогда был настолько большой голод на таких специалистов. И я пришёл как раз делать рассылку агентства. В процессе многое понял про рассылки, переварил и сейчас использую.

Иллюзия, с которой ты попрощался за последний год?

Что люди читают то, что я пишу.