Тимур Зарудный. Долговремен­ные начинания — Кто студент

Тимур Зарудный Долговре­­мен­ные начинания

Редактор рассказывает, как зарабатывает на рассылке и создании проектов под ключ.

Чем ты сейчас занимаешься?

Доделываю курс о долговременных начинаниях, дописываю 42-е письмо.

Чем зарабатываешь на жизнь?

Создаю проекты заведений под ключ. Моя жена Света создаёт интерьеры, а я прорабатываю коммуникации с клиентами, SMM, как всё будет происходить внутри, как рекламировать. Разбираюсь в проблеме, придумываю название, набираю скетчи, и вместе мы дорисовываем готовый продукт. После запуска получаем обратную связь, как всё на самом деле работает, что-то меняем, исправляем, пробуем разные штуки.

Проект может растянуться на полгода или больше. Ресторан «Мускатный кит» до сих пор нас кормит: мы занимаемся их продвижением, организуем мероприятия. Света открывает с ними салон красоты. Это супервезение, что мы делаем то, что нам хочется.

Статьи как редактора — эпизодические штуки, их я делаю одну-две в месяц, и это небольшая статья дохода.

Ресторан «Мускатный кит». Фото Полины Платицыной
Рекламирую грог для «Мускатного кита»

Кем ты выступаешь в проектах?

Мне тяжело подобрать формулировку. Сейчас мы сделали интерьер для одной кофейни и помогаем ребятам разобраться с Инстаграмом, привлечь больше посетителей. Ребята варят классный кофе, но они нигде не были, не знают мировых имён, обжарщиков, например. Не знают, что происходит в Токио, Сеуле, ещё где-то. Они делают по наитию, и получается круто. Но когда у тебя нет бэкграунда, тяжело сделать что-то прорывное. А мы с женой много путешествуем, поэтому какие-то моменты стараемся подсказывать.

Я занимаюсь только тем, что интересно. Могу отказаться от заказа, если интереса нет

На днях ребята попросили помощи: «Гости жалуются, что кемекс слабоват». Выдали нам несколько пачек кофе, чтобы мы попробовали и оценили разные методы заваривания. Мы придумали создать ребятам Телеграм-канал и публиковать в нём фото и видео процесса, рассказывать, какие параметры мы используем — например, какое зерно для аэропресса.

Инстаграм кофейни «Келди»

Как вы находите клиентов?

Я не знаю, как это вышло, но нам со Светой не надо никого искать. У нас даже портфолио нет. В Хабаровске не так много дизайн-студий. Все более-менее хорошие дизайнеры из одной. Я знаю чувака, который уходил оттуда, а потом вернулся, потому что не смог сам на себя работать, было тяжело искать заказчиков.

С женой Светой. Фото Алисы Мамоновой для prokhv.ru

Как ты планируешь расходы?

Я не могу планировать доходы, но знаю примерно, какие будут деньги. Я фиксирую, сколько получил, сколько отложу на вещи, на чёрный день, ещё куда-то. Мы стараемся брать большую предоплату.

Когда ты начал заниматься редактурой?

Я работал менеджером по рекламе в местной оптике, а в 2011 году уволился. Мне попалась вакансия руководителя проектов в дизайн-студии «Пилигрим». Я тогда подумал: «Ерунда какая. Я смогу». Меня уволили в конце года.

Почему ты пошёл в Школу редакторов?

Мне хотелось стать классным. Самому не нравилось, как я пишу, и ребятам в дизайн-студии не нравилось. В проекте «Сорок два» у меня стало что-то не то с редактурой, тексты получались непонятные. Хотелось разобраться.

Мне нравилось писать, но в то же время не хотелось становиться графоманом. К моменту поступления в школу я уже дописал первую рассылку по лекалу и советам Ильяхова.

Почему не пошёл на третью ступень?

Когда вторая ступень подходила к концу, я готовил фильм о 10-летии дизайн-студии «Пилигрим». Я очень много снимал, брал интервью, сам монтировал в ограниченные сроки. Впереди были свадьба и путешествие, и ещё надо было завершить все работы по школе.

Помню, как сдавал Бирману интерфейс приложения. Сделал за час: чтобы хоть что-то было. Было стыдно. Потом я понял, что у меня сейчас не хватает ресурсов. Понял, что не потяну третью ступень, ничего из неё не вынесу.

Как родилась идея делать рассылку?

Я загорелся, когда увидел, как получилось у Ильяхова. Меня привлекла концепция регулярных статей для постоянной аудитории. Я подумал, что у меня есть тема, на которую я могу рассказать что-то интересное.

Вторая рассылка была логичным продолжением. Я закончил первую и уже знал, что хочу писать вторую. Но не знал, с чего начать, полтора года ходил кругами.

Мне нравится создавать пользу для себя и делать на этом деньги

Что помогло написать первое письмо?

Я сформулировал, что делаю, для кого и в чём польза. Как я сейчас понимаю, я не начинал так долго, потом что не было определённости, что и как делать.

Сколько времени уходит в среднем на одно письмо?

В среднем два часа в день в течение недели или полутора.

Как меняются готовые письма

Я периодически возвращаюсь к ним. Сейчас допишу рассылку и через какое-то время вернусь, чтобы переписать, потому что появятся какие-то знания.

С запуском рассылки появились аудитория и обязательства — 42 письма по одному в неделю. Как ты из этого выруливал?

Я объявил о запуске платного курса за месяц до того, как начал рассылать письма. К этому моменту уже был пул писем.

Ещё в декабре я предложил ребятам, с которыми учился в школе, поучаствовать в создании. Сделал тестовый чат, куда скидывал черновики с тезисной частью, кучей неточностей, корявыми примерами.

Курс — это процесс, поэтому я всегда смогу вернуться и исправить. Даже если я выпустил уже письмо и его кто-то прочитал, это не значит, что нельзя возвращаться и переписывать.

Как у тебя получалось так ровно делать рассылку?

Каждое письмо было о том, что меня напрягало на тот момент. И мне помогало. Именно поэтому я писал письма регулярно — они становились ответом, как мне выйти из факапа прямо сейчас. Вот сейчас хреново, что делать?

Парадигма, что я одновременно пишу статью и решаю кучу проблем, даёт очень много сил. Я вошёл в темп, стал превращать жизненную ситуацию в вопрос и быстро отбивать с неё какие-то темы.

Письмо с примером из жизни

Как оцениваешь рассылку с коммерческой точки зрения?

Некоторые из написанных статей послужили дважды. Когда я разобрался в теме, я знаю как писать по ней под запрос журналов.

Ещё выгода в том, что я стал спокойнее, научился делать долгие проекты. Я стал эффективнее в одних вопросах и спокойнее в других. Проект рассылки оправдан не только с точки зрения денег.

Как продвигаешь рассылку?

Никак, но думаю заняться. Пока единственное продвижение — я в самом начале позвал чуваков, которые мне интересны. Я хочу, чтобы классные люди, которые уже подписаны, рассказывали о рассылке друзьям, и те привлекали своих людей. Я не знаю, насколько это реально.

Для обратной связи я создал Телеграм-чат, сейчас он насчитывает 190 участников из 260 подписчиков.

Когда делаешь проект, самое стрёмное — не обращать внимание на обратную связь

Что посоветуешь редакторам, которые хотят попробовать себя в жанре рассылки?

Собирать команду и учиться делать то, в чём они сильны.

Как не лажать?

Ты не можешь не лажать, делая какой-то большой проект. Все штуки, в которых я лажал, в итоге привели к каким-то решениям, я научился что-то делать. Если бы я писал в формате «как надо» и не привязывался к личному опыту, вышла бы постная фигня.

Что будет с рассылкой, когда ты допишешь 42-е письмо?

Думаю, будет ещё несколько писем с ответами на вопросы.

Чему ты научился, пока делал рассылку?

Очень многое изменилось, начиная с фундаментальных вещей. Я понял, что делать, когда наступает буря, когда захлёстывает. Не нужно стараться делать проекты быстрее. Когда ты не в себе, тебе кажется, что проблема в проекте. На самом деле нужно заняться собой.

Когда всё не так и я не могу сфокусироваться, помогает практика заземления. Я открываю список вопросов и отвечаю по порядку: что сейчас чувствую, чего хочу, где, условно, у меня находится тумблер сопротивления.

Письмо о том, что делать, если перегорел

Как тебе живётся в Хабаровске?

Мы живём в центре, снимаем офис в историческом районе. У нас вид из окна, будто это Прага. Всегда можно на время уехать путешествовать.

Единственное, что убивает, — невозможность влиять на многие вещи. Вот 31 мая Хабаровск отметит 160-летие, и к этой дате правительственный дизайнер сделал уродскую символику. Её даже отправили на бизнес-линч. И Сергей Кулинкович в конце рецензии написал: «Тираж — вот где настоящая драма. Вот что будет отравлять вкус молодых хабаровчан. Вот что сегодня сделает возможным появление аналогичного стиля завтра и через 10 лет».

Рабочее место в семейном офисе. Фото Алисы Мамоновой для prokhv.ru

С какими иллюзиями ты попрощался за последние три года?

С требовательностью к себе. Мне всегда казалось, что я делаю мало. Например, в 11 часов рабочего дня ловлю себя на мысли, что мне хочется какого-то быстрого дофамина, что-то съесть, новости посмотреть, в сеть залезть. И я понимаю, что это фигня. Потому что «как надо» всегда будет проигрывать тому, что есть на самом деле. На самом деле я устал. «Как надо» — это фигня.

Какой совет дал бы себе в 20 лет?

Применять практику «вижу, слышу, чувствую». Это когда ты себя пингуешь: что я сейчас чувствую, вижу, слышу? Снаружи это? Внутри? Тогда бы я понял, что чувства «всё, можно расслабиться, сейчас только доделаю» никогда не будет. Оно появится, если ты остановишься и попробуешь понять, что с тобой сейчас происходит.