Никита Ларионов. Бегущий редактор — Кто студент

Никита Ларионов Бегущий редактор

Зачем бегать в Новый год, почему дипломные проекты глохнут и когда нужны продающие тексты.

С чего для тебя началось знакомство с миром редактуры?

Я слушал разные подкасты, в основном на айтишную тему. В какой-то момент увлёкся подкастами про бизнес, наткнулся на «Вебсарафан» — сайт с интересными образовательными курсами.

Одним из первых гостей у них был Максим Ильяхов. То, как он тогда рассказывал о редактуре, очень меня заинтересовало. Я был простым маркетологом, а он рассказывал, как редактура меняет продукт. Стало интересно, подписался на его рассылку. Так и угодил в бюрошную воронку.

Почему ты решил пойти в Школу редакторов?

Это было продуманным решением. К этому моменту я уже увлекался редактурой. Какие-то приёмы из рассылки главреда применял в своем блоге про краудфандинг: жёстко резал статьи, убирал стоп-слова. Потом убрал все стоп-слова с сайта финансовой компании, где я работал, но этого никто не заметил.

В какой-то момент у компании начались проблемы. Я продолжал работать маркетологом, но рабочих задач стало мало. Увидел в блоге у Ильяхова, что начинается набор в Школу редакторов. Я уже что-то к тому моменту слышал про школу и даже следил за работой студентов.

Подумал: «Пока у меня там всё на работе рушится, лучше чем-то полезным себя займу» — и пошёл учиться редактуре

Расскажи про свой дипломный проект

Считаю, что проект неудачный. Я сделал сервис советов для начинающих предпринимателей, но он оказался никому не нужен.

Я совершил ошибку, которую делает любой начинающий предприниматель: в разработке сервиса практически не думал о целевой аудитории. Предпринимателям и банкам нужно не совсем то, что я сделал. Плюс оказалось, что сервис не нужен мне самому: к тому моменту я уже перестал увлекаться краудфандингом.

Как бы сладко я ни заливал на защите, что буду продолжать работать над проектом, из всего этого получился пшик. Времени и желания не хватило, я был полностью выжат дипломным проектом и работой.

Диплом

Мой дипломный проект «Сказания о деньгах»

Почему так много проектов дипломников заглохло?

Тут нужно двадцать раз перечитать совет Артёма о работоспособности систем. Большинство людей, в том числе я, не смогли такую систему построить. Думаю, если он прочитает эту статью, будет очень расстроен.

Идея в том, что система будет работоспособной, если части системы работоспособны. У меня было три части: банки, предприниматели и я. И все части не были заинтересованы в работоспособности проекта.

В этом плане мне нравится то, что делаете вы в журнале «Кто студент». Тут получилась работоспособная система: заинтересовали бюро как стоящего рядом заказчика, заинтересовали баллами редакторов, а начинающие авторы заинтересовались получать опыт интервью и общения с выпускниками.

У большинства выпускников построить систему не получилось, тут вопрос в основном к выпускникам.

Как тебе новая система, по которой проекты на третьей ступени делает команда?

Раньше ты мог договориться с кем-нибудь, чтобы тебе помогли. Но при этом они не были заинтересованы в выпуске продукта: могут помочь, а могут не помочь. А теперь, когда команда заинтересована в результате, продукт получается лучше.

Зато я понял, что могу делать крутые штуки самостоятельно. Когда ведёшь проект один, превращаешься в маленького предпринимателя, руководителя проекта, который сам всё организовывает. Такая проверка на выносливость сильно мотивирует.

Подкастами тоже сам научился заниматься? В школе этому не учат.

Этому мало вообще где учат. Может, где-то в телевизионных вузах.

Школа структурирует голову. Помогают приёмы из управления проектами, которые даёт Коля Товеровский: отложи на завтра, закрытый список задач, например. Если в работе ты используешь знания, которые дала школа, у тебя всё получается — неважно, текст это или подкаст.

Как ты начал делать подкасты?

Я постоянно беру какие-то проекты, не ради денег, а ради интереса. В сентябре прошлого года таким проектом стал Вебсарафан. Майя Богданова, которая училась со мной на одном потоке, принесла в чатик информацию, что «Вебсарафан» ищет редактора.

Я написал чисто по приколу: «А разве в „Вебсарафане“ не одни девушки работают?». Она сказала: «Да нет, попробуй». Я откликнулся, прошёл собеседования и стал редактором.

Я пришёл как редактор рассылки, каких-то инфопродуктов. Делал лендинги, брал интервью у экспертов. С сентября прошлого года по август вёл больше коммерческую часть проекта. В августе пересобрали команду, и я переключился полностью на подкасты.

Вёл коммерческую часть проекта? Писал продающие тексты?

В том числе. Когда я работал в финансовой компании, продавать не получалось: я по ильяховским заветам инфостильным напалмом пытался вырезать все попытки что-то впарить. «Вебсарафан» был на другом краю спектра: продажи-продажи-продажи, 50 способов повысить конверсию на 12 сантиметров.

Впаривать так и не научился, не позволяла редакторская душа. И вдруг оказался там, где нужно продавать, чтобы выжить. Если не дашь тот уровень конверсии, который должен, не получишь зарплату.

Все действия, которые есть в продающем копирайтинге, зачастую оправданы тем, что они работают

Но даже там я попробовал пройтись по инфостилю — сделать продающее, но без запрещённых приёмов. Не всегда получалось — приходилось жестить, давать суперпродающую продату.

И как, получалось продавать с помощью инфостиля?

Я ушёл в подкасты как раз потому, что у меня не получалось продавать в тексте. Теперь продаю подкасты. Когда у тебя такие собеседники, как Анна Цфасман из «Даблби», это в кайф.

Недавно вышел подкаст с Алексеем Баринским, который сделал «Свалку». Мне было пофиг, насколько жёлтый заголовок делать, лишь бы привлёк слушателей. Контент вышел настолько классный, что будет обидно, если его не послушают.

Ещё у нас вышел подкаст «Как жить в изобилии. Психология богатых и бедных». Сначала думал, ну зачем так желтить? А с другой стороны в подкасте всё нормально, никакой эзотерики. Просто о том, как снять негативные установки и брать за свою работу больше денег. О том, что нет справедливой цены, как говорит Ильяхов.

Я понимаю, что если могу донести свои идеи в желтушной и коммерциализированной оболочке, то ничего страшного. Пофиг, как ты завлёк читателя, если контент достойный и полезный.

Когда нужно делать текст, а когда подкаст?

Зависит от задачи. Статья — пронзительный контакт. Она через тебя прошла, ты её отпустил — и всё. Интервью, которое мы делаем подкастом, можно выложить и текстом: будет 20 страниц, мало кто прочитает полностью. Я могу прочитать книгу или лонгрид, но каждую неделю читать такое интервью меня надо заставить.

Подкаст хорош, когда нужно передать эмоцию, стать ближе со своим слушателем. В подкасте на протяжении нескольких часов варишься с гостем: он словно рядом, ты его слушаешь внимательно.

Если надо познакомить аудиторию с чем-то, то лучше подкаст. Недавно выпускница школы Саша Волкова запустила подкаст про то, как открывает свою кофейню. На протяжении получаса она рассказывает, что творилось в её голове, когда она приняла это решение. В тексте смайлики или эмоджи не передадут эмоции. А голос с помощью интонации и даже пауз всё передаст.

Подкаст легче потребить, пока куда-то едешь или чем-то занят. Я вот слушаю подкасты на пробежке.

С чего началось твоё увлечение бегом?

История очень простая. В апреле 2017 года, когда я работал в финансовой компании, кто-то решил устроить челендж: ко дню рождения компании всем вместе надо было пробежать в сумме 1000 километров. Сначала я на эту идею не прореагировал, а когда оставалось чуть-чуть до финиша, подумал, что без моих пяти километров не справятся. И пробежал.

С тех пор многие остановились, а я продолжил. Первая пробежка очень увлекла, так и не смог остановиться.

Отчёт

Отчёт с самой первой пробежки

От чего в беге ты получаешь удовольствие?

Мне важен процесс не только в беге, но и во всём, чем я занимаюсь. Меня не прёт достижение большого результата — важно, чтобы по пути было интересно и сам процесс тянул вперёд. В беге это проявляется лучше всего.

Нравится, что на протяжении часа или двух могу побыть самим собой. Время, которое я провожу в одиночестве, меня очень сильно мотивирует. Вот сегодня утром пробежал десятку.

Когда встаю рано утром и выхожу из дома первым, это потрясное чувство. Особенно зимой, когда перед домом чистый снег, по которому ещё никто не ходил: «Я сегодня первый, кто входит в этот день». Ценю это чувство медитативного одиночества, «первости» и возможность побыть в абсолютно пустом городе.

Я бегал даже первого января. Чувствуешь энергию города, который перед этим всю ночь встречал новый год. Забавляет бегать по праздникам, например, во время последних звонков, когда вокруг покачивающиеся школьники. Такого в обычный день не увидишь.

Бег

Мне пофиг, когда бегать. Кайфую, что в этот день я прочувствовал себя и мир вокруг

Многим сложно себя заставить встать пораньше, что порекомендуешь?

Пойти в Школу редакторов, дизайнеров или менеджеров.

У меня этот навык появился после школы. Когда я поступил, времени на школу не было: я работал. Мог учиться только по утрам. Как раз понял, что я больше утренний человек, мне эффективнее будет, если встану в шесть утра, чем буду засиживаться допоздна.

В общем, советую пойти в школу, времени будет не хватать — придётся вставать рано.

Ты живёшь в Саратове. Делаешь что-нибудь для местных?

Вообще ничего не делаю для местных.

Я переехал в 2011 году из Саратова в Москву. В 2015 вернулся обратно в Саратов. У меня родилась дочка, мы с женой поняли, что легче воспитывать ребёнка, когда рядом есть дедушки и бабушки. Переезд прошёл безболезненно, я продолжил работать в компании, но в саратовском представительстве.

А когда я ушёл из компании, не было возможности поработать с кем-то из Саратова. Есть ощущение, что я не очень хорошо знаю рынок, а рынок не знает меня. Не вижу большого интереса у местных в продвижении.

В конце сентября, помимо «Вебсарафана», я начал редачить блог «Своё дело» для Сбербанка. Когда ты можешь взять проект для Сбербанка, для которого у тебя будет 5—10 статей в неделю с крутыми предпринимателями, делать контент для маленького бизнеса в Саратове не вижу смысла.

В регионах вообще есть перспективы, на твой взгляд?

Возможностей в регионах очень много. «Вебсарафан» делает команда из пяти городов. И это здорово: не приходится замыкаться на предпринимателей из своего региона. Хотя я иногда общаюсь с предпринимателями из Саратова, даю им какие-то советы, помогаю чем могу, не вступая в деловые отношения.

Может звучать, будто я зазнался, но тут вопрос даже не в деньгах. Когда я перешёл в «Вебсарафан», даже проиграл по деньгам, по сравнению с зарплатой в финансовой компании.

Когда я только перешёл в «Вебсарафан», даже проиграл в деньгах ради интересного проекта

Ты работаешь на Сбербанк, а на фото в фейсбуке в футболке Рокетбанка. Как так?

«Рокет» для меня начался очень давно, когда он был неоперившимся стартапом. Мне понравилась их коммуникация с клиентами, когда у банка, который их обслуживал, отозвали лицензию. У них было всё очень плохо, но они просто вышли и напрямую с клиентами об этом поговорили.

Я понимал, что так честно и открыто говорить о проблемах сложно. Видел, как внутри команды решались вопросы, насколько ориентированы на результат они были. Не на бумаге, а по факту.

Кроме блога Сбера ты ведёшь свой собственный. Он больше для себя или чтобы других научить?

Я в этом плане не особо хороший пример. Свой блог я активно вёл до июня, наверное. В начале года поставил себе челендж, что буду публиковать в блог каждую неделю хотя бы одну статью. Не хотел никого учить, идея была, как с бегом: понять, смогу ли я.

Продержался до мая этого года, пять месяцев каждую неделю публиковал в блог большую статью. Бросать себе такие челенджи меня мотивирует. Но в мае у меня сломалась админка и стало влом чинить. Потом починил, но работать в том же формате не захотелось.

Многие редакторы помимо блога ведут фейсбук. Почему фейсбук, а не ВКонтакте, например?

И тут я не очень правильный пример. Я в фейсбук пишу, но совсем не читаю. Я понял, что соцсети потребляют много времени, поэтому проще ими не пользоваться. Использую их только для работы и переписки.

А платформа зависит от задачи. Во ВКонтакте сейчас крутые подкасты. Они дают тебе огромную аудиторию, надо этим пользоваться.

Какое-то время я делал прямые эфиры в фейсбуке, но потом перестал. Не перегорел, просто появляется что-то ещё более интересное, и я на это переключаюсь.

Лента

У меня даже лента девственно чиста. Вообще ни на что не подписан

Насколько тесно связана редактура и маркетинг?

Знания в финансах и маркетинге очень помогают в редактуре. Я могу построить аналитику своих статей: как читаются, шерятся, откуда приходит трафик и как он монетизируется. Если бы у меня было только журналистское образование, я бы сделать этого не мог.

А редактору нужно журналистское образование?

Порой переживаю, что у меня его нет, прям физически от этого страдаю: чувствую, что авторы с образованием на голову выше меня.

В школе хорошо дают структуру, но нюансы ты должен понимать и вытаскивать сам. И вместе со школой тебе нужно дополнительное образование, чтобы оно тебя вытаскивало, растило осьминожку навыков.

Надо прокачивать не только переговоры, управление проектами и типографику. Стоит учиться брать интервью, смотреть на текст не как редактор, но и как простой журналист, который чувствует текст по-другому.

У себя в блоге ты опубликовал конспект выступления Дудя. Чем он тебе нравится?

То, что мы делаем в «Вебсарафане», похоже на Дудя. Я учусь у него как у человека, который сделал очень крутой продукт.

Дудь крут в том, как он структурирует контент, как задаёт вопросы, как с фанатичным подходом относится к материалам. Это проявляется не в больших интервью, а в нарезочках.

Но есть не только Дудь, есть Татьяна Мингалимова — «нежный редактор», как она себя называет. Мне даже больше нравится, что делает она: формат более человечный, более доступный. Мне проще проассоциировать себя с ней, чем с Дудём. Она, вчерашняя выпускница, задаёт те же самые вопросы, которые могли интересовать меня. Вот эта живость и простота в ней подкупает.

Что посоветуешь редакторам напоследок?

Если перед вами стоит сложная задача, просто начните её делать: хоть что-то, хоть пару предложений напишите. Начните вкладывать в неё своё время. Просидев над ней несколько часов, вы сдвинете её с места. Мне этот подход помог в школе. Часто так у меня происходит работа над текстом, например, когда необходимо сделать расшифровку огромного интервью.

Я хочу, чтобы редакторы, которые будут это читать, научились терпеливому трудолюбию, попробовали на своих проектах такой прагматичный подход. Он более оправдан, чем если ты в мыле и угаре в последний момент что-то творишь.

Я верю, что терпение и труд делают больше, чем талант или видение. У меня были ситуации, когда я высиживал задачу. И я надеюсь, что этот подход можно оправдать.