Михаил Полянин. Я та самая команда галерных рабов — Кто студент

Михаил Полянин Я та самая команда галерных рабов

Бывший учитель информатики из Брянска рассказывает, как стал редактором и почему не работает дома, а снимает офис.

Кто ты?

Редактор, который очень хочет вырасти из копирайтера. Я предполагал этот вопрос, долго над ним думал. Редактором я себя назвать не могу, хотя очень хочется. Просто копирайтером — я понимаю, что за время в школе и до этого, я немного вырос из этого и просто так писать тексты мне неинтересно.

Над какими проектами работаешь?

Я сейчас из глобального делаю городской брянский портал для поиска увлечений: чем можно заняться семье, ребёнку, где, чего, что, куда. В общем, аналог подбора школ в «Меле» только с картами, возможной привязкой к соцсетям, интересам, хобби, психологическим тестам.

Это твой проект или заказ?

Нет, это совместный проект. Ко мне пришёл клиент, говорит: «Знаю, что голова у тебя в этом направлении может работать, возьмёшься — будем его делать, не берёшься — не делаем его в принципе. Отдавать другому человеку неохота, а тебя мой товарищ знает давно». Я посмотрел, оценил и говорю: «Давай, будем делать».

Как партнёры работаете?

У корабля есть капитан, который его ведёт, а есть команда, которая сделает то, что скажет капитан. Вот капитан говорит: «Ребята, нам надо плыть на север». А как команда плывёт на север — это уже не забота капитана, ему главное туда доплыть. Естественно, с соблюдением всех внутренних морских регламентов и приличий. Поэтому я та самая команда галерных рабов, которая обеспечивает движение корабля.

Естественно, без капитана у меня ничего не получится, потому что я человек внутри проекта увлекающийся, и меня легко может понести в какую-то одну сторону в ущерб остальным. Поэтому нужен человек, который взглядом сверху мог бы сказать: «Ты отклонился от курса, давай скорректируйся туда».

Где работаешь?

Я работаю в офисе. Специально его снимаю, отдельно. Это у меня несильно просторное помещение, 12 квадратов. Здесь только то, что нужно для работы: кофеварка, ноут с монитором, принтер, стол и стул.

Сам решил?

Да. Потому что я для себя решил чётко разграничивать дом и работу. Я знаю, многие так не делают, работают вполне и дома. Но мне психологически намного удобнее, когда я прихожу домой, вообще разгружаю голову, отключаюсь и стараюсь не думать о работе.

Как отдыхаешь?

Не знаю. Давай попробуем порассуждать. Просто так лежать и смотреть в потолок я не люблю. Для меня отдых — переключение на какую-то другую деятельность, не связанную с работой.

Я очень люблю читать. Как художку, так и истории проектные, рассказы с неожиданных ракурсов, что-то типа документалки, но не сухой из серии «было — стало, вот вам ребята цифры». А ту документалку, за которой стоит история либо страны, либо конкретного человека. Всегда должны быть живые реальные примеры, иначе совсем неинтересно. Просто история в духе современных школьных учебников — это очень грустно, печально и никак мозг над этим не отдыхает.

Ещё люблю прогуляться одному с наушниками. Без цели, проветрить голову, развеяться, побродить ради того, чтобы физически сменить обстановку окружающую, занять голову чем-то отличным от работы.

По большому счёту не могу сказать, что я умею отдыхать. Мне это сложно. Я сразу закисаю, когда без работы. Мне сложно не думать, сложно ничего не делать. Поэтому для меня отдых, когда пришёл с работы, отдохнул, поел, 10 минут полежал, потупил, почитал и пошёл делать домашние дела.

Меня прёт от того, что можно сделать что-то руками дома: прикрутить, наладить, настроить. В понимании обычных людей я не отдыхаю. В основном это чтение.

Какая книга последняя?

Айн Рэнд — «Атлант расправил плечи».

Оценишь?

На 11 из 10. Это гениальная книга, которая стоит того, чтобы её читать и перечитывать. Это книга, которая предостережёт многих от необдуманных поступков. Я изначально за диктат разума над эмоциями.

Книги, которые повлияли на тебя сильнее других.

Виктор Пелевин — «Чапаев и Пустота»;

Дейл Карнеги — «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей»;

Роберт Чалдини — «Психология влияния»;

Дозоры Сергея Лукьяненко.

Как планируешь работу?

Когда я познакомился с курсом Димы Богданова «Неделя самоорганизации», он там расписывал как планировать, что делать, как подводить итоги. Мне это очень сильно зашло. Теперь у меня есть отдельный план по планированию, я знаю, чего хочу в целом за жизнь сделать. У меня есть планы на ближайшие 20 лет, 10, 5. Планирую я ежедневно. Беру цели на месяц, разбиваю их по неделям и, исходя из недели, прикидываю, что мне делать сегодня, чтобы продвинуться.

Планирую всё в электронном виде. До этого планировал в «Вундерлисте», но потом мне стало не хватать его возможностей, и я в итоге пересел на «Трелло». У меня одна большая доска с кучей списков. В «Трелло» я планирую: личное, деловое, редактуру, проекты, которые, может быть, у меня появятся. Планировать стараюсь утром, потому что вечером в этих делах я овощ. То, что напланирую вечером, можно брать и выкидывать. Лучше — проснулся, сел, заварил кофейку, пошёл планировать.

Без каких приложений не сможешь работать?

Хром, Тотал Командер, Эвернот, Телеграм.

Какую технику используешь?

У меня Леново, которому лет пять. Большой широкий монитор Элджи. Телефон Сони.

Сколько лет в профессии?

В редактуре очень мало — месяцев 4−5. В копирайтинге побольше — с конца 2012. Копирайтер-редакторское — со школьных времён. Я работал учителем в школе, преподавал детям информатику.

Школьная программа даже мне, человеку, который любит компьютеры и эту профессию, очень скучная

Я подумал: «Как давать детям тот же материал, с тем же смыслом, но так, чтобы им было интересно?» Понял, что нужно брать то, что рекомендовано Министерством образования, выделять суть и упаковывать её так, чтобы это было интересно детям. Там есть хитрая особенность: по разным возрастам нужно упаковывать по-разному. Как я подам это для 10−11 класса, будет сильно отличаться от того, как я это расставил для 5−6 класса. Разным детям — разные подходы.

Можно сказать, что я в профессии первые шаги начал делать ещё в 2009 году, когда пошёл работать в школу. Потом со школой у меня по определённым причинам не срослось, и я продолжил это дело, когда руководил компьютерным бизнесом. Надо было придумывать коммерческие предложения. Опять исходил из того, что люди это будут читать, и мне нужно сделать так, чтобы они прочитали и сделали то, что я хочу.

Так я делал свои первые шаги в профессии. Это мне всегда было интересно, нравилось, но об этом способе заработка я до последнего времени сильно не думал.

Главная задача в карьере сейчас?

У меня сейчас нет финальной цели. Ты же про финальную спрашиваешь?

Конкретно сейчас. Например, сменить работу.

Я как раз в прошлом году или в этом уволился. До этого год работал по найму начальником внедрения СРМ-систем.

Следующая цель — научиться правильно определять объём сил и времени, которые у меня потребует та или иная редакторская задача. Сейчас для меня это самый большой косяк. Я могу подумать, что задача у меня займёт 2−3 дня, учитывая, что я хорошо знаю тему. По факту может всплыть куча косяков и всё затянется на неделю. Или могу пообещать, что раньше 5−6 дней я это не сделаю, а потом садишься и делаешь за полдня.

С какими иллюзиями попрощался за последние три года?

Первое: воспитывать детей сложно. Оказывается, что нет. У меня об этом были свои представления, что процесс воспитания детей — это сложная наукообразная штука, где шаг влево, шаг вправо — у тебя ребёнок вырастает неадекватом и надо много усилий, чтобы вернуть это назад. На самом деле — нет, всё намного проще.

Второе: количество заработанных денег напрямую зависит от времени и сил, которые ты на это потратил. Эта вещь прочно сидела у меня в голове, я от неё избавился.

Я начал немного верить в людей после того, как один товарищ мне долго был должен и внезапно стал возвращать долг. Причём я на него не давил, он сам захотел. Мы с ним встретились, поговорили, восстановили отношения. И вот он, наконец, начал его отдавать. Для меня это было с одной стороны неожиданностью, с другой — я подумал, что, наверное, не всё так плохо в людях, как я изначально обо всех думаю.

Твоя самая сильная сторона как специалиста?

Сейчас будет очень заезженная фраза, я её не могу терпеть. Мне очень хочется ответить фразой «Я могу рассказывать сложно о простых вещах». Но это хрень.

В чём сложность простых вещей? Они простые для того, кто в них врубился и классно понимает. Например, электричество. Когда ты полностью понимаешь, как устроено электричество в доме, когда тебе реально всё это доступно и просто, ты понять не можешь, как же остальные образованные люди этого не понимают. Объяснить кажущуюся простоту людям — это сложно. Потому что сложнее всего объяснять простые для тебя вещи.

Я умею объяснить простые для меня вещи. Объяснить так, чтобы для людей они тоже оказались простыми. Рассказывать просто о сложном — это всегда либо упрощение, либо неправда. Чтобы рассказать о сложном, нужно либо сложное сделать простым, либо рассказывать сложно. Это не восхваление себя, а констатация факта. Я ещё в школе убедился, когда преподавал, что классно доношу простые мысли.

Где клиентов находишь?

Либо это сарафанка, либо вселенная накидывает варианты. Ты думаешь иногда: «Классно бы заняться проектом на такую-то тему или неплохо было бы поработать с теми-то». День, два, три, неделя — и глаз сам цепляется за нужное объявление или заметку. И ты думаешь: «Круто, почему бы и нет». Ты листаешь ленту в сети, какие-то газеты, и мозг вычленяет именно то, что ты искал. Я не знаю, как это работает, как это устроено и как это называется. Но так у меня появляются клиенты. Они появляются из воздуха, из моего желания.

На какие проекты смотришь с завистью?

Когда ко мне пришёл клиент, с которым делаю сайт по обучению, я сильно пожалел, что не я это придумал. Офигенная идея. Главное её не просрать. А ещё я сильно завидую команде, которая делает «Тиньков» и «Медузу». Не потому что я не смог такое придумать, а потому что они из раза в раз стараются давать вменяемый качественный контент. Таким людям я завидую и всеми силами стараюсь научиться делать так же.

Фишка не в том, чтобы классно что-то уметь делать, а в том, чтобы классно делать это постоянно.

Какое образование ты получил?

Больной вопрос. Я получил общее среднее образование, пошёл учиться в институт. У меня с ним не сложилось, я там проучился полтора курса. Я несостоявшийся инженер химического производства. После этого я пошёл в педагогический институт на информатику, потому что я хорошо знаю компьютеры, как они устроены, уже в то время знал, что могу что-то хорошо объяснить. По образованию я учитель информатики с правом преподавания в школе.

Когда работал в школе, я сдал экзамен на высшую учительскую категорию. Сдал и через три недели уволился

Как поступил в школу?

Оставил почту, и мне написали, когда открылся набор. Я посмотрел, откладывал, потом думал: «Что-то непонятное. Может, не моё?» А потом сел и подумал: «Миша, ты сейчас упустишь вариант с поступлением, и следующий будет через год или вообще закроют». Неожиданно для себя поступил на бесплатное. Посмотрел работы других учеников, и был удивлён, почему я поступил на бесплатное, а они нет. При поступлении было много людей, которые объективно сделали работу лучше. Не знаю, с чем связано это решение комиссии.

Школа редакторов стала единственным местом, где я систематически, целенаправленно получаю знания по редактуре и написанию текста, его оформлению.

Как тебе школа?

Я, наверное, буду тем человеком, который скажет, что за дисциплиной Ильяхова он шёл в последнюю очередь. Поясню. Я знал, что Ильяхов круто прокаченный в своей дисциплине, слышал отзывы учеников. Но просто написать текст — это ещё не полдела. Это меньшая часть. Его надо как-то оформить, подать так, чтобы люди это увидели и прочитали. А оформление — это типографика и вёрстка. Надо что-то делать с внешним видом, кнопками, ссылками, интерфейсом.

Отдельное спасибо школе за курс Николая Товеровского. Мне он зашёл и пригодился больше остальных курсов, вместе взятых. Это курс из серии, что работает не только в теории, но ещё и на практике. Для меня это стало сильным толчком. Курс Товеровского — вишенка на торте всех предметов.

Общее впечатление. Первый месяц — это был просто пипец, тот самый стикер из Телеграма, когда «да гори оно всё огнём». Потому что тесты — нет обратной связи, где ошибся непонятно, где накосячил. Потом я стал относиться к этому по-другому. Понял, что не наш первый поток, люди учились, даже результаты показывали. Мне стало интересно проходить тесты: я сам для себя стал оценивать, насколько хорошо прохожу. Если тест для меня непонятный, это значит, что я где-то схалтурил, не вник, не дочитал.

Первое впечатление — куда я попал, что происходит? Второе ­— я прочувствовал вкус обучения. Очень всё сжато, плотно. Хорошо бы эту программу размазать на полгода. Это как минимум.

Многие критикуют, что там советов много, можно всё брать бесплатно. Не вопрос. Берите бесплатно, были бы сами себе молодцы. Я к этому очень просто отношусь: если это есть в школе, какая разница, что там есть в советах. Мне важно, что мне дают.

Кроме Товеровского мне очень хочется въехать в Типографику и вёрстку, потому что для меня это самая сложная дисциплина. Я хочу классно оформлять то, что делаю. То, что у меня выходит сейчас, не дотягивает даже до тройки. Я хочу научиться верстать хорошо. Для меня это основное.

Ты сейчас работаешь в связке с дизайнером или сам верстаешь?

Я верстаю сам. Меня тащит от тех возможностей, которые ты получаешь, расставляя нужные элементы на странице. Ты можешь управлять и вниманием читателя, и всем тем, что там должно происходить, на чём расставить акценты. Потому что никто кроме меня не знает, что я хочу сказать статьёй. Или никто не знает лучше клиента, на что обратить внимание, когда я пишу на заказ. А вёрстка — это самый мощный способ расставить акценты в нужном для заказчика порядке. Вёрстка для меня — это то, что требует больших усилий, мозга, то, на что я трачу больше всего времени.

Какие медиа и рассылки читаешь?

Буквально вчера я решил радикально сократить количество поступающей информации, потому что задумался над смыслом новостей, медиа. Выборочно читаю «Медузу», «Афишу», смотрю за подписками в Ютюбе, у меня их штук семь: всё, что связано с миром мобильных технологий, новости ИТ-индустрии, для меня это до сих пор актуально и интересно, я из этой среды вырос. Из рассылок — Ваня Сурвилло. Хочется быть таким же продуктивным, как и он, хотя для меня это что-то из области фантастики.

Твои принципы в жизни, работе?

Я не работаю с теми, кто своё общение с клиентами строит на обмане. Не работаю с организациями и людьми, действия которых противоречат моей внутренней морали и этике. Например, я не буду писать для производителей пищевых добавок, которые маскируются под лекарственные средства.

Ещё я не возьмусь за работу, которая будет мешать моему времени с семьёй. У меня были такие моменты.

В Брянске зарплата 30−40 тысяч — это классно, чётко, ты молодец, средний класс

Я сам живу и работаю в Брянске. Мне предлагали зарплату 95 тысяч плюс командировочные. Они сказали, что я им подхожу, предложили поработать. Я говорю: «В чём подвох? Для Брянска это слишком высокая зарплата». Они отвечают: «Всё верно. У нас 40% времени — это командировки по России». И тут я понимаю, что 100 тысяч рублей и я буду семью видеть одну неделю в месяц. Меня это не устраивает. Я без внутреннего колебания отказываюсь от таких проектов, потому что я свою семью люблю, хочу быть с ними как можно больше. Работа не должна наносить ущерб моим отношениям.

Например, поступает предложение писать для блога предвыборного штаба Собчак.

Пока таких не поступало. Скорее всего, откажусь. Я далёкий от мира политики человек: люди делят власть, деньги, влияние, положение в обществе, я не хочу в этом участвовать. В политике есть такая штука: «Ничего личного, просто бизнес». Я против этого.

Политтехнологом или пиарщиком себя не вижу. Ребят-новостников, которые пишут про политику, у нас хренова тьма. Это куча инфоповодов, хлебом не корми, дай им про политику написать. Пишите, я не против.

Писать для Собчак — нет. Наверняка это интересно, прикольно, куча бабок, классный опыт. Но я не возьмусь. Мне, кстати, интересно, что движет теми людьми, которые начинают топить за того или иного кандидата, партию, если они не были всегда такими ярыми политическими деятелями.