Костя Серов. Топлю за самообразование — Кто студент

Костя Серов Топлю за самообразование

От лендингов с голыми женщинами до продакт-менеджера.

С чего начался твой профессиональный путь?

Когда мне было 15 лет, мой папа учился бизнесу в Институте Юрия Мороза. Однажды он предложил: «Давай учиться вместе, отец и сын».

Юрий Мороз — олдскульный инфобизнесмен, который обучал бизнесу с 2001 года через рассылку на портале «Субскрайб-ру». Тогда «Субскрайб» был источником знаний — как сейчас соцсети и ютюб. Люди заходили, выбирали из каталога авторов и подписывались на них. Юрий был то ли золотым автором, то ли платиновым, имел два миллиона подписчиков.

Мороз топил за отказ от традиционной школы для детей и в качестве примера ссылался на «Педагогическую поэму» Макаренко. Мол, дети всё умеют, просто мы в них не верим, поэтому бизнесу и чему угодно можно учиться с самого детства.

И чему учили вчерашних школьников?

В первый месяц обучения я ходил по предпринимателям и узнавал, как они начинали бизнес. Я тогда зарабатывал тысяч 16, работая в бизнесе отца грузчиком. Я спрашивал у предпринимателей, как заработать в два раза больше — 40 тысяч.

Мороз говорил: «Первое. Вам надо понять, что не боги горшки обжигают. Без этого понимания бизнеса не получится».

Было страшно: я брал телефон и справочник 2ГИС, звонил в случайные компании и просил соединить с директором. Меня спрашивали: «По какому вопросу?» Отвечал, что я начинающий предприниматель и хочу посоветоваться. В 30% случаев проходил через секретаря, а если это была маленькая фирма, то отвечал сам директор. С некоторыми встречался — они рассказывали мне свои истории.

Тогда я понял, что бизнес делают обычные люди, и в 15 лет это сильно расширило мозги

Как учили зарабатывать?

Помимо теории из курсов были очные тренинги Мороза в Москве. В 16 лет я впервые прилетел в столицу для участия в одном из них. Тренинг назывался «АДЖ» — альтернативно-деятельностная жизнь.

Первым делом меня спросили, зачем пришёл. Прямо передо мной мужика выгнали за то, что он не смог ответить. Я сказал, что хочу лучше понять учебные материалы. ПСК (председатель совета командиров) отвечает: «Неа, 20 отжиманий».

Я пошёл отжиматься, а сам испугался, что меня сейчас выгонят. Получается, что я из Владивостока зря прилетел на последние деньги в надежде изменить жизнь. Сделал отжимания, подхожу, начинаю опять что-то мямлить, а ПСК: «Так, ты не понял, сделай ещё тридцаточку».

Я иду отжиматься и понимаю, что это мой последний шанс. Если сейчас не отвечу, точно выгонят. Подхожу и опять начинаю мямлить. И тут ПСК меня спасает — пожалел, видимо: «Понятно. Цель тебе ставлю я. Ты здесь, чтобы зарабатывать деньги, всё понял?»

АДЖ

На тренинге АДЖ в Москве

Что нужно было сделать, чтобы заработать?

Продать сайт. Мне дали лист А4 с тупым скриптом, прикрепили ко мне наставника и отправили продавать. Что это был скрипт, я тогда не знал.

Мы ходили на ВДНХ по павильонам и предлагали всем сделать сайт. Был 2012 год: вокруг цветочные магазины, ларьки. Люди стоят, торгуют, нафига им сайт? Но мы, как дурачки, ходили и продавали.

На следующий день дали скрипт телефонного звонка. Всю неделю мы звонили в холодную по такой схеме: за 30 минут нужно сделать 30 попыток звонков — просто набрать номер. Каждый недозвон — 10 отжиманий. Если ты за полчаса не назначил встречу с клиентом, то это ещё 30 отжиманий.

Фишка в том, что физически невозможно успеть сделать 30 звонков за 30 минут, когда ты ещё за прошлые полчаса отжимаешься.

И долго это продолжалось?

За пару дней до конца недели всем поставили ультиматум: «Не продадите сайт до конца недели — на следующую можете не приходить». А я приехал на два дня раньше, поэтому моя личная неделя уже подошла к концу, и мне сказали: «Если не продашь сайт сегодня, завтра можешь не приходить».

Я вышел на ВДНХ с севшим нетбуком и стал искать, где подзарядиться. На первом этаже гостиницы «Космос» подключился к розетке. Пока нетбук заряжался, я звонил во все компании, которые есть в этой гостинице, чтобы продать им сайт. Естественно, ничего не получилось.

Отжимания

Отжимались даже на Красной площади. Рядом книга Фрэнка Беттджера «От неудачника до успешного бизнесмена»

Энтузиазм

Только на энтузиазме я тогда и выезжал

Так и не продал сайт?

Когда я совсем потерял надежду, увидел банер студии перетяжки салонов автомобилей. Смотрю, на плакате сайта нет — значит надо позвонить. Ответил какой-то менеджер: «Что? Сайт? Плохо слышно». Я был рядом и предложил зайти, он согласился.

В студии сидел азиатского вида мужичок, которому на всё пофиг. Говорит: «Через пару часов подъедет босс — с ним и обсудите создание сайта». Босс подъехал: грозный, с кожаным портфелем, блондин, волосы зализаны назад. Похож на вора в законе, главного героя фильма «Некст».

Я предложил ему сделать сайт за 18 тысяч. Обсудили, какой он хочет сайт, и он сразу даёт предоплату 50%. Я говорю: «Подождите, давайте хоть договор подпишем». Он даёт мне паспорт, я вписываю его данные, протягиваю ему договор, а он подписывает не читая.

Я удивился: «Вы хоть посмотрите мой паспорт, я же с Владивостока». А он: «Думаешь, я тебя во Владивостоке не найду?» Тут я вообще испугался, что если не сделаю сайт, хана мне.

Так я продал первый сайт.

Как ты его делал?

Правила были такие. Половина суммы, за которую ты продал сайт, сразу уходит на развитие АДЖ как оплата тренинга. Из оставшихся 50% двадцать отдаёшь председателю совета командиров, десять — командиру своей команды. На оставшиеся 10% ты должен сделать сайт. Получается, у меня было на сайт 1800 рублей. Но я уложился в 1500.

Я опубликовал заказ на сайте «Фриланс-ру» и нашёл исполнителя — он был и дизайнер, и верстальщик, и программист, всё в одном. Помню, пшиу ему, а он: «Сейчас не могу, попозже, с огорода вернусь».

Я названивал ему постоянно: «Ты не понимаешь, тут такой человек, нельзя подставлять» — я был супер-менеджер, когда думал, что на кону моя жизнь.

Мы сделали сайт за полторы недели вместо двух, и заказчику всё понравилось.

Что делал после тренинга?

Тренинг сильно на меня повлиял. Я вернулся во Владивосток и начал делать то же самое: звонил и продавал в холодную года полтора. Делал всё по такой же схеме, что мне вбили в голову: сделать нужно максимум за 10%, а 90% — прибыль.

Сайты продавались плохо, потому что они были дерьмового качества. Если я сам не звонил, продаж не было. Сарафанного радио и рекомендаций не было, а я не понимал, в чём причина.

Потом я отчаялся и решил, что сайты — это не моё. Пошёл в «Бизнес-Молодость» на программу «Коучинг», которая сейчас называется «ЦЕХ».

В БМ я «тестировал ниши», как они говорят: делал сайты по продаже щебня, пластиковых окон и ещё какой-то фигни, настраивал рекламу и получал первые продажи.

Самое полезное, что я понял на «Коучинге»: дизайн и вёрстку лендинга должны делать два разных человека. Я тогда реально не понимал, что есть дизайнеры. Думал, есть люди-оркестры, которые делают всё, и они либо плохие, либо хорошие. А оказалось, что можно отдельно нанять дизайнера, а потом уже его дизайн отдать верстальщику.

БМ

Первый открытый мастер-класс БМ во Владивостоке. На Тихой, в бизнес-инкубаторе ВГУЭС

Сейчас «Бизнес-Молодость» много критикуют. Как думаешь, заслуженно?

Когда я там был, со мной учились бизнесмены 30 лет и старше. Я там был самый мелкий. Люди искали в БМ возможности развития бизнеса в интернете. Все процессы у них были выстроены. Они уже знали, что главное — довольные клиенты, настраивали маркетинг и получали кратный рост.

БМ можно критиковать только за нечестную рекламу. Они привлекают молодняк — тех, кто ищет халяву, волшебную кнопку: «Вот я сейчас пойду на БМ и за два месяца у меня там изменится жизнь, буду пить смузи и работать на себя». А потом делают плохие продукты и впаривают их. Понаделают лендингов и кидают людей.

Но если это отбросить и взять саму теорию, то я думаю, что многим БМ помогла понять, как работает интернет. Особенно взрослым предпринимателям вроде моего папы: он вообще был не в курсе про рекламу в Яндексе. Благодаря БМ хорошо настроил всё, привлёк новых клиентов, вырос, открыл новое направление. Тогда, в 2013 году, клики во Владивостоке были по 3 рубля.

Что было после БМ?

Я стал нанимать дизайнеров, и качество моих сайтов выросло. Спустя три месяца я смог продать сайт уже не за 20, а за 100 тысяч. Они стали хорошо получаться, и заработал сарафан. Я уже сам не звонил, клиенты приходили по рекомендациям.

Первой клиенткой, с которой я работал по новой схеме, была владелица ресторана «Мельница». Она дала мне 20 тысяч сверху — как благодарность, что классно сделал. Ей нравилось, что на её айфоне сайт не тупил.

Потом я сделал ей и сайт доставки. Последнюю доработку делал 30 декабря прошлого года. Получается, что наш лайфтайм длится больше четырёх лет.

Если делать качественно, клиенты будут обращаться ещё и меньше денег потратишь на привлечение

Где ты искал исполнителей?

В 16 лет на «Фриланс-ру». Над «Мельницей» я работал с дизайнером Сашей Дикой. Я сразу написал ей: «Вот заказ, взял за 13 тысяч. Три уйдёт на вёрстку, а девять — тебе. Больше не могу». И она согласилась.

Потом использовал «Дизкон-ру»: там можно проводить дизайн-конкурсы с оплатой за результат. Мы выкладывали задание на дизайн сайта в формате конкурса. Приходило 10—30 работ, выбирали победителя и платили деньги. Он присылал исходники — и мы начинали с ним работать.

Я провёл конкурсов на 200 тысяч, даже получил статус «золотой заказчик». С некоторыми исполнителями мой партнёр работает до сих пор.

Копирайтеров пытался искать на фрилансе, но это был отстой. Тысяча знаков на развес, а потом за ними всё переписываешь. Сейчас я бы нанял кого-то из Бюросферы. Зашёл бы на Биржу Главреда, посмотрел работы и связался.

А личные проекты делал?

Да, есть несколько историй.

Я пытался встречаться с девушкой, ухаживал за ней и что-то ляпнул не то. Она обиделась и везде меня заблокировала. Мне она нравилась, и я хотел её вернуть.

Тогда сел и за день сделал лендинг. Отправил ссылку всем её друзьям из «ВКонтакте» с просьбой репостнуть. Тема сработала, ей понравилось — никто для неё такого не делал. Она разбанила, и мы до сих пор общаемся.

Ещё с другом продавали билеты на день рождения во «ВКонтакте». Предлагали всем желающим поехать на шашлык в тайгу. Сделали из этого события маркетинговую кампанию: писали видосы, делали стримы и разыгрывали билеты.

В итоге продали билетов на 20 тысяч каким-то незнакомым людям. После того как собрали деньги, позвонили узнать, свободен ли тот дом, в котором хотели отмечать. Оказалось, что он забронирован на несколько месяцев. Пришлось вернуть деньги.

Какой проект был самым успешным?

Есть проекты, которые я страшно зафейлил: сорвал сроки, ничего не заработал. Но всё равно горжусь. Это «Иллюзион» и «Туса-ру».

«Тусу» я оценил в 100 тысяч и понимал, что придётся ещё свои докладывать. Сделал разбивку ценника на кучу позиций: программирование фотогалереи, репостов и так далее — чтобы хоть как-то цену обосновать. Ещё и дал скидку 10%. Понимал, что ничего не заработаю, но этот проект сделает мне имя. Так и получилось.

Эскиз

Первые эскизы «Тусы» Саши Дикой

С самого начала я лажал. Долго не мог найти программиста, потом нашёл владивостокца, который уехал жить в Израиль. Чудом его уговорил участвовать в проекте за такие смешные деньги, но в итоге он согласился — земляки же.

Я не терялся, всегда приходил к заказчиками обсуждать проект, какие бы плохие новости не были. Краснел, было стыдно. Но они потом уже мне сказали, что все по срокам не укладываются, но только я так переживал, обычно никто так не делал.

Ещё сказали, что я сделал за сто тысяч сайт, который выглядит на миллион. Предложили: «Давай продавать твои сайты за 300—500 тысяч, а ты будешь делать их за 200?» Тогда я понял, что круто обслуживать клиентов — круто.

А какой сайт не покажешь никому даже под пытками?

Любой из первых проектов со счётчиками и голыми женщинами. Реально: заходишь на сайт, а там женщина облизывает автомагнитолу. Причём он очень хорошо работал. Там столько заявок было, охренеть. Это был кейс, которым я гордился на тот момент.

Как ты пришёл к редактуре?

Шёл 2015 год, у нас с партнёром Степаном Гребневым была маленькая веб-студия. Мы только закончили крупный проект для сети кинотеатров «Иллюзион». Сделали сайт, мобильное приложение, настроили онлайн-продажи, синхронизацию с другими площадками и оффлайн-терминалами.

Мы хотели, чтобы все наши проекты были такими, как «Иллюзион». Но другие клиенты не были такими популярными. Наши сайты становились красивее, удобнее, но ими мало кто пользовался. Клиенты не умели настраивать рекламу, мы тоже эту услугу не предлагали.

Короче, я искал себя, думал куда пойти. И тут как раз во Владивостоке три чувака решили сделать конференцию: привезти Михаила Дашкиева из БМ, Руслана Татунашвили и Дмитрия Норку. А я как раз тогда любил Дашкиева и Татунашвили.

Я пришёл к организаторам и сказал: «Ребята, вы делаете крутую тему, давайте, я вам помогу. Что надо?» Они сказали, что нужно писать письма. Я согласился делать это бесплатно, хотя раньше никогда этого не делал. Попросил купить мне курс БМ «Реальный имейл-маркетинг». Они согласились, и курс мне тогда очень помог.

В итоге я был текстовиком на всех фронтах: делал публикации в СМИ, текст в рекламу на радио, на банеры, в соцсети.

Конференция прошла успешно. После неё я стал искать информацию, как писать лучше. Загуглил, и наткнулся на подборку курсов для копирайтеров, в которой была и Школа редакторов Бюро Горбунова, и рассылка Ильяхова.

Сразу решил поступать?

На тот момент был открыт набор, и я сразу написал: «Ребята, возьмите меня бесплатно, вот вам моё портфолио». Скинул им автобиографию на 37 страниц мелким шрифтом. Почитайте, мол, ознакомьтесь с моим уровнем. Это было нагло: если вы меня возьмёте, я пойду, а если нет, то не хочу.

Лера Панина мне вежливо ответила: «Если вы такой крутой, то вам ничего не стоит сделать вступительное задание и поступить бесплатно». Я тогда забил, подумал: «Вот охренели».

Но подписался на рассылку Ильяхова. Он как раз её запускал, и я сразу купил. После середины курса решил, что надо идти в школу.

Летом 2016 года я прошёл подготовительные курсы, но не смог поступить осенью, потому что не было денег. Поступил в январе 2017 года. Прошёл на 22 место и очень сильно жалел, что курсы прошёл раньше — баллы сгорели. Если бы заново прошёл курсы, то поступил бы на бесплатное, потому что за саму работу у меня были баллы выше, чем у тех, кто был в десятке.

Что изменила школа?

До школы я думал, что если хочешь чего-то добиться, то нужно делать что-то своё, а работа в компании — полный отстой. Я не знал, что бывают нормальные компании, как бюро, например.

Потом я узнал, что они такие не одни — есть другие классные места, где хорошо относятся к сотрудникам. Понял, что это может быть мой путь, и стал искать работу.

Бюро научило писать лучше и в целом дало понимание о карьере. Я завёл блог про работу, чтобы рассказывать людям, которые не в курсе, что можно работать в нормальной компании.

По переговорам тебе всего двух баллов не хватило до высшей оценки. Так легко давались?

Перед школой я три раза прочитал Кэмпа. И в процессе учёбы читал — это моя любимая книжка. Как-то сразу понял, что переговоры и управление проектами — главное, чему учит школа. Это всё про обслуживание клиента. Мне были понятны слова Синельникова, все его фразочки. Поэтому так легко сдал.

Сертификат

Сертификат Школы редакторов Бюро Горбунова

А почему на вторую ступень не пошёл?

Я тогда доживал последние дни в Таиланде, собирался улетать. Денег хватало только на билеты. И я написал в чате: «Всё, всем пока».

Нужно было доучиться ещё месяц. Женя Воронцова кинула инициативу — и студенты собрали мне 13 тысяч. Я оплатил — и доучился. Через месяц смог вернуть долги. Так что о второй ступени речи не было, я был должен ещё за первую.

Планируешь закончить?

Есть идея поступить через год в Школу руководителей. Там есть дисциплины, которых раньше не было: маркетинг, решение задач. Хочу пойти с нуля и дойти до конца.

Когда я учился в Школе редакторов, в первый же месяц писал Бирману и Синельникову — обсуждал с ними идею дипломного проекта. Не видел смысла учиться только одну ступень. Думаю, что суть школы — пройти все ступени и сделать дипломный проект. Диплом — это самый сок.

Какие ещё были инсайты после школы?

После школы я работал с Сашей Волковой, она была редактором «Эвотора», а сейчас занимается своей кофейней и пишет об этом в телеграм-канале «Заварили бизнеc».

Мне кажется, она такой менее известный Ильяхов. Когда мы работали, она указывала на ошибки в моих текстах. Это были самые тупые простые ошибки, которые разбираются ещё в бесплатной рассылке Главреда.

Ещё, когда я принял Кодекс бюрошника как свою профессиональную позицию, мне стало легче и с клиентами, и с работой. До этого я волновался, что могу не заработать денег. А после школы страх прошёл: я стал ценнее как специалист, появлялись клиенты, заказы.

Ты просто хорошо делаешь своё дело — и у тебя всё хорошо. Эта философия бюро мне очень нравится.

Ты закончил первую ступень полтора года назад, но до сих пор в тусовке: на «Живых советах», в чате нашего потока. Для чего тебе это?

На «Живые советы» я начал ходить, когда переехал в Москву. Это была мечта. Два года следил за бюро, но никогда не был на «Флаконе». Я ходил первое время на каждый совет, чтобы вживую посмотреть на Горбунова, увидеться со студентами.

Когда ходил на «Живые советы», познакомился с Таней, дизайнером — она добавила меня в чат текущего набора. В другие потоки я тоже пытался войти, но меня оттуда выгоняли: «Извини, не хотим видеть лишних».

Я в тусовке, потому что планирую поступить ещё раз, хочу вынести что-то новое и поделиться своим опытом

Как школа помогла тебе в бизнесе?

Через месяц после школы нашёлся клиент из Кемерово. К его проекту я максимально применил всё, что узнал в школе, и это сработало очень круто. Мы до сих пор с этим клиентом работаем.

Я сделал на Редимаге лендинг для оптовых продаж шин из Китая. Он поднялся благодаря СЕО, потому что там было очень много текста.

На этом проекте я убедился: не надо слушать тех, кто говорит, что гора текста — это скучно. Большинству, действительно, скучно и неинтересно, ведь им нахрен не нужны китайские шины оптом. Но если на сайт приходит оптовый покупатель шин, он всё читает, на него вся моя редактура и фактоиды действуют, потому что там полезные для него вещи.

Сайт

Делаю промостраницу для «4 колеса», пытаюсь расположить фотографии по сетке Горбунова

Зачем ты проходил курсы аналитиков?

После школы у меня улучшились навыки управления проектами, но меня никуда не брали на продакт-менеджера. Решил, что если пройду крутые курсы по аналитике, смогу устроиться в зарубежную компанию, получать хорошую зарплату и на эти деньги делать что-то своё.

Наткнулся на блог Олега Якубенкова. Он тогда запустил курс по управлению продуктом на основе данных. Я повёлся на «данные» и «вам дадут доступ к системе аналитики» и купил курс, ведь я хотел стать аналитиком.

А курс необычный. Олег сделал то, что ещё никто не делал: игровую модель. Ты регаешься, оплачиваешь курс, и тебе приходит письмо: «Константин, привет! Меня зовут София, я маркетолог такой-то компании. Добро пожаловать к нам в команду. Перед тем как мы начнём работать, ознакомься вот с этим». И дают доступ в систему аналитики. Потом тебя знакомят с директором, который тоже даёт задание.

Есть сюжет — у вас будет публичный запуск продукта. Нужно найти ошибки в метриках, выяснить причины и предложить решение.

После курса я понял, что подхожу для продакт-менеджера. Я работал в техподдержке, общался с клиентами, мог сделать более-менее понятный прототип, пойти к клиенту, протестировать и получить обратную связь.

И тогда ты пошёл работать в продакты?

После курса меня никто не брал. Курс — это мало, решает опыт.

Я услышал про Продакт-школу Аркадия Морейниса с оплатой за результат: ты проходишь курс, устраиваешься на работу и отдаёшь им половину первой зарплаты. Мощный офер.

До этого они проводили курсы для стартаперов: помогали им довести бизнес-модель до ума, протестировать, и если за время курса модель начинала работать, инвестировали в проект. Я думаю, что их портфель во многом состоит из инвестиций в своих же учеников.

Сто компаний разместили на курсе свои реальные продуктовые кейсы. Например, в «Майбуке» заметили, что после месяца пользования много отписок. От них было задание: придумать, как уменьшить количество отписок, и ещё желательно это протестировать на реальном мире. Как? — Как хочешь. Вот на таких реальных задачах и учились.

После окончания продакт-школа собрала лендинг со всеми выпускниками и отправила по базе работодателей. Меня, кстати, там не было, так как я уже устроился на работу в блокчейн-стартап.

Как ты нашёл работу мечты?

Параллельно с работой искал новую: откликался на вакансии, делал тестовые. Иногда неделю делал тестовое, но меня не брали.

А потом увидел вакансию в Кайтене. Когда начали общаться, я понял, что это моя компания. Там даже в описании вакансии были все мои навыки: уметь запускать рекламу, делать простые лендинги на Тильде, имейл-рассылку. Я человек-оркестр, умею многое понемногу.

Мне понравился их подход, он похож на бюрошный: никто не контролирует, сколько времени ты работаешь, что делаешь. Работаешь, где хочешь.

Есть много моментов, которые мне были близки, в том числе и деньги. Кайтен — это тоже стартап, но у них уже есть 3000 клиентов. К инвестициям относятся бережливо: двигаются короткими итерациями, смотрят, сработала гипотеза или нет. Если да, то увеличивают бюджет, если нет — не тратят деньги.

У нас проходят планёрки, и я вижу, что компания заботится о команде, тёплых отношениях.

И есть рабочая задача — постоянно развивать себя. Например, я умею настраивать рекламу, а моя коллега — проводить интервью с пользователями. Я буду учиться у неё, а она у меня. В компании такой подход: «Мы нанимаем умных людей, который смогут чему-то научить друг друга».