Людмила Беляева. Современный покер — это софт — Кто студент

Людмила Беляева Современ­ный покер — это софт

Основатель школы покера рассказывает, как бросила СММ, создала свой бизнес и переехала в Таиланд.

Кто ты?

Я управляю процессами в компании. Последнее время занимаюсь разработкой и дизайном. Дизайнер я очень начинающий. Это всё — в своём бизнесе. Я не работаю на кого-то, делаю свои проекты.

Над какими проектами работаешь?

У меня два года была школа покера. Сейчас хотим уйти в развитие услуг, которые позволяют максимально автоматизировать себя. Это будет что-то простое, как подписка на видеолекции: можешь смотреть, скачивать. Платишь за это ежемесячно. Плюс другие покерные услуги, например пул для игроков спин-н-гоу.

Подробнее?

Человек может месяц играть в плюс по математическому ожиданию, но в минус по деньгам. Бывает наоборот: можно перебрать. Наша услуга — команда игроков, которая делит свой фактический профит. Это те деньги, которые они реально выигрывают. Представь себе, что они бросают их в один котёл, а потом делят. А как делят? Смотрят по мат. ожиданию, сколько каждый должен был выиграть. Если говорить о мире игрока, то игрок для себя получает зарплату. Он перестаёт зависеть от покера как от случайного заработка. У него появляется стабильность, он может контролировать и планировать свой доход.

Ещё услуга бэкинг — это финансирование игрока за процент от профита. Человек играет полностью на наши деньги, нам отдаёт процент со своих выигрышей. Когда есть пул, то на дистанции все зарабатывают примерно 100% ожидания.

Есть другие вещи в покере, на которых можно зарабатывать. Аффилейтка — приводишь игроков в покеррумы и получаешь за них процент.

Бэкинг — это инвестиции? Как вы изучаете человека?

Современный покер — это софт. Без софта играют любители, на которых делаются деньги. Если ты спрашиваешь у человека, установлен ли у него какой-нибудь трекер, и он тебе говорит «Нет», то всё понятно, этот человек — любитель. Один простой вопрос.

В этих программах анализируется статистика, которую предоставляют румы. Статистика набирается не только на себя, но и на оппонентов. «Покерстарс» запрещает игрокам обмениваться историей раздач друг с другом. Это считается нечестной игрой.

Мы написали софт, гипертрекер. Он одобрен «Покерстарс», потому что он берёт историю раздач и отправляет нам значения, но не отправляет саму историю раздач. Ты можешь посмотреть, как человек сыграл, но ты не можешь посмотреть его историю раздач — то, что даёт преимущество над игрой.

Кидки — это отдельная песня и реальность этого бизнеса, потому что люди могут просто кинуть: ты им высылаешь деньги на игру, а они тебе говорят: «Всё, спасибо, до свидания». С нами год работал сотрудник. Через какое-то время он начал заниматься финансовыми транзакциями. У него на счету в один момент скопилось 35 тысяч долларов. И он их проиграл в казино.

Как с таким справились?

Это ещё не самая жёсткая ситуация, с которой нам пришлось справляться за это время. В тот же месяц нам очень не повезло по другой услуге, которую мы тестировали, по страхованию. Мы делали симулятор и ошиблись. Поставили неправильные цены. Все игроки, которые воспользовались этой услугой, недобрали, а не перебрали.

«Покерстарс» у нас — основной рум. Он ввёл изменения по рейкбеку для игроков. Рейкбэк — это типа кэшбэка для игроков. Он составлял где-то 40% дохода игрока и, соответственно, нашей компании. Практически наш доход упал на 40%. Расход при этом сокращался гораздо медленнее. Поскольку за два года был запас прочности, то в плане финансов было всё нормально. Только в последний месяц пришлось отложить выплаты зарплат себе. Ничего такого страшного не было.

Мы делали школу втроём с партнёрами. Сейчас мы вдвоём остались. Ещё один партнёр решил, что ему минусово дальше участвовать в этом проекте, потому что ему один раз не выплатили зарплату. Было полтора месяца сложного периода, но теперь мы делаем ребрендинг, делаем новый сайт. Фигачим дальше.

Сейчас мы на отметке ноль. Но на отметке ноль с хорошей командой, с софтом, с нашим опытом, с деньгами на счетах

Сколько вас в команде? Откуда работаете?

В штате сейчас десять человек. Работаем по всему миру удалённо. Я сейчас в Таиланде, но скоро поеду в Москву.

Как ты пришла к этому? Почему покер?

У меня муж — покерист. Но тогда он не был моим мужем. Я после института занималась СММ. Потом мы первый раз уехали в Таиланд, я ушла с работы в Москве. Из «ЕСЕТ», антивирус такой. Я болталась ни туда, ни сюда. Маленькие проекты удалённо — всё это было скучно, неинтересно. Мне на тот момент был интересен маркетинг, управление проектами.

Я решила устроиться в покерный проект. Как раз было предложение: директором по маркетингу. Звучит пафосно, но спустя пару лет стало понятно, что пафос — это единственное, что позволяло проекту существовать. Никакой реальной ценности он не генерировал, прибыли не было. Зато были безумные вложения инвесторские на два миллиона долларов.

Покеристы — это люди с деньгами, очень наивные и доверчивые. Люди инвестировали в проект человека, даже не зная его фамилию. Через несколько лет существования проекта, огромных этапов инвестиций всё-таки вскрыли его фамилию. Там в гугле много интересного находится про него. Я в своё время жутко переживала, что как-то принимала в этом участие. Ушло много времени на понимание того, что проект не будет приносить прибыли никогда.

Там были два проекта: биржа долей и школа покера. Идея биржи в том, что игроки выставляют доли, а ты можешь купить и под пивко смотреть, как играет твой игрок. Идея нормальная, но из неё нельзя было бы извлечь большой профит.

В школу покера я верила, потому что этот проект генерировал деньги. Другой вопрос, что деньги расходовались странно. Вообще, на маркетинг не скупились и заключали партнёрки с самыми крупными покерными сайтами. Было понятно, что не срастётся. Чтобы окупилось, надо столько подписок, сколько нет покерных игроков в России.

Мои партнёры — Ваня и Филипп — в тот момент думали, что им делать с покером и как можно дополнительно его монетизировать. Обоим нравилось тренировать. Так появилась наша школа. Я взяла на себя часть обязанностей. Потом всё это незаметно перетекло в то, что я директор школы.

Сколько лет вы работаете?

Школу развиваем два года. 3−3,5 года я в покерной движухе.

Как далось решение всё бросить и заняться своим проектом? Не страшно?

Нет, потому что у меня есть деньги. Я могу два года не работать, и мне хватит денег, если вообще ничего не заработаю. У меня всегда была цель, чтобы у меня была подушка. Просто сначала она была небольшой. Начинала я этот проект с минуса, у меня были долги. Потом долги закрылись, появился заработок. Я стала думать, как зарабатывать больше. Когда появляется финансовая подушка, уже не страшно бросать, потому что ничего не изменится, ты также будешь жить.

Если поймёшь, что у тебя не складывается, всегда сможешь найти другую работу, вернуться в работу по найму

Я для себя рассматриваю такой вариант с точки зрения опыта. Получить опыт в большом проекте. Мне было бы интересно поработать в «Покерстарс», в отделе маркетинга. Это другой уровень для меня, потому что всё на английском.

Если хотите что-то начать, то нужно начать на это зарабатывать. Начинать это делать.

Как отдыхаешь?

Смотрю сериалы на английском. Маскирую, что это полезно для языка. Читаю книжки. У меня животные: собака, кот, кошка. Ими могу позаниматься: помыть, свозить куда-то, выгулять. Общаться на Пхукете не с кем. У меня недостаток в общении с людьми не из сферы покера.

Отдыхаю в основном дома за компьютером. Стараюсь что-то учить, пересмотреть лекции, поделать, что не успела. Могу засесть рисовать дизайн. Но я не рассматриваю это как работу — скорее учёба. Я в этом нахожу отдых.

Как планируешь?

У меня есть гугл-документ. Когда всё спокойно, нет авралов, я записываю туда задачи на следующий день. Мне нормально прижилась эта система, я с ней два месяца проработала.

На одной вкладке у меня — план с личными задачами на день, а на другой вкладке — задачи, которые делаю по компании. Каждый может посмотреть, что там в процессе, какие дедлайны. И всё на одной странице.

Без каких приложений не сможешь работать?

Скайп, Слак, Омнидеск, амоСРМ, Фотошоп.

ОС?

Виндоус. Мак вообще не зашёл.

Главная задача в карьере сейчас?

Определиться с долгосрочными планами. У меня есть проблема — чем заниматься. Мне нравится несколько вещей, я не могу выбрать.

С какими иллюзиями попрощалась за последние три года?

Что есть какая-то справедливость. Не в цене, а в отношениях между людьми. Наш партнёр публично на форуме написал, что он хочет с нами разойтись. То есть это не был полюбовный, мирный разговор. Был долгий конфликт со многими раундами переговоров. Когда он написал это, кто-то пришёл и ответил: «Оставьте Люду и Ваню ни с чем, уведите всех игроков, все деньги на счетах». Пост получил 150 плюсов. Они, вероятно, думают, что это справедливо. Мне это не кажется справедливым.

Я распрощалась с иллюзией жить в Тае долго. Переезжаю постоянно. Когда я была в Москве, я переезжала каждый год в разные квартиры в разных районах. Потом появилось больше денег, добавились страны. Сейчас хочется выбрать место, где будешь жить, где будет дом, где будет социальная среда, где ты будешь общаться. Я пришла к выводу, что хочу жить в Москве. Иллюзия жить в какой-то тёплой стране отпала. Без общения очень тяжело. Без интеллектуального общения.

Чего бы никогда не стала делать в работе?

Мне важна миссия проекта. В этом смысле у покера не самая лучшая миссия. Но у меня есть определённые финансовые цели, и я сейчас над ними работаю. Я не рассматриваю покер как дело всей моей жизни, создание большой компании. Мне, вообще, интересны животные, люблю животных. У меня куча идей проектов с животными, но постоянно что-то отвлекает. В конечном итоге я бы хотела заниматься животными.

Чего бы я не стала делать — алкоголь, табак. Мне неинтересно. Хотя у меня была забавная история. Зимой. Работа в «ЕСЕТ», 20 минут топать от метро, потом ещё 20 — пешком до дома, никогда нельзя поймать тачку, холодно. Я иду и бьюсь головой об открытую дверь автобуса. Голова жутко болит, и в этот момент мне звонят и приглашают на собеседование в компанию «Белочка» — они производили водку. Я пошла к ним на собеседование. Там был директор по маркетингу: в костюме, знатный, с пузом. Он заставил меня писать диктант: отрывок из «Мёртвых душ». Потом они позвали меня работать. Я думала пойти, но в итоге всё сложилось так, что я туда не пошла.

Вопрос всегда цели и средств. Если бы нужно было сделать что-то плохое, а потом я бы смогла спасти тысячу собак, то надо посмотреть, что это за «плохое»

Что у тебя получается лучше всего?

Взять идею и довести её до конца. До того, чтобы проект стал процессом.

Какое образование получила?

Историко-архивное.

Три книги

Крайтон Роберт — «Тайна Санта-Виттории», Айн Рэнд — «Мы живые», Серия книг Кастанеды.

Почему ты в школе?

Я пришла учиться, потому что не хватает знаний в работе. Всё, что я узнаю в школе, сразу применяю на практике. Безусловно, в момент я дизайнером и суперредактором не стала. Но уже могу над этим работать дальше.

Мне писать всегда нравилось. Потом в сферу моих интересов вошёл дизайн, потому что я перестала воспринимать дизайн как красивые картинки. Стала воспринимать их как продукт, как сервис. Постепенно я стала присматриваться к тому, как устроены сайты. Не просто заходишь на почту, а смотришь, какие там есть разделы, как устроено меню. Почему так?

Я поняла, что дизайн — это сердце проекта. Но сердце, условно, без крови, воздуха, всего остального работать не сможет — это разработка. Когда представления о дизайне поменялись, то он стал более мне интересен.

Почему Школа редакторов? Почему бюро?

Потому что до дизайнера мне не хватает технических навыков. Я не продвинутый пользователь Фотошопа. Я долго рисую, потому что я не знаю горячих клавиш, ещё что-то.

Выделить на это время, проучиться я хотела. Записалась на бесплатные курсы, потом у меня с бизнесом пошло-поехало, и вообще не до того было. Не отучилась. Я боялась, что не смогу делать дизайнерские задания, а редакторские смогу. Смотрела на Школу менеджеров, потому что там есть интересные мне дисциплины.

Если говорить по преподавателям, то я считаю Ильяхова самым сильным преподавателем. Поскольку он проводит шесть вебинаров, то было интересно. На второе место я бы поставила Бирмана. Мне он нравится очень.

Как узнала про школу?

Я наблюдаю много лет. В начале про них мне друг кидал ссылки, потом я работала с дизайнером, который учился в одном из самых первых наборов. Собиралась поступить давно. В этом году сошлись звёзды.

Довольна? Пойдёшь на вторую ступень?

Если позовут, пойду. Школой довольна.