Камилла Газиева. Найти своё место и помогать другим — Кто студент

Камилла Газиева Найти своё место и помогать другим

Менеджер с MBA рассказала об эмиграции в Америку, работе в Танзании и создании сообществ.

Кто ты по образованию и чем занималась последнее время?

Я закончила Московский государственный лингвистический университет по специальности «Менеджер организации». Обучалась там английскому, французскому, испанскому и менеджменту.

Работала в маркетинге в компаниях Ernst & Young и «Рош Диагностика», получила MBA в Америке, вернулась в Россию продолжать работу в медицинском оборудовании. Потом получила степень магистра в управлении и маркетинге организаций здравоохранения и работаю в этой сфере.

Сейчас пишу образовательные материалы для беременных женщин и молодых родителей.

На научной конференции с плакатом о нашем исследовании. В руках держу бутылочку с «кровью». Внизу стоят ещё семь таких, чтобы наглядно показать, сколько крови может потерять женщина во время родов

Как ты уехала получать MBA в Америку?

Я подала заявку осенью 2008 года, прошла три этапа отбора, включая экзамен по математике на английском, TOEFL и собеседование. В итоге выиграла стипендию Эдмунда Маски от американского правительства и в 2009 уехала учиться.

Бойсе, 2011. С дипломом MBA и лучшей подругой после выпускного на футбольном стадионе

Расскажи про Танзанию — как там оказалась?

Мой муж отучился два года по программе врач-гинеколог, потом из неё ушел в учебный отпуск. Он придумал проект по спасению матерей от излишней потери крови при родах в Танзании. Я тоже занимаюсь материнским здоровьем, поэтому поехали вместе на два месяца. Работали вместе с местной организацией, с государственными органами, провели подготовительную работу на месте, зарегистрировали проект и научное исследование, которое начнётся этим летом. Было интересно и страшно.

Что страшного в Танзании?

Мы поехали с годовалым сыном и боялись болезней и грязной воды из-под крана. Но это оказалось мелочью, потому что в магазинах продают бутылки с водой.

Поразило отношение к белым людям. Думаю, местное население с трудом понимает, что это расизм. Если ты белый, к тебе относятся по-другому: у тебя есть деньги, ты готов за всё больше платить. Первый месяц это нормально, а потом начинает раздражать. Плюс тяжело по улицам ходить, особенно с маленьким ребенком, потому что все подходят, трогают малыша, хотят взять на руки. Сложно доверять. Но Танзания очень безопасная страна, там нет войн.

Во время рабочей поездки на остров Укереве на озере Виктория. На острове очень много детей из-за высокого уровня подростковой беременности

А самое интересное открытие?

Там очень любят детей. Например, пришёл в ресторан, ребёнок бегает и шумит — никто ничего плохого не скажет. Продавцы в магазинах, официанты и просто люди на улицах всегда присмотрят за малышом, даже если не просишь.

А в плане путешествий мы с ребёнком забрались в первый лагерь на Килиманджаро. Он был у меня в специальном рюкзаке на спине, и я очень переживала, что он устанет, поэтому почти бежала в гору, обгоняя туристов. Когда они видели у меня ребенка за спиной, говорили: «Боже, что происходит?»

В Танзании мы жили в очень живописном городе Мванзе

Вид с первого лагеря на Килиманджаро, высота 2 700 метров

Как для тебя проходила эмиграция в Америку?

Я переехала в 2013 году, чтобы строить семью и учиться. Вышла замуж, родила, получила второго магистра. Осознание, что я переехала, пришло ко мне недавно — в марте или апреле.

Когда переезжала, вела два бизнес-проекта в России, училась и вкладывалась в отношения, поэтому не замечала недостатка социальной жизни и разницы в традициях. Спустя четыре года меня как ударило по голове, и сейчас эмоционально не очень хороший период. Я начала об этом чуть-чуть писать, надеюсь, поможет.

На что ты начала обращать внимание?

Обострилась чувствительность к разнице в традициях. Например, там Пасха представляет собой фестиваль, на котором дети бегают по парку, собирают пластиковые яйца, прыгают ростовые фигуры, играет музыка и делают хот-доги. Всем весело, но я мыслями ухожу в воспоминания, когда дома красили яйца луком, а мама пекла всякие штуки. Классно, что они так празднуют, но мне немного грустно. Ещё я всегда праздновала Новый год, а не Рождество. Здесь главный праздник — Рождество, но муж старается праздновать Новый год со мной. За четыре года один раз до полуночи дотерпели.

Пока не принимаю то, что есть здесь, но и не могу воссоздать то, что было там.

Что посоветуешь человеку, который собирается эмигрировать?

Подумать, надо ли эмигрировать вообще и что он оставляет стране, в которой жил. Нужно думать о друзьях и работе — сможешь ли найти подходящую и будут ли ценить здесь так же, как на родине. Посоветовала бы вкладываться в связь с друзьями и родственниками: регулярно звонить, переписываться в чатах, вместе куда-то ездить. Посоветовала бы искать людей из своей страны.

Сложно найти в Америке общение на русском языке?

Я жила в городе Бойсе, штат Айдахо, потом переехала в центр Америки — в Омаху, штат Небраска. Уже месяц живу в новом месте — город Оклахома-сити, штат Оклахома. До этого немного в Индианаполисе и Айове на кукурузных полях. Обычно приезжают в большие города, а я исследую весь центр Америки. Тут нельзя зайти в Фейсбук и найти Russian speaking group.

В любимом городе США — Бойсе, штат Айдахо. Такие холмы с десятками троп начинаются в центре города

Мечтаю пробежать Большой каньон туда и обратно, 65 км. Пока удалось только посидеть наверху

Ты бегаешь? Это увлечение или сфера развития?

Бегать я начала в 2010 году. Сейчас бегаю пару раз в неделю по пять километров, но хочу больше. Бег изменил мою жизнь, раньше я спортом не занималась. На первую пробежку меня взял муж, мы пробежали час, и я втянулась. Когда приехала в Москву в 2011 году, вступила в один из первых беговых клубов Moskva River Runners и стала одним из его лидеров вместе с основателем Вовой Веселовым. У меня появились друзья-бегуны, я начала писать про бег, организовывать поездки на марафоны и создавать ювелирные украшения для бегуний.

Бег для меня стал отдушиной и способом найти единомышленников, где бы я ни была. В Омахе есть беговой клуб, в июле пойду на пробежку и познакомлюсь с кем-нибудь.

Как начать бегать?

Надеваешь кроссовки и бежишь. В беге главное — начинать потихоньку, чтобы не получить травм. Чтобы пробежать первые 10 км, у меня ушло 2 месяца. Я не следовала планам, по часам смотрела: 15 секунд пробежала, бежать не могу, 10 секунд прошла, восстановила дыхание, 15 пробежала. И так два месяца, пока не смогла бежать час.

На финише забега North Face в штате Юта. Я упала, разбила коленку и прибежала третьей в своей возрастной группе на дистанции 21 км

Как организовать беговой лагерь? Что это такое?

Я несколько месяцев мечтала куда-нибудь поехать, чтобы там дней десять есть, спать, бегать и общаться с классными людьми. Тренер из Сербии пригласил в беговой лагерь в Хорватию — я поехала, посмотрела и подумала: «Ох, ну это круто вообще!» Зимой мы с ним решили сделать свой, а в мае уже организовали. Было страшно, что всё провалится. Но мне доверяли, знали что не брошу, и группа собралась.

В первый раз мы и не думали продолжать, просто сделали группу в Фейсбуке. Но получили крутые отзывы, и через полгода уже сделали сайт с помощью Тани Мисютиной из Бюро Горбунова. Три раза ездили в Хорватию, потом стали делать интенсивные онлайн-программы в Москве. К этому времени я уехала в Америку и руководила удаленно. А потом стало сложно, и я решила, что у меня много всего, и расформировала лагерь.

Тренировка бегового лагеря Unity Run Camp в Москве. Бег — это счастье

Почему?

Я была занята: работала на двух работах, закончила двухлетнюю учебную программу за полтора года. Не хватало времени на всё, я очень нервничала. Было сложно работать в Америке, когда всё происходит в Москве или Хорватии. В моей работе важно поддерживать контакт с людьми, понимать аудиторию, потому что на рынке всё менялось, появлялись новые беговые клубы. Я продала проект компании I love running, мой партнер ушёл оттуда и сейчас работает с московским марафоном.

Ты написала статью про бег и харассмент. Что узнала в процессе?

Я хотела донести до людей, что девушкам бывает сложно и страшно бегать. Многие стесняются своих форм, что медленно бегут или краснеют. Если услышат даже доброжелательный комментарий на улице, это может поставить крест на их пробежках.

А ещё я слышала много историй, и неприятные ситуации случались со мной. Я попросила девушек в нескольких группах поделиться своим опытом. Поразило количество полученных историй: от безобидных до попыток изнасилования. Когда я разместила это сообщение, получила много комментариев от мужчин в духе «А что такого, я не могу „привет“ сказать?» У людей нет понятия личного пространства. Если я вышла на пробежку, это не значит, что хочу познакомиться или показать красивую попу в обтягивающих лосинах. Девушки не должны защищаться, это другие люди должны понять, что есть личное пространство и его нельзя нарушать.

Если я хочу заняться бегом в Москве, какие клубы посоветуешь?

Посоветую пойти к Милану Милетичу, это мой бывший партнёр по лагерю. Он работает в клубе «Столица». Он считает, что спорт помогает наслаждаться жизнью. Милан поможет избежать травм, потому что у него спокойный размеренный подход.

Правда, что ты отправляла вступительное задание в школу из Занзибара?

Да. Если бы я не была на Занзибаре, не отправила бы. Когда мой муж проходил собеседование на медицинские программы в Америке, я поехала на Занзибар. Туда в отпуск приехала и моя мама. Она занималась сыном, а я делала работу. Фотографии для задания сделал официант у стенки ресторана. Я думала над заданием несколько недель, а начала делать только на Занзибаре, когда появилось время углубиться. Как сейчас вижу: сижу в бунгало, рядом океан и я делаю задание.

Делаю эксперимент про центр тяжести с книжкой «Пиши, сокращай» для вступительного задания. Фотографирует бармен из отеля

В перерыве от подготовки вступительного задания

Когда ты узнала про Школу редакторов и почему решила идти?

Два с половиной года назад от знакомой. У Лены Дроновой дочке было четыре недели, когда она написала, что учится в Школе стажёров. Потом кто-то из знакомых редакторов беговых изданий поделился постом Максима Ильяхова. Ещё видела у Ильи Петрова, Марины Сафоновой и поняла, что надо учиться у таких людей. Начала следить за этим, мама привезла мне книжку «Пиши, сокращай», я прочитала отзывы и расспросила Лену Киселёву, которая раньше закончила. Поняла, что мне тоже надо.

А зачем тебе это надо? Что ты хочешь с помощью этого делать?

Воплощать детские мечты. В школе я делала стенгазеты с подружкой. Она классно рисовала, а я придумывала, как всё должно быть, и находила материалы. Мы занимали с этими стенгазетами первые места. Ещё я любила уроки литературы, писала сочинения на 10 листов. В девятом классе пошла в местную газету в кружок журналистов, но записалась только я. Редактор сказал: «О, ты одна! Ну пиши». Я написала несколько статей. Брала интервью у нарколога, делала репортаж с местного КВН.

Хотела поступать на журналистику, но родители были за менеджмент, потому что «журналисты деньги не зарабатывают». Это было хорошее решение, потому что я отлично выучила язык и это помогло мне уехать учиться в США.

Кто для тебя редактор?

Раньше я считала, что редактор придумывает темы для издания и проверяет — хорошо или плохо написано. Сейчас думаю, что редактор придумывает коммуникационную стратегию: о чём писать и как это должно выглядеть.

Я не вижу себя только человеком, который будет придумывать темы или проверять чужие статьи. Мне нравится комплексная работа. Вот придумала рассказать, как не подхватить инфекцию во время беременности и какие инфекции бывают. То есть продумываю полный цикл.

Ты успеваешь и болтать в чатах, и спрашивать преподавателей, и учиться. Как быть таким же пробивным?

Я не считаю себя пробивной, боюсь задавать вопросы. Но Илья Синельников сказал не бояться, а просто спрашивать. Нужно перебороть страх и стеснение. Я хочу закончить школу и понимаю, что если сама не спрошу, то никто не ответит.

А ещё мне нравится общаться с ребятами, потому что в моей жизни мало личного общения. Мне интересно помогать другим и хочется, чтобы у всех всё хорошо получалось.

Советы бюро
Михаил Нозик о вёрстке
Максим Ильяхов о доверии к данным, о контроле финального вида статей, о нативных статьях

Что тебе уже принесла школа?

Я стала по-другому извиняться. Раньше говорила: «Извините, я не успела сделать, ребёнок заболел». Теперь пытаюсь предусмотреть, а если не успела или опоздала, просто говорю: «Извините, я не успела». Перестала искать оправдания, потому что никому это не надо. Стало легче.

Меньше боюсь делать новое. Не умею работать в графических редакторах — научилась фотографию с фона вырезать. Я боялась даже Фотошоп открыть, а сейчас понимаю, что надо просто открывать и делать.

У тебя уже есть идеи своего проекта на третью ступень?

Пока нет, но хочу сделать что-то о здоровье беременных женщин или спорте. Есть идея, как к этому подойти: хочу проект для реального клиента. Запишу видеообращение к друзьям и скажу, что буду рада сделать классный проект для вас с командой.

Какие книги ты бы посоветовала другим людям?

Комикс Hyperbole and a Half — это лучшая книга. Она честная и трогательная. Перечитываю её и показываю картинки сыну. Всем рекомендую.

Мой любимый комикс — про депрессию

От каких иллюзий ты отказалась за последние год-два?

Что всё можно контролировать. Когда родился ребёнок, многое вышло из-под контроля. Стало невозможно предсказать, что будешь чувствовать, когда что-то случится. Я принимала серьёзные решения до родов, предполагая, как буду себя чувствовать через 2−3 месяца после. Но в итоге чувствовала себя по-другому. Поэтому лучше не колдовать на магическом шаре.