Маргарита Агапова. Совершенствовать красивое — Кто студент

Маргарита Агапова Совершенствовать красивое

Студентка Школы редакторов о переезде в Израиль, 25 часах тишины, редактуре в «Кто студенте» и второй попытке учёбы на первой ступени.

Где ты родилась и почему переехала в Израиль?

Выросла я в новосибирском Академгородке. Никогда не придавала значения тому, что у меня есть еврейские корни, а потом узнала про «Таглит». Это субсидированная десятидневная программа для молодёжи с еврейскими корнями со всего мира. Ребята приезжают в Израиль познакомиться со страной и отдохнуть. Встречают рассвет в пустыне, купаются в море, посещают музеи, знакомятся с израильтянами.

Первый раз я оказалась в Израиле в 2010 году именно на «Таглите». А в 2012 приехала сюда на годовую студенческую программу. На тот момент я училась в магистратуре на психолога, и мне эта магистратура не нравилась. Я понимала, что ничего нового не узнаю, и начала искать другие варианты учёбы.

Нашла программу, которая была посвящена коучингу, неформальному образованию. Я хотела именно психологию, и это была единственная подходящая программа на русском языке в Израиле на тот момент. Дополнительно к программе я интенсивно учила иврит — с восьми утра до часу дня каждый день.

Таглит

Фото из самой первой поездки в Израиль — Таглит 2010

Тебе понравилось жить в Израиле и ты решила остаться?

Мне понравилось, но я вернулась домой и уже потом, в 2016 году, начала задумываться о переезде. Хотя я очень люблю Новосибирск и всегда рада туда возвращаться.

Уезжать решила, чтобы что-то поменять в жизни: кто-то стрижётся, а кто-то переезжает в другую страну. Израиль для меня был простым решением. Я чувствовала, что я здесь дома, у меня было ощущение идентичности с местным народом. А уехать было легко, гражданство я получила в аэропорту.

Вначале ты переехала в город Тверия. Почему туда?

Когда я начала собираться, струсила, что у меня нет языка, ничего не помню из того, что учила. И решила, что нужно получить профессию, которая будет востребована независимо от уровня языка.

Нашла курсы тестировщиков, водителей грузовиков и автобусов и поваров. Первые два варианта мне не подходили, и я выбрала третий. Решила, хоть я и не собираюсь работать поваром, всё равно же пригодится — дома буду вкуснее готовить. Эта программа была в Тверии, туда я и переехала.

И как курсы — пригодились?

На повара в итоге я так и не училась. По программе в течение первых пяти месяцев страна предоставляет курсы иврита — ульпаны. Только потом начинается профессиональная часть. За пять месяцев я поняла, что здесь иврит я особо не подниму.

На момент моего приезда в Тверии был всего один ульпан, очень разношёрстный. Был мальчик, который отлично разговаривал, только писал плохо. Были люди, которым очень тяжело давался даже алфавит. А я уже приехала с какой-то базой, до этого жила здесь год и учила язык. Этот курс дал мне мало знаний. А ещё я самую невыносимую жару застала.

Я осмелела и решила не тратить год на кулинарные курсы

Мне нравится готовить: когда жила в Новосибирске, даже вела кружок израильской кухни. Но я не готова посвящать кулинарии жизнь и даже год учёбы. Решила повышать уровень языка на других курсах и искать что-то более интересное в профессиональном плане.

Тверия

В Тверии из окна я видела очень красивые рассветы над озером. Но для меня это было единственное комфортное по температуре время суток. Часов с 9 утра уже невыносимо жарко, особенно летом

А как ты выбрала, куда уехать?

Все эти пять месяцев я практически каждые выходные ездила куда-то, присматривалась и поняла, что всё-таки Иерусалим — мой город. Именно здесь я чувствую себя дома. Даже больше, чем в Новосибирске, где прожила всю свою жизнь. После сдачи заключительного экзамена я взяла чемодан и поехала в Иерусалим. Это три часа на автобусе от Тверии, квартиру я нашла заранее и ехала туда уже с ключами. Но без работы и учёбы.

Ты уже год живёшь в Иерусалиме, нравится? Есть планы ещё куда-то переехать?

Я хочу жить именно в Иерусалиме. Есть какое-то внутреннее чутьё, что это мой город. Мой — и всё. По климату, темпу жизни и многим параметрам. Поэтому пока что у меня нет желания переезжать.

Иерусалим

Эта фотография сделана, когда я жила в Тверии и ко мне приехала подруга. Конечно, в первую очередь я поехала показать ей Иерусалим

А есть страны, в которых ты бы ещё хотела пожить?

Я сейчас смотрю блог Дениса Власина — он из Иркутска переехал в Новую Зеландию. Мне было бы интересно там пожить какое-то время, но не уезжать навсегда, потому что это очень далеко. Мне интереснее путешествовать, чем переезжать.

Скучаешь по своему родному городу? Часто там бываешь?

Стараюсь приезжать на дни рождения родителей: увидеть город, родных людей и друзей. За год была два раза.

Иногда хочется малинки с огорода, огурцов с пупырышками. Манго здесь сколько угодно, а вот с огурцами с пупырышками в Израиле сложнее.

Что было самое сложное в переезде?

Мне не было сложно. Для меня это было естественное решение, которое я почему-то откладывала с 2013 года. Рада, что не уехала сразу, потому что получила очень классный опыт работы и встретила много классных людей в Новосибирске. И рада, что переехала.

Но есть непростые моменты. Пока что у меня уровень языка достаточный, чтобы общаться на бытовом уровне, но ходить на конференции я не могу. Купила билет на «ТЕД-икс» в Израиле. Но на английском языке, потому что мне пока так проще. Стараюсь ходить в кино именно на израильские фильмы, но понимаю примерно половину. Не могу вести социальную жизнь так активно, как на родине.

И ещё сложный момент — разлука с родными. Родителей и сестру, с которой я очень близка, вижу пару раз в год.

Расскажи про свой опыт работы — чем ты занималась до переезда?

Я училась на социолога. На первом курсе представитель очень известной в Новосибирске компании «Мелехов и Филюрин» читал нам спецкурс по рекламе. Я прямо загорелась: «Это так интересно, люди придумывают клёвые вещи, я тоже так хочу!» Так я заинтересовалась сферой рекламы.

Работала маркетинг-аналитиком в московской компании «Пиар-Ньюс» — анализировала глянцевую прессу и сравнивала, как там представлены разные бренды косметики и одежды. Потом, когда я вернулась в Новосибирск из Израиля, мне захотелось чего-то большего — писать, придумывать что-то.

Я стала искать работу, но лениво, потому что собиралась в отпуск. Отправила резюме только в две компании, в которые очень хотелось. Одной из них был познавательно-развлекательный центр «Парк чудес Галилео». Меня взяли, и я долго там проработала. Когда уезжала в Израиль, коллеги провожали меня очень тепло.

А ещё ты участвовала в организации «ТЕД-икс-Новосибирск»?

Да, я очень горда быть частью команды волонтёров «ТЕД-икс-Новосибирск». Попала туда, как попадаю везде — спрашиваю, чем помочь, и постепенно беру больше ответственности на себя. Я уже жила в Израиле и, когда стало понятно, что могу что-то делать для проекта удалённо, предложила свою помощь. Я отвечала за рассылки: писала текст и следила, чтобы письма вовремя уходили зрителям.

Тедикс

Теперь за поездку в Новосибирск нужно успеть всё: встретиться с коллегами, друзьями, родными. И, если получается приехать в нужное время, заглянуть на «ТЕД-икс»

У тебя образование социолога, занималась ты рекламой, а почему в магистратуру пошла на психологию?

Психология появилась в моей жизни ещё в детстве. Когда мне было 10 лет, я пришла на тренинг «Город чудес». Он очень много мне дал в плане любви к себе, здорового отношения к психологии.

Тренинг проходил регулярно, и все, кто на нём уже были, могли приходить и помогать ведущим: карандаши принести, чайник вовремя вскипятить. Я стала регулярно туда ходить.

Когда я закончила вуз, подумала, что, может, было ошибкой идти на социологию, может всё-таки моё призвание — это психологическая помощь. Мне хотелось взять на себя больше в этом проекте, поэтому я пошла в магистратуру педагогического университета на психологию. Хотела получить высшее образование, которое даёт право работать с детьми.

К концу первого года у меня была только одна четвёрка, остальные пятёрки. А ощущения, что я что-то новое узнала, не было. Я взяла академический отпуск и уехала на программу по коучингу и неформальному образованию в Израиль. А когда вернулась, решила не доучиваться — подумала: «Время дороже, пойду займусь делом».

Как израильтяне относятся к тем, кто только что приехал?

Это, конечно, не плавильный котёл, как Америка, но очень похоже. В Иерусалиме много русскоязычных и американцев. Я живу в районе недалеко от центра, где слышу английскую речь иногда даже чаще, чем иврит. Здесь очень много репатриантов, относятся к ним по-разному, но в основном хорошо.

Приехавшие 10 лет назад осуждают тех, кто приехал сегодня: «На готовенькое приехали, мы тут крутились для вас». Но это больше шутка, чем правда

Люди здесь очень доброжелательные. Израиль — гостеприимная страна. Тех, кто здесь родился, называют сабрами, сравнивая с листьями кактуса — колючими снаружи и сладкими внутри.

Здесь такая взаимоподдержка, которую я гораздо реже вижу в других странах. Но я никогда не была приезжей в России, поэтому сложно сравнивать. Здесь, когда говоришь: «Здравствуйте, я полтора года в стране», — все очень хотят тебе помочь.

Какие ты для себя сделала главные открытия в культуре местных жителей за полтора года?

Наверное, это доверие и гостеприимство.

Когда мы были на студенческой программе, много ездили автостопом. Здесь это называется «тремп». По законам Израиля человек, у которого нет лицензии таксиста или перевозчика, не имеет права брать деньги с пассажиров. Местные жители постоянно подвозят просто так. Есть даже специальные площадки — «тремпиады». Люди приезжают туда, когда у них есть свободное время. Я спросила одного водителя, откуда он. Оказалось, из другого города — специально приехал, чтобы кого-то подвезти.

Израильтяне бесплатно подвозят попутчиков, путешествующих по стране автостопом

Или, допустим, у меня соседка в пятницу утром гуляла по центру города, ей дали свежий хлеб бесплатно с пожеланием хорошей субботы. Свечи тоже выдают на каждом шагу. Такие мелочи, но очень приятные и классные. Так, наверное, и должно быть.

Чем ты сейчас занимаешься?

Сейчас основное время уходит на «Мега Байт». Это проект, который помогает репатриантам быстрее вливаться в жизнь страны. Я координатор: вместе с командой организовываем мероприятия и приглашаем на них таких же репатриантов, как и мы сами. Мы делаем и образовательные проекты, и развлекательные. Устраиваем лекции, экскурсии, а можем вечером вместе посидеть, поиграть в настолки. Лекции проводят специалисты, иногда мы сами с командой тоже приходим и слушаем.

Сейчас в рамках программы я хожу на лекции по экономике Израиля. Здесь банковская система отличается от привычной нам. Например, я привыкла в России, что после любого платежа через секунду получаю эсэмэску. А здесь так не всегда. Ты можешь подключить эту услугу, но бывает, что смс придёт через два дня. Люди, которые только приехали, тратят деньги и не замечают. Банки стараются в основном выдавать кредитные карты, даже если людям это не нужно. И человек попадает в ситуацию, к которой он не готов.

С участниками общаемся в чатах: я лично пишу и помогаю каждому. В основном аудитория пока русскоязычная, но мы хотим её со временем расширить.

Конфеты

Для участников «Мега Байта» мы проводим разные встречи. Иногда вместе готовим, иногда играем в настольные игры, слушаем лекции. В этот раз делали конфеты

Еврейское счастье

Игры стараемся выбирать полезные. Например, «Еврейское счастье», где много карточек по географии и истории Израиля

Музеи

В рамках программы посещаем музеи. Например, в Холоне есть центр, где рассказывают о жизни глухонемых

Айс-Хокку

На встречах «Мега Байта» бывают даже концерты. В том числе одной из моих любимых групп «Айс-Хокку»

«Мега Байт» — это твоя основная работа?

Не совсем. Это то, что занимает больше всего времени, но не работа.

Работа у меня дистанционная. Ко мне обращаются, чтобы обновить тексты на сайте, за рекомендациями по маркетингу. Мы работаем с компанией вместе месяц или два, для меня это сейчас самый комфортный вариант. Во-первых, учёба в школе занимает много времени. Во-вторых, я пока до конца не понимаю, что я буду дальше делать.

Как тебя находят клиенты, для которых ты сейчас пишешь?

Только по рекомендациям. Есть заказчики из Новосибирска и Израиля. Здесь есть русскоязычные компании. А некоторые вещи не зависят от языка — например, я могу объяснить, как оформить страницу в фейсбуке.

Я работаю с теми, кто сам меня нашёл. Иногда реагирую на вакансии. Но всё ещё стесняюсь написать: «Здравствуйте. Меня зовут Рита. Я пишу тексты». Сейчас практически не работаю, больше учусь.

Почему ты пошла учиться в Школу редакторов?

Когда я переехала в Израиль, мне хотелось перемен. Я прошла у Екатерины Новопашиной марафон по поиску любимого дела и поняла, что хочу быть редактором. Слышала про Бюро Горбунова и, когда узнала про школу, решила попробовать.

На тот момент я уже прочитала «Пиши, сокращай». Раньше на разных работах я так или иначе сталкивалась с написанием текста — вела соцсети, писала тексты для сайтов, а ещё в ЖЖ графоманила. И тут как-то всё в один пазл стало складываться.

Ты второй раз в школе?

Да. Я пошла первый раз в школу прошлой зимой и одновременно занималась в очень интенсивной программе изучения иврита. Там были и другие предметы: английский, математическая статистика на иврите, история Иерусалима, много всего.

Плюс мне надо было где-то подрабатывать, на что-то жить. В какой-то момент я забрасывала школу, в какой-то — иврит. И когда подошло время экзамена по ивриту, в школе я была на 52 месте в рейтинге. Поняла, что подготовиться одновременно к экзамену по ивриту и курсовой, чтобы пройти на вторую ступень, я не смогу. Выбрала язык.

Я тогда уже начала делать курсовую, но потом поняла, что проще будет заплатить и пройти всё ещё раз. Некоторые тесты я сдавала на 50% — значит почти ничего не усвоила. Если бы я заново это всё делала, я бы лучше сначала языку посвятила время.

Сейчас легче учиться, чем в первый раз?

Конечно, легче. Я наконец расставила приоритеты. Не учу иврит, только книжки читаю и с кем-то из израильтян общаюсь. Школа для меня на первом месте. Конечно, тесты во многом повторяются и какие-то вещи легче делать.

Практика работы в «Кто студент» придала мне сил для учёбы. Я набила руку на редактуре. Может, я не идеально это делала, и ещё есть куда расти, но всё равно успела потренироваться.

Если бы я с самого начала уделяла время только школе, то без проблем прошла бы на вторую ступень, но в тот момент приоритетом был иврит

Как ты попала в команду журнала «Кто студент»?

Когда мы делали курсовые, объявили конкурс на главреда. Я сначала заявилась, а потом решила, что в школе не остаюсь, и не стала делать задание. Думала, что только студент может претендовать на эту роль. Главредом выбрали Костю. Он знал, что я подавала заявку, и предложил быть редактором. Я уже в школе не училась, но согласилась.

У нас была очень классная командная работа. Я только редактировала — за всё время сделала 7 текстов. Сама интервью не брала, хотя Костя и предлагал меня научить. Я была не готова осваивать новый жанр. К тому же, не было времени: занятия по ивриту отнимали по 6 часов каждый день.

«Кто студент» — это отличный опыт. И работа с Костей тоже прекрасный опыт. Ему огромное спасибо за то, что ко мне прислушивался. Я всегда чувствовала, что ему важно, как я себя ощущаю в команде. Думаю, так скажут и остальные ребята, кто делал журнал. Сейчас я тоже чуть-чуть есть в «Кто студенте», но в приоритете всё-таки учёба, поэтому пока я отредактировала одно интервью — с Екатериной Мирошкиной.

Это был твой первый опыт редактуры?

Что-то похожее на редактуру у меня было, но это всё ерунда по сравнению со студенческим журналом. У «Парка Чудес Галилео» шесть парков по всей стране: в Челябинске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Красноярске, Новосибирске. Я отвечала за четыре из них, в том числе писала и редактировала тексты.

Проходила курсы по продающим текстам. Плюс, когда мне было лет 12, я ходила на курсы журналистики. Меня даже публиковали в газете «Советская Сибирь». Но первым серьёзным опытом редактуры были статьи в журнале «Кто студент».

Что для тебя школа?

Для меня школа — это знания, и чем дальше я дойду, тем больше знаний получу. Мне очень нравится то, что я узнаю, мне это очень близко, я кайфую от лекций. Плюс это опыт и знакомства. Когда я редактировала интервью, влюбилась практически во всех героев, про которых писала.

Одно из первых интервью, которое я редактировала, было с Камиллой. Я читала и думала: «Вау, ничего себе!». И вот последнее, которое вышло под моей редактурой, — с Екатериной Мирошкиной. Я редактировала и думала: «Вдохновляющий пример, как можно работать». Здорово, когда ты кем-то восхищаешься и ещё можешь чему-то научиться у этого человека.

Первый раз, когда ты учила язык и училась на первой ступени школы, ты вообще успевала спать, отдыхать, работать?

Есть такая поговорка — сон и еда для слабаков. Не очень я успевала. Приходила с одной учёбы, другой занималась. Ещё я тогда ухаживала за больными детками. Когда все писали курсовую, я спала и готовилась к экзамену по ивриту, больше ничего не делала. Я достаточно подвыдохлась.

У тебя больше опыта обучения в школе, чем у нас. Что ты посоветуешь однокурсникам и следующим студентам?

Мне кажется, что я учусь так же, как и все. Сначала слушаю лекции, где есть аудио, просто во время прогулки, в наушниках. Потом сажусь и читаю текст. Текст и видео часто расходятся. Потом отвечаю на вопросы. Если не нахожу ответы в лекциях и дополнительной литературе — не ленюсь погуглить. Трачу очень много времени на тесты.

Сколько часов ты тратишь сейчас на учёбу?

Я трачу 5—6 часов на короткий тест. Право у меня немного времени отнимало, в «Парке чудес Галилео» я следила за соблюдением авторских прав. С вёрсткой мне очень тяжело, она у меня может два дня занять.

Обычно заканчиваю учёбу в пятницу в первой половине дня. Но это ещё связано с тем, что я живу в Израиле, у нас есть шабат. Вечером могу уехать к религиозным друзьям, где компьютер просто не включают. У меня нет выбора — надо сдавать раньше.

В Инстаграме ты рассказала о том, как провела 25 часов без телефона. Это тоже было связано с шабатом?

Это Йом Кипур. По-русски «Судный день». Каждый шабат — это перезагрузка, а «Судный день» — суббота суббот. Считается, что именно в этот день Всевышний принимает решение о нашей дальнейшей судьбе в течение года: жить нам или умирать, болеть или быть здоровым.

Пост «Судного дня» — важнейший пост в иудаизме. Нельзя пить и есть, пользоваться техникой, носить кожаную обувь, умываться. В «Судный день» даже дороги в Израиле перекрывают. Можно читать, общаться, учиться. Это длится чуть больше суток.

В этот праздник ты первый раз провела столько времени без телефона?

В этом году я первый раз провела этот день дома, наедине с собой. А пощусь я не в первый раз. Вначале было очень сложно — к концу 25 часов больше всего хотелось почистить зубы. Со временем я привыкла и с удовольствием воспринимаю этот день. Это праздник — люди ходят в белом, очень красиво.

Это очень хороший опыт, который я хотела бы повторять чаще. Может быть, вообще начать соблюдать шабат — не работать и не пользоваться техникой. Иногда я отключаю телефон в субботу, но делаю не совсем из религиозных побуждений, а просто считаю, что так правильно.

По твоим соцсетям складывается впечатление, что ты в любой ситуации можешь найти время на отдых, спрятаться от суеты. Ты этому научилась, когда переехала в Израиль?

Я так стала делать после переезда, но это не совсем с ним связано. На моей предыдущей работе, которую я очень любила, я телефон не выключала. Был случай, когда мне журналист позвонил в три часа ночи. Я проснулась, ему с улыбкой ответила. В таком ритме я жила, и это был мой выбор. Потом я поняла, что такой стиль жизни меня изматывает.

Я решила что-то поменять в своей жизни и переехала. Но я понимала, что, если просто физически себя пересадить в другое место, никакого результата не будет. Можно жить где угодно, и ничего не поменяется. Поэтому я и переехала, и поменяла стиль жизни.

Часто людям советуют, например, приходить на работу и переодеваться, и домой приходить переодеваться, чтобы поменять обстановку. Переезд — это такая штука, когда ты себе облегчаешь переход тем, что оказываешься в другой среде.

Север Израиля

Несмотря на относительно небольшой размер страны, она очень разнообразна. Особенно люблю гулять на севере, например, эта фотография сделана в развалинах замка Монфорт

У тебя есть лайфхаки, как успевать больше?

Я регулярно веду ежедневник, где записываю все задачи: какие вопросы задать, кому позвонить, с кем встретиться. Этому меня научил руководитель на предыдущей работе — пишешь всё, что тебе нужно сделать в течение дня, и потом медитативно синим отмечаешь то, что сделано, а красным то, что не сделано. Очень хочется синим зачеркнуть, поэтому делаешь. И когда есть какой-то обозримый список дел — легче.

В Израиле сложно найти работу?

Вообще несложно, работы здесь много разной. Да, это не работа главным пиарщиком, если у тебя нет языка, но на пропитание хватит. Допустим, я работала на заводе кошерного чая «Высоцкий».

Хорошие курсы иврита найти сложнее работы. Поэтому если кто-то собирается переезжать сюда, я бы рекомендовала первым делом выбрать курсы иврита, а потом уже искать профессиональные курсы, университет.

Сначала курсы иврита, потом — профессия.
Всё найдётся легко, главное — делать

Кем ты работала в самом начале?

Когда я переехала, первые полгода получала субсидию. Не могу сказать, что сильно нуждалась в деньгах. Потом, чтобы лучше выучить язык, я устроилась в универмаг. Поняла, что в магазине работать не могу, это вообще не моё, не ощущаю своей ценности.

Но это очень много мне дало в плане языка. Я работала на кассе около входа, и люди задавали вопросы, иногда вообще не связанные с магазином. Научилась переключаться между языками, молниеносно распознавала акценты и реагировала.

Какие у тебя планы на будущее?

Это очень сложный вопрос, потому что у меня только с учебными планами всё в порядке. Мне хочется заниматься продвижением, потому что я не готова пока сказать, что я опытный редактор. Эта профессия для меня новая, я не так давно поняла, что хочу заниматься именно этим.

Сейчас ищу курс на иврите на тему рекламы или связей с общественностью, хочу набрать профессиональный словарный запас, а потом, может быть, пойти в университет заново и на иврите уже учиться.

Моя задача сейчас — находить качественные источники: книги, фильмы, — чтобы просто впитывать в себя язык. Как в детстве, мы же не учим русский как иностранный. И иврит я учу примерно так, как в детстве учила русский, просто через общение, мне очень зашёл этот подход.

Ещё я волонтёр пиар-комитета «Лимуд Израиль». Это огромный фестиваль, который длится три дня. Там и музыкальная часть, и мастер-классы, лекции, семинары разных презентёров: политиков, учёных, деятелей искусства, есть даже детская часть. Фестиваль пройдёт в конце декабря в Иерусалиме.

Какие источники ты используешь в работе?

Книги из списка бюро: «Пиши, сокращай», Справочник издателя и автора, Облик книги, а ещё Как сделать красиво на бумаге Роджера Паркера. Часто разбираюсь в рабочих вопросах не через конкретные источники, а просто начинаю искать информацию, пробовать, тестировать, могу пройти курс на Нетологии.

А ещё я подписана на редакторские каналы в телеграме. В канале Что почитать редактору публикуют подборки хороших статей.

А чем бы ты хотела заниматься в идеале?

Редактурой художественной литературы. Но пока я не знаю, с какой стороны подойти к этому. Может быть, какую-то книгу я напишу сама. Но мне больше нравится редактировать — вытёсывать что-то красивое из чего-то красивого изначально, совершенствовать. Может когда-то я смогу это и на иврите делать.

Мне кажется, что изучение языков расширяет сознание, и мы и в своём языке начинаем уютнее себя чувствовать.