Ксения Цветкова. Бросить школу — Кто студент

Ксения Цветкова Бросить школу

Руководитель по маркетингу и коммуникациям рассказывает, почему не доучилась на первой ступени, почему ушла из аспирантуры в Сколкове и как освещает в федеральных СМИ проблемы старения.

Ты поступила на бесплатное место, но не сдала курсовую и вылетаешь. В чём дело?

Я поступила на бесплатное место, потому что в тот момент это было важным. Не могу сказать, что я долго готовилась. Делала всё в последний день.

Когда я начала учиться, у меня был после первого месяца адский кризис. Я была всё время в верху рейтинга, сдавала нормально тесты. Была одна неделя, когда я просто решила ничего не сдавать. Приняла решение, что ухожу. Связано это было с тем, что школа требовала много сил и не закрывала мои текущие потребности.

После недели, когда я упала в рейтинге, не сдала тесты, это привлекло внимание ребят из чата. Они стали меня обсуждать. Я туда пришла тоже и написала своё мнение. Написала, что я разочаровалась в школе. После этого со мной связался Илья Синельников. Мы проговорили с ним час. Он обсуждал со мной школу, обсуждал этот тест. Он думал, что я, как и многие студенты, переживаю именно из-за плохих оценок по тестам. Когда мы реально поговорили о том, что мне нравится и не нравится в школе, мы сошлись на том, что, возможно, мне школа сейчас действительно и не нужна.

Я оставила решение за собой, всё взвесила ещё раз. Приняла решение, что до конца доучусь. Я понимала, что всё равно не доучусь, то есть не пойду на вторую ступень, потому что это точно мне не нужно. Я точно не буду учиться так, чтобы быть в топе. Я сделаю какой-то минимум, потому что, даже когда я делаю минимум, мне школа всё равно что-то даёт. Это была неделя кризиса. А на следующей неделе увидела в работе, что те знания, которые я получаю, дают положительный эффект. Решила, что я остаюсь.

Ушла, потому что поменяла работу, у меня существенно увеличилась зарплата. Я получила первую в своей жизни руководящую должность. К моменту, когда нужно было сдавать курсовую, у меня было карьерное повышение. Я не влезла в расписание. В пятницу я оставляла 2−3 часа, чтобы сдать тесты. На курсовую я себе оставила даже часов пять. Но это был день, когда я улетала в Мюнхен, и текст я писала в самолёте. Текст я написала за три часа, а нужно было ещё сверстать на Редимаге и выложить. Я сверстала, но мне не хватило минуту буквально. В 22:00 я нажала на «энтер», и это окошко не подгрузило мою ссылку.

Пыталась говорить об этом с кем-то из школы?

Нет. Мне кажется, это противоречит всему духу школы. Это был мой риск, это полностью моя вина. Если бы я гордилась собой, если бы это была офигенная курсовая, то я бы, может, и написала. Но она была сделана на коленке, в самолёте за три часа.

Обидно остаться без диплома, но те знания, которые я взяла, у меня останутся. На вторую ступень я идти не собиралась. Я писала Валерии, спрашивала, можно ли сдать с потерей баллов. Она ответила: «Нет».

Ты сказала, что школа не удовлетворяла твои потребности рабочие. Например?

Я микробиолог по образованию, биофак МГУ. Училась в аспирантуре, но ушла в итоге в бизнес. Я никогда не была просто копирайтером или редактором. Работала в компании, которая занимается генетикой. Занималась кучей вещей, преимущественно партнёрскими программами: поиском партнёров, продажами. Вещами, которые не имеют прямого отношения к текстам. Плюс СММ и контент на сайте, рассылки.

Это не было приоритетным направлением для компании. В какой-то момент мне захотелось расти больше в сторону интернет-маркетинга, контент-маркетинга и пиара. Я искала себе площадку, которая поможет оказаться чуть больше в контексте. У меня круг общения строго научный. Мне нужно было какое-то место, где симпатичные мне люди занимаются интересными вещами.

Я читала до этого книгу «Пиши, сокращай». Мне был симпатичен подход. Я пользовалась Главредом. Мне был симпатичен Ильяхов. Я воспринимала школу как способ оказаться в тусовке, где мне помогут стать лучше в текстах. Это то, что в итоге я и взяла из школы.

Проблема оказалась в том, что школа очень догматична. У тебя есть гуру, которые тебя ведут. Очень мало простора для маневрирования.

Я знала, какие будут предметы в школе. Но ты не можешь структурировать нагрузку для себя. Там были предметы, которые мне более интересны и менее интересны. Те же интерфейсы для меня сейчас совсем неактуальны. Когда у тебя времени очень мало, когда ты работаешь в бизнесе… Я для себя не могла ответить на вопрос, почему я, например, сегодня должна потратить час на интерфейсы, а не на работу с партнёрами или чтение книги по работе.

Ты смотрела программу школы, когда поступала?

Да, смотрела. Здесь проблема не в том, что в программе написано что-то не так, а в том, что у меня сейчас в жизни всё очень быстро меняется.

Когда я только поступала, у меня было меньше возможностей для развития других направлений. Я думала, что буду больше текстами заниматься. Потом я поступаю, и на меня сваливаются крупные партнёрские программы, которые требуют скиллов, лежащих вне тех, что даёт школа. Хотя переговоры мне помогали. Это то, что я обожала. Это было очень в тему. Мне кажется, это самое полезное и универсальное знание, которое я вынесла из школы.

Чем сейчас занимаешься?

Сейчас работаю в компании, которая называется «Геро». Это тоже биотех. Они занимаются разработкой терапии против старения. Я руководитель по маркетингу и коммуникациям.

Глобально я пытаюсь сделать так, чтобы о старении можно было говорить на большой площадке нормальным языком. Сейчас эта тема немного табуированная. Проблема в том, что люди, которые занимаются старением, это строго научный коллектив. Им очень сложно найти язык, которым они могли бы рассказать что-то интересное и понятное журналистам.

Рабочее место в офисе «Геро». Это особнячок на Новокузнецкой, где раньше был ресторан. Плакат НАСА с Церерой на стене

Какая у тебя роль?

Я веду соцсети, корпоративный блог. Сейчас больше всего пиар. Журналистам рассылаю пресс-релизы, и уже сейчас сами журналисты обращаются за комментариями. Я готовлю комментарии, статьи, организовываю съёмки.

Сколько часов в день работаешь?

Прихожу я в районе 11, ухожу в 7−8.

Как планируешь работу?

Списки дел пишу в заметках. Стараюсь закрытые, но не всег-да получается. На работе есть «Джира». У меня есть в «Трелло» личная доска, потому что есть подработки.

Без каких приложений не сможешь работать?

Телеграм: я просто поражаюсь, насколько сейчас всё в нём происходит. Пиар-активности у меня все в Телеграме. Гугл-документы. Я всё там делаю. В «Слаке» рабочие внутренние коммуникации. В «Граммарли» проверяю грамматику. «Пейджес».

Как отдыхаешь?

Хотела бы сказать, что сплю, потому что сна больше всего не хватает. Отдыхаю, когда хожу в зал, занимаюсь силовыми тренировками. Чётко замечаю, что, если два раза в неделю успеваю в зал сходить, я себя нормально чувствую.

Когда я говорила о рабочих часах, это рабочие часы в основной компании. Есть внешние задания. Например, от компании, где я раньше работала. Поэтому получается, что, когда основной рабочий день заканчивается, у меня ещё 2−3 часа левых задач.

Для тебя нормально столько работать?

Я так живу последние пару месяцев. Пока жива, но это тяжело. У меня уже был такой опыт, когда я совмещала первый год аспирантуры в Сколкове с последним годом в МГУ.

Зачем жить в таком режиме?

Потому что это челлендж. Реально интересно знать пределы своих возможностей. Я уверена, что всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. Я учусь успевать больше. Плюс интересные задачи. Мне реально не хочется отказываться.

Сколько лет работаешь? Как начинала?

В 2010 году я пошла учиться. Научное образование предполагает совершенно другую работу. Я сижу в лаборатории и занимаюсь генетикой бактерий, например.

В конце второго курса я впервые пошла в компанию, которая занимается генетикой. Занималась контентом и пиаром. Я тогда была совсем маленькой, ничего толком не понимала, но умудрялась общаться с журналистами, которые к нам приходили, помогать готовить материал.

Там я проработала год, после чего у меня на факультете поднялась нагрузка и совмещение уже не прокатывало. Надо было сидеть в лаборатории и заливать чашки Петри, сеять бактерии. Третий, четвёртый и пятый курс я занималась чисто лабораторной работой.

Когда училась в аспирантуре, занималась научными исследованиями в лаборатории. Сидела с утра до ночи, без выходных, без праздников, потому что клетки бактериальные не спрашивают, выходные у тебя или праздники. Они просто растут или не растут.

В сентябре прошлого года я ушла из науки и перешла полностью в бизнес. Пришла совершенно зелёной, вообще ничего не знала.

Культивируем в ферментере светящихся бактерий — вибрион Фишера

Ты сказала, сейчас у тебя руководящая должность. У тебя есть команда?

Ни фига. Я одна. Пока то, что я руковожу, выражается в том, что я определяю направление развития, стратегию, принимаю решения сама.

Какая краткосрочная цель в карьере сейчас?

Сделать так, чтобы о компании и о старении заговорили. Я хочу, чтобы моими силами это всё провернулось и стало классной модной темой.

Что для тебя будет знаком, что ты справилась?

Я работаю почти два месяца. После первого месяца мы сделали кейс. Я разослала пресс-релиз, и его взяли «РИА Новости», «Газета.ру». Потом пошли перепечатки.

Это были чисто мои старания. Они не знали, что к нам можно прийти, что-то у нас спросить, мы что-то интересное расскажем. В следующем месяце ко мне пришли с «Первого канала» и «Известий». Пришли сами, потому что уже знали, что у нас есть что-то интересное. Моя задача — свести исходящую активность к минимуму, чтобы к нам все шли за нашим мнением и новостями о старении. С другой стороны, в плане метрик, это просто интересно для инвесторов, для бизнеса.

Если я на «Дожде» увижу репортаж о нас, буду радоваться, потому что я не понимаю пока, как заходить на «Дождь»

Почему «Дождь»?

С ними тяжелее работать, потому что они очень избирательны в том, что показывают.

Какие медиа и рассылки читаешь сама?

В Телеграме — «Беспощадный Пиарщик», «Инструменты редактора», «Радио Саша», каналы, связанные с бюро. В Фейсбуке — «Безумные котики». Читаю «Виси.ру», при этом не очень их люблю. Просматриваю Медиум, у меня сформирована англоязычная лента по тегам, которые мне интересны: старение, здоровье.

Новости откуда узнаёшь?

Из ленты Фейсбука: какая-то хипстота типа «Виллиджа», «Афиши» — от них. Они все друг за другом повторяют.

До этого ты выделила «Дождь».

У них видео — я не очень люблю видео. Я читаю подводки, новости узнаю, но смотрю редко. Мне нравятся люди, мне нравятся идеи, которые они исповедуют.

Какие идеи тебе нравятся?

Если убрать истеричность, которая там бывает, — чем я старше становлюсь, тем больше она меня бесит — то всё равно это ориентир на человека, демократию. Условно, европейское мышление, либеральное мышление.

Что лучше всего у тебя получается?

Чесать языком. Коммуницировать в широком смысле. Я себя комфортно чувствую, когда выступаю медиатором между кем-то, когда нужно в хорошей форме что-то донести.

Когда я работала в науке, больше всего любила рассказывать студентам. Когда есть знание и нужно его облечь в форму, чтобы студенты поняли. Это было супер.

Когда я получила первый свой грант под исследование. Самое классное было не то, что я получила грант, а момент, когда мне нужно было сделать презентацию перед инвесторами на пять минут и в ней объяснить, почему это круто.

Всё, что я делала в предыдущей компании. Если работаешь с партнёрами, у тебя есть свой товар, который ты можешь предложить, услуги, условия — тебе нужно о них хорошо рассказать, чтобы не осталось вопросов, подходишь ты или не подходишь. То же самое нужно делать для клиента, который приходит на сайт, то же самое в пиаре. Я посредник между научными сотрудниками моей компании и журналистами.

То есть убеждать?

Нет. Когда ты убеждаешь, ты своё собственное мнение проталкиваешь. Я не хочу прийти к определённому результату, я просто перевожу. Это разговор об этичности. Это то, почему я пошла в школу. Не считаю, что какие-то манипулятивные штуки работают. Когда ты говоришь «убеждать», мне кажется, что ты говоришь о каких-то манипулятивных вещах.

Я писала о генетике — области, которая сложна для понимания, где челлендж не столько в том, чтобы убедить человека, что ему это надо, сколько в том, чтобы рассказать, что это вообще.

Расскажи подробнее про этичность и школу.

Моё разочарование в школе с этим было связано. Всё, что транслируется бюро на внешних площадках, оно соответствует моим представлениям об этичности.

Например, переговоры по Кемпу. То, что ты человеком не манипулируешь, не заставляешь его выбрать что-то, что ему не нужно. Ты помогаешь ему увидеть пользу или отказаться спокойно. Ты не публикуешь на сайтах ложь, пиздёж и провокацию. Ты говоришь факты. В этом этичность.

А что у бюро со внутренними площадками?

Про внутренние я говорила Илье. У нас такой напряжённый разговор был. Когда ты сталкиваешься с учебным материалом, с заданиями, которые несколько лет одни и те же, с ошибками, про которые тебе говорят, что шесть наборов до этого решали эти тесты, их выверили на ошибки, а на самом деле там куча ошибок. Это очень противоречит проецируемым вовне идеалам, добросовестности. Возникает ощущение наебалова. Ты шёл к крутым ребятам, которые отвечают за то, что они делают.

Ты приходишь, отдаёшь немаленькие деньги и получаешь тест, который даже никто не удосужился, чёрт возьми, проверить за шесть наборов

За какими компаниями и проектами следишь и радуешься?

«Айти-эдженси». Они занимаются интернет-маркетингом. Очень ценят бюрошную школу. Обучают сотрудников сис-темно: есть несколько уровней. Они у них смешно называются: джедай, ещё что-то. Я использую их протоколы обучения сотрудников для своих ориентиров, смотрю, что они говорят почитать по интернет-маркетингу, как они строят обучение человека.

Прямые конкуренты компании, в которой я работала, —компания «Атлас». Тоже медико-генетическая компания. У них много контента, есть корпоративный блог. Там два автора, и обе учились в Школе редакторов.

Почему ты бросила аспирантуру?

Задолбалась. Научная работа биолога состоит из нескольких частей. С одной стороны, ты много работаешь с информацией. Это я люблю: англоязычная литература, международные научные базы. С другой стороны, тебе нужно просто сидеть и делать. Эта работа похожа на поварское дело: тебе нужно приготовить среду для бактерий, взвесить всё это, смешать в колбе, простерилизовать, разлить 50 чашек, накапать на них 50 разных культур, инкубировать их в течение ночи.

Очень много рутинной работы, которая не связана с интеллектуальной деятельностью, а связана с работой руками. При этом ты сидишь, у тебя нет выходных и праздников, потому что тебе важно получить научные результаты. Ты видишь пять человек в лаборатории, одних и тех же каждый день, каждый год. Медленные результаты. Ты три года работаешь, прежде чем опубликуешь статью.

Изучаем гидролиз полисахаридов на практикуме по биохимии. Биофак МГУ, октябрь 2012

Почему пошла учиться на биолога?

Я из семьи, где много медиков с маминой стороны, несколько поколений. После школы я должна была поехать учиться в Германию ещё на два года, но мне не дали визу. Оказалась в ситуации, когда русские экзамены я не сдавала, а в Германию меня в итоге не пустили.

Год страдала фигней. Поехала в Самару к друзьям. Работала официанткой сначала, потом в детском саду помощником воспитателя. В какой-то момент решила, что пойду в медицину, потому что она мне с детства нравилась.

Я стала готовится к поступлению в медицинский: нужно было биологию подтянуть. Я прочитала книжку «Двойная спираль» — рассказ о том, как открыли структуру ДНК. Я из этой книжки впервые узнала, что есть такая молекулярная биология: про молекулы, про законы, которые в основе жизни лежат. Это было классно, и я решила на всякий случай подать документы на биофак МГУ. В итоге поступила.

Когда ты шла в аспирантуру, ещё не было разочарования?

Нет. Вообще нет. Мне кажется, ради этих научных результатов, когда ты узнаешь что-то маленькое, но новое о мире, ради этого можно всё отдать. Это как наркотик.

Мне нужно было проверить, что несколько генов, если их поместить в бактерию, будут защищать эту бактерию от вируса, который её атакует. Никто в мире не знает, будет это так или нет. Я доказала это в своём дипломе.

Я ребёнка не рожала, но это как ребёнка родить. Ты открыл миру что-то новое. Это офигенно, это подкупает, в этом плане ничего с наукой не сравнится.

Летняя практика на Белом море: отбираем пробы микробного сообщества. Я там наклонилась с блокнотом

Какие курсы проходила, когда решила сменить профессию?

Я учусь в полях, наблюдаю за людьми. В предыдущей компании был человек, который занимался пиаром, а я помогала готовить материалы. На запросы отвечала, наблюдала за тем, как взаимодействуют с журналистами.

Какие книги читала?

Мне даже стыдно говорить, я совершенный неуч. Я читала «Пиши, сокращай», а так ничего особо. Даже Кемпа не дочитала, за что стыдно. Меня больше всего интересуют штуки по личной эффективности, потому что я неорганизованная и это начинает мешать.

Если бы я попросил посоветовать книги, какие бы ты назвала?

Айн Рэнд — «Атлант расправил плечи». Я очень долго до неё добиралась, прочитала, и меня вштырило.

Я решила, во-первых, уйти из науки. Когда прочитала эту книгу, я поняла, что на фиг мне аспер не нужен. Книга изменила меня, моё отношение и к зарплате, и к ответственности за свою жизнь, и к работе. Поэтому я всем очень советую.

В какую сторону изменила?

В сторону распределения ответственности, в сторону ощущения того, что я отвечаю за себя. Смогла отказаться от ложного альтруизма.

Когда я прочитала Рэнд, это помогло мне взглянуть на деньги не как на цель существования, а как на действительно достойное занятие. До этого мне казалось, что стыдно зарабатывать много. Что если ты работаешь ради идеи, то это не должно быть связано с деньгами.

Представь, тебе в Фейсбуке начнут писать, что ты бросила науку, продалась, пошла впаривать услуги. Что ответишь?

Такие люди уже были. У меня нет желания даже отвечать. Да, с точки зрения научных идей я продалась. Мне кажется, то, что мне платят деньги, значит, что я приношу пользу. А приносить пользу — это то, что мне хочется.

Если попросят продвигать БАДы за огромную зарплату?

Нет. Это вопрос этичности. Когда мне было 18 лет, я поругалась с родителями и они не давали мне ни копейки. Я снимала сама квартиру, искала работу. Позвали в компанию, где нужен оператор на телефон. Деньги для меня тогда были большие. Оказалось, что они впаривают бабкам БАДы.

Тогда ещё для себя поняла, что я такими вещами не занимаюсь. Я знаю, что у меня есть определённый талант в продвижении и убеждении, но я не буду его использовать, чтобы продвигать что-то плохое.

Как ты узнала о бюро? Почему решила поступить в школу?

В октябре прошлого года натолкнулась на выдержки из «Пиши, сокращай». Тогда у себя в компании столкнулась с дурацкими текстами. Не всегда знала, как лучше сделать. Тут вижу кусок из книги, где чётко разложено по полочкам, почему это плохо. С этого момента я стала разбираться, что это за ребята, стала немножко следить. Подписалась на бесплатную рассылку.

Весной и летом мне хотелось пойти поучиться. Увидела объявление о школе, мне кажется, из рассылки. Знакомая девочка училась в Школе дизайнеров, сказала, что это стоит того, была довольна. Я серьёзно подошла к поступлению: пошла на подготовительные курсы, чтобы понять, насколько мне это нужно. Причём я попросила компанию оплатить эти курсы. Курсы мне показались офигенными. За эти три недели я узнала кучу нового. Подумала, что если так всё время будет, то это то, что мне нужно.

Ты прошла первую ступень. Какие дисциплины понравились?

Текст и редактура — основное, за чем я шла. До этого не знала, что такое типографика и вёрстка, теперь узнала. Оказалось, что это мне очень близко. Мне нравилось решать тесты, вникать во всё это. Это оказалось полезным, потому что я всё равно работаю с дизайнерами, ставлю ТЗ. Правила, которые мы проходили, реально помогают. Ты можешь где-то подсказать, как сделать лучше.

Потом переговоры. Мои фавориты — переговоры. Только ради переговоров можно было бы идти в школу. Курс Синельникова совершенно универсальный, он везде работает. Я его применяла и в магазине, и на собеседованиях, вела переговоры о зарплате, с клиентами. Мне кажется, один этот курс стоит всего.

Интерфейсы были полезны, потому что и на прошлой работе у нас был сайт, и на этой у нас есть мобильное приложение. В целом было полезно, расширяло кругозор. При этом я плохо воспринимала материал, было тяжело. Право совсем внизу, потому что мне не очень актуально было.

Ты планировала куда-то уже идти учиться дальше?

Нет. Но точно знаю, что куда-то пойду. Мне нужны контакты с журналистами, прежде всего.

С какими иллюзиями попрощалась за последние три года?

Три года назад — первый год аспирантуры в Сколкове. Всё было по-другому. Я тогда думала, что буду счастлива, занимаясь наукой. Это оказалось неправдой.

Я тогда хотела уехать за границу, потому что считала, что никогда не буду счастлива, пока живу в России. Думала, что никогда не буду нормально зарабатывать. Всё это оказалось неправдой.

В Италии

Что ты искала за границей?

Для меня важна эстетика во всём, что меня окружает. Я себя чувствую хорошо, когда живу в чистом городе. Когда меня окружает классный дизайн, красивые мусорки, фонарики. Люди красивые, хорошо одетые. В Москве тогда у меня этого не было: я жила в хрущёвке, а лаборатория находилась возле Ленинского, там есть такой кластер научных институтов, и они выглядят пугающе. Просто серые бараки. На меня всё это давит психологически. Серость, плохой климат.

Я думала, что перееду в Германию или Штаты. У меня будет красивая жизнь там, красивая архитектура вокруг, красивые здания, красивые люди, хорошие продукты.

Сейчас я вижу, что это совершенно не так. Мне удалось в Москве организовать такую жизнь, которая меня в целом устраивает. Я еду в Вену скоро, и впервые поймала себя на мысли, что не считаю дни до того, как уеду. Мне кажется, Москва сейчас стала такой красивой, что я бы осталась тут.

Совет двадцатилетней себе.

Прочитать «Атлант расправил плечи». Мне кажется, если бы я раньше прочитала, у меня бы раньше мозги повернулись.