Ирина Усиченко. Я не про буквы — Кто студент

Ирина Усиченко Я не про буквы

О полезном действии, картах желаний и личном бренде.

Что изменилось в твоей профессиональной жизни за последний год?

У меня сместился фокус. Я пришла к тому, что редактура — точно не всё в жизни. После выпуска из Школы редакторов казалось, что слова, буквы, тексты, лонгриды — это основное. Сейчас для меня гораздо важнее управление проектами, переговоры с клиентами, выстраивание процессов и команды. Я этому хочу научиться. Кроме всего, важна просто моя жизнь.

В Школе редакторов как раз и учат переговорам и управлению.

Да, так и есть. Но в реальных проектах всё немного сложнее, приходится решать много проблем.

Не все понимают, что Школа редакторов не про буквы, а прежде всего про полезное действие. Меня это очень удивляет. Например, недавно я слушала интервью с Катериной Ерошиной и удивлялась. Она говорила, что редакторы ильяховской школы — много про буквы и мало про понимание смысла.

Школа открыла глаза на полезное действие. Это самое важное открытие в карьере

Пишешь статьи?

Просто разовые статьи не пишу. Только если это часть большого проекта, и то сейчас больше сотрудничаю с авторами. В «Деле» Модульбанка сначала писала сама, а затем работала шеф-редактором: помогала внештатным редакторам выпускать сильные статьи. Сейчас я редко пишу сама, чаще сотрудничаю с авторами.

Ты ушла из Модульбанка?

Я не ушла, меня уволили. Люда попросила меня уйти.

Почему?

Не знаю. Надеюсь, это не связано с работой. После увольнения два месяца до Нового года я дорабатывала, доводила незаконченные статьи до публикации. Только Люда знает, почему это произошло. Я уважаю её мнение, не хочу додумывать, судить или лезть ей в голову, даже если у меня есть предположения.

Ты переживала, когда узнала об увольнении?

Смотря что считать переживанием. Было неприятно и странно, потому что я не понимала причин. Я любила этот проект, вкладывала в него много сил, поэтому было ощущение, что уходит что-то важное.

Сейчас ещё осталось такое ощущение?

Скорее нет. Как-то некогда об этом думать, работать надо. Да и смысл обижаться? Я могу не принимать отдельные решения, но я их уважаю. Я вложила в проект всё что могла, остальное — вне моей ответственности.

Что тебе дала работа в Модульбанке?

Я пришла в Модульбанк на второй ступени Школы. До него были какие-то проекты, но мне, по сути, пришлось начать с нуля.

Сначала Люда много редактировала мои статьи. В конце концов я доросла до того, что выпускала их с минимальным количеством правок, стала шеф-редактором.

Для меня это была хорошая школа: принимать критику, работать со своими эмоциями и эмоциями других людей, переделывать, смотреть на себя без иллюзий. Я с самого начала осознавала, что я некрутой автор, и видела свой рост.

Ты вела какие-то проекты параллельно с работой в Модульбанке?

Да, всегда. Даже когда я работала в офисе, у меня были свои проекты. Надеюсь, прошлые работодатели об этом услышат. Для меня всегда было странно, что никто об этом не догадывался. Другие проекты не мешали основной работе. Наоборот, появляется новый опыт, свежий взгляд — сплошные преимущества.

Я не знаю, почему начальство боится, что сотрудники будут ещё чем-то заняты. В чём смысл запрещать и наивно полагать, что работник послушается? Сейчас не то время. Эффективнее выстраивать работу с сотрудником как с полноценной личностью, а не как с подчинённым, который будет бояться.

Над чем сейчас работаешь?

Недавно начала сотрудничать с новой компанией. Ребята занимаются сео-продвижением и интернет-маркетингом. Тема банальная, но мне интересен их системный подход. Если у клиента просел сайт, они не скажут: «Ой, это поисковая система что-то подкрутила». Они будут разбираться, по каким причинам это произошло.

Мы готовим к выпуску кейсы и статьи, и я должна пропустить через себя этот проект, понять смысл, найти нужные форматы. Отдать это авторам я не могу, потому что сама до конца не понимаю, как правильно. Нужно попробовать разные варианты.

В этом проекте я не всё пишу сама. У ребят много интересных кейсов, а моя работа — направить их, помочь выписать информацию из себя и выбрать нужный формат. В конце я, конечно, редактирую текст. Сейчас мне интересно построить систему, в которой они смогут писать эти кейсы без моей помощи.

Расскажи подробнее про эту систему.

Я вообще в начале пути управления проектами. В идеале, по кейсам можно выстроить систему, чтобы сотрудники их писали сами. Конечно, сразу этого не достичь. Нельзя просто взять и сказать: «Пиши статью». У сотрудника много других задач, времени нет, он боится чистого листа, не знает, как изложить мысли. Да он и не обязан знать.

Мы работаем по такой схеме. Сначала сотрудник делает заявку, где прописывает тему, полезное действие статьи для читателя. После он пишет грубый черновик: просто вываливает всю информацию, что есть в голове. Я не прошу писать в инфостиле, говорю: «Напиши как думаешь». Так боремся со страхом чистого листа.

Если не хватает деталей или примеров, задаю вопросы прямо в черновике. Чтобы не тратить лишнее время, созваниваемся и проясняем важные моменты, я тут же их вписываю в кейс.

Таким образом, я помогаю вытащить информацию, но не пытаюсь сделать из сотрудника редактора. Я нужна, чтобы он потратил как можно меньше времени и занимался своей основной работой.

Ведёшь ещё какие-нибудь проекты?

Да, представительство зарубежных клиник для жителей СНГ. Они отправляют пациентов на лечение онкологических и других серьёзных заболеваний в разные страны. Я очень ценю этот проект и уважаю создателя — Владимира Тена. Он действительно помогает людям.

Недавно Владимир отправил на лечение в Южную Корею двух беременных женщин с раком молочной железы. Им во время беременности провели операции, химиотерапию, а дети родились абсолютно здоровыми. Сейчас признаков рака у девушек нет. Я брала у них интервью и после этого пошла обследоваться сама.

Две пациентки, которые во время беременности излечились от рака молочной железы, доктор Ким Джу Ми и Владимир Тен

Мы делаем блог с достоверной информацией о лечении за границей. Обычно пациент заходит на сайт зарубежной клиники, на него нападают баннеры и кричат: «Мы лучшие, мы вылечим!» Во время общения ничего конкретного не предлагают, а говорят: «Надо поехать на обследование, потом разберёмся».

У Владимира другой подход: он сам врач, лечился за границей и помогает пациентам найти подходящую клинику. Вот об этом и пишем в блоге. А ещё обновляем страницы сайта. Изначально их писал сеошник, поэтому они построены вокруг ключевых слов, а не пользы.

Я пробовала в этом проекте работать с авторами, но поняла, что у меня не клеится на уровне понимания темы. Автор общается с Владимиром, но тексты получаются абстрактными.

Поэтому я села и сама начала прорабатывать публикации. Владимир даёт первоначальную информацию, а я дальше копаю вместе с ним тему и довожу до выпуска статей. Сейчас поняла свои ошибки и подумываю опять нанимать авторов.

В Школе учат важным вещам: делать добротно, сильно, красиво. Но в реальных проектах сталкиваешься с ограничениями и выбираешь, что важнее

Часто страницы плоховато свёрстаны, и сейчас нет возможности нанять дизайнера. Но мы всё равно делаем что можем. После статьи к Владимиру приходят пациенты, его начинают больше уважать в медицинском сообществе. С помощью текстов Владимир помогает людям выздоравливать, я тоже немного помогаю. Это и есть результат. Но я не могу сказать, какой отклик вызовет конкретная статья. Всё работает в комплексе.

В школе учат дизайну и базовой вёрстке в вебе. Почему нельзя сесть и подкрутить вёрстку самостоятельно?

Я пришла в проект не для того, чтобы каждую мелочь доделывать своими руками. Тем более глубоко в этом не разбираюсь. Я редактор: слежу за полезным действием, контролирую качество материалов и придумываю форматы. Для всего остального надо нанимать людей, делегировать. Мы так и делаем, просто постепенно.

Автор может гарантировать определённую конверсию текстов?

Сказать можно всё что угодно: «Я напишу текст и посыпятся лиды рекой». На курсах по Фотошопу говорят, что из тебя сделают дизайнера интерьеров. На самом деле, чтобы стать дизайнером, нужно изучить много тонкостей. А программы — лишь инструмент. И такое обещание — замануха для тех, кто хочет найти волшебную таблетку.

Я считаю, что гарантии — рекламный ход, рисковый и не совсем честный. Я такого не обещаю. Чтобы дать гарантии по лидам, я должна отвечать за всю цепочку маркетинга. Вдруг я напишу текст, а параллельно на складе закончатся товары. Я не могу за это отвечать. Как редактор я могу выстраивать систему контент-маркетинга, находить форматы, тестировать их и разбираться, что работает.

Лучше работать в корпорации типа Яндекса или делать самостоятельные проекты?

Я против того, чтобы сидеть где-то сотрудником. Мышление притупляется, ты подстраиваешься под внутренние процессы компании. Из-за этого не можешь решать рабочие задачи.

Зато взять у корпорации какой-то отдельный процесс как внешний консультант и сделать его хорошо, помочь компании — крутой опыт. В маленьком проекте это проще сделать — у них нет строгой корпоративной культуры и есть лишь желание заработать, а значит, сделать.

Ты составляешь списки желаний на ближайший год?

У меня есть списки, что нужно сделать по работе, что купить в магазине или виш-лист с классными платьями. В списки на год, карты желаний и визуализации я не верю. Когда ты чего-то хочешь, ты и так думаешь об этом и постепенно понимаешь, как к этому прийти. Это естественный процесс.

Конечно, карты желаний я не могу запретить, но для самореализации это опасная штука.

Мой список дел. В него записываю только то, что точно сделаю в течение дня

Почему?

Когда ты рисуешь карту желаний, прикрепляешь своё фото в центре, рядом фото «Порше», нового дома и Джуда Лоу, то думаешь, что вселенная на тебя это как-то опрокинет. Тут есть два момента.

Первый — вера в некую силу, которая лично для тебя будет работать. Думаю, даже если силы вселенной есть, то им на тебя наплевать. Когда осознаёшь, что ты сам маленький, незначительный человек, как-то легче становится. Понимаешь, что тебе никто ничего не должен.

Второй — поиск того, кто в реальном мире за тебя что-то сделает. На голову свалится «Порше», появится какой-то мужчина и подарит его, выиграешь автомобиль в лотерею. В общем, что угодно случится, на что сам не влияешь.

Получается, ты сбиваешь локус контроля с «что я могу сделать?» на «кто для меня это сделает?» Кажется, что ты такой значительный, красивый и умный, и всё можешь иметь уже сейчас.

Когда рисуешь карты желаний и веришь в исполнение самых неожиданных мечтаний, не видишь себя в реальном времени

Чтобы чего-то добиться, нужно чётко и ясно осознать, где ты сейчас находишься и сколько зарабатываешь. Это может быть больно и неприятно, но только с этого начинается движение к цели.

Уже можно планировать более реалистично, не надо из метро сразу на «Порше» пересаживаться. Можно купить «Тойоту». Мечта из далёкой и несбыточной становится осязаемой: «Надо не пять миллионов, а восемьсот тысяч. Хорошо, прикинем, что конкретно я могу сделать для этого». В итоге переходишь от «мечты исполняются» к «я исполняю свои мечты».

Конечно, машину может подарить муж или внезапно объявившийся дедушка из Аризоны. Но не надо на это надеяться. Иначе появляются обиды: «Как так? Почему она ездит на „Порше“, а я нет?»

У меня вот «Киа Сид», и я не переживаю. Хорошая машина для жизни, комфортная, где мы только с ней не были. Она низковатая, а я люблю по снегу кататься, в поля, на фестивали. Потом куплю паркетник, повыше. Думаю, это в моих силах. Вселенная может и отдохнуть.

Откуда столько внимания к картам желаний?

Меня это веселит: одни люди продают фигню, а другие с радостью её покупают. Поначалу меня это жутко злило. Затем я стала изучать приёмы этих курсов и отрабатывать их в своих шутливых сторис.

Я делала отсылку к несуществующему курсу личного бренда. И мне стали писать люди: спрашивать про стоимость и время проведения. И я поняла: стоит написать какую-то программу, сделать яркий лендинг — и можно брать по пять тысяч рублей за обучение. Люди придут.

Примеры из подборки «Веселюсь» в инстаграме. Рекламирую тренинг исполнения желаний, которого нет

На все эти вроде бы абсурдные штуки есть спрос. И причина простая — всем хочется волшебную таблетку. Пообещай быструю выгоду и легко соберёшь аудиторию на своей тренинг. Этим пользуются арт-терапевты и другие продавцы счастья.

Большинство не хочет работать над собой, серьёзно что-то изучать, тратить восемь месяцев на рубилово в Школе редакторов. Они хотят научиться писать тексты за два часа вебинара или стать креативным, разливая акрил на холст.

Страшно поверить в то, что нет лёгких путей. И поэтому так тянет к тем, кто обещает волшебные таблетки. На самом деле никакой простой жизни не будет. Если это осознать, жить становится проще.

Я не говорю, что надо быть идеальным, всегда сильным. Такого не бывает. Суть в том, чтобы замечать такие моменты, ловить себя и возвращаться в сильное состояние. Максим Ильяхов недавно писал про внутренний и внешний локус в примерах. Вот я об этом.

А что ты имеешь против арт-терапевтов?

Для меня это собирательный образ таких продавцов счастья и герои моих сторис. Бывает, человек рисует себе и рисует, может даже хорошо. В определённый момент выставляет свои работы и говорит: «Холст, масло, 40 на 60. 4000 рублей». Если нравится, взял и купил.

А бывает другая история. Человек рисует, а потом вдруг называет себя громким словом «арт-терапевт». В инстаграме вместо обычных фоток появляются специальные, типа «сфоткай, будто нюхаю цветы». Я даже представляю, как их вымучивают: «Ой, нет, горизонт завален!» А в текстах появляется про креативность, выход из зоны комфорта, личный бренд, осознанность…

Кажется, тебя задевает личный бренд.

Да, наверное, задевает. Потому что в большинстве случаев «делать личный бренд» означает перестать быть собой, писать какие-то натужные тексты, хвастаться и высасывать из пальца свои успехи. Ах да, не забудьте ещё вопрос к аудитории в конце.

Судя по ленте фейсбука, сейчас пик личного бренда. Особенно в нашей милой провинции. Складывается впечатление, что это главная цель в жизни. Я этого не поощряю. «Смотрите, какой я классный!» — да это же полная фигня!

Личный бренд — это про себя настоящего. Ты просто рассказываешь, что делаешь, как мыслишь. И если это полезно людям, они к тебе присоединяются

Мне нравится, как некоторые люди строят личный бренд. Например, в Туле есть одна школа английского языка. Я услышала о её создательнице и подписалась на её страницу. Девушка делится тем, как ведёт занятия, какие методики использует, рассказывает о достижениях учеников. Это интересно, и я не вижу натянутости. Человек любит своё дело и пишет об этом. Я даже пошла к ней на курс, но потом уехала в Москву и пришлось прекратить.

Ты говоришь, что плохо относишься к личному бренду. При этом ведёшь блог, фейсбук, два канала в Телеграме. Чем это не личный бренд?

Я не знаю, личный бренд это или нет. Я заводила каналы не для того, чтобы продавать курсы. Просто рассказываю, что меня волнует, это мой способ общаться миром. Звучит пафосно, но я просто пишу, что хочется: не выбираю слова и не думаю, как буду при этом выглядеть.

Я против фальши: неестественных фоток, текстов, желания казаться классным. Смешно же, когда барышня стоит в позе «сфоткай, будто нюхаю цветок», а потом пишет о наполнении себя хорошим, чтобы продать вебинар.

При этом хорошо отношусь, если человек спокойно рассказывает, чем он занимается и не пытается выпрыгнуть из кожи. Так что я не против личного бренда. А над желанием «казаться» я просто потешаюсь, а не воюю. Когда публикую подобные сторис, сижу дома на диване и смеюсь.

Свои публикации в соцсетях как-то планируешь?

Я ничего не знаю про контент-план. Я пользуюсь ресурсным подходом, о котором говорит Максим Ильяхов. Пишу сразу, когда есть тема, что-то зацепило. Делаю это сразу или вообще не пишу.

В основном публикую, когда эмоционально что-то зацепило или есть информационный повод: «Сходила на встречу с клиентом и что-то произошло». Либо прочитала чей-то пост, увидела тенденцию и решила об этом рассказать.

Художественные тексты пишешь?

Почти нет. У меня есть канал в Телеграме, который называется «Меня прямо пронзило». Я его создала, когда путешествовала по Грузии.

В Грузии меня многое поражало, трогало, и я стала складывать свои наблюдения в этот канал. Не знаю, что из этого выйдет. Пока веду его для себя и для тех 50 людей, которые на него подписались

Хотела бы написать книгу? Сейчас это модно.

Не знаю, смотря какую. Написать коммерческую книгу для компании — да, чтобы помочь фирме решить определённые задачи.

Насчёт своей не знаю. Точно не буду писать про редактуру, потому что это не та сфера, в которой хочу что-то сказать. И мне странно, что какие-то малоизвестные редакторы вдруг заявляют: «Сейчас я напишу книгу». Считаю, что Максим Ильяхов уже написал про редактуру всё, что надо.

О других книгах не думала. Пока не вижу, что особенного я могу сказать миру. А делать это ради моды — точно не мой путь. На сегодня мой путь — помогать компаниям решать проблемы, выстраивать процессы и вот это всё.

Приведёшь пример книги для компании?

Максим Ильяхов написал учебник по кейсам «Волшебная таблетка для бизнеса». В издательстве «Миф» вышел «Сырок» Бориса Александрова. «Сырок» я не читала, просто первое, что пришло на ум. Такую книгу я бы точно не хотела писать.

А какую бы хотела?

Это зависит от цели компании, причём она должна быть конкретная, а не «мы увидели кейс про книгу, давайте писать». На рынке есть подобные запросы, когда люди слабо представляют, зачем им эта книга.

Один мой знакомый хочет с помощью книги сформировать личный бренд, чтобы не размениваться на посты в инстаграме. В книге он планирует рассказать о своей методике и так привлекать клиентов. Не знаю, получится или нет, но конкретная задача у него сформирована.

Сколько часов в день ты уделяешь работе?

По-разному. Могу встать в семь утра и просидеть целый день до шести-семи вечера с перерывами на еду. А могу проспать, поработать три часа, уехать куда-то по делам, на встречу, и потом вечером ещё поработать.

В рабочие часы я всегда на связи и не пропадаю. Часто приходится созваниваться с клиентами, общаться в чатах. Но я могу это делать откуда угодно. Недавно я созванивалась с клиентом, когда сидела у кабинета врача, а в другой раз — в «Сапсане». В декабре было много перелётов. Связи в самолёте нет, но я в офлайн-режиме писала инструкции, редактировала статьи, придумывала новые идеи.

У тебя бывает такое, что не хочется работать и заставляешь себя через силу?

Такое редко бывает. Не могу сказать, что я всегда с радостью, на позитиве и на подъёме, как пишут в мотивационных статьях. Бывает, заболеваю или настроения нет. Но стоит отдохнуть пару дней, и руки сами тянутся к работе.

Если напала апатия и нет возможности отдохнуть, начинаю с мелочей. Говорю себе: давай напишем план и всё. План написала, и вроде не против отредачить простую статью. И раз — смотрю, переделала много дел.

Если и на это сил нет, значит, надо переключиться: посмотреть сериал, порисовать, обнять любимого человека или поехать к лошадям. Универсальных способов для всех нет. Вот мне надо в поле галопом скакать, а кому-то, может, шарфы вязать.

Выходные устраиваешь по плану или по вдохновению?

Мои клиенты работают по пятидневному графику, и я тоже. В выходные я официально отдыхаю: не назначаю рабочие созвоны и никому ничего не обещаю.
Но обычно в выходные я всё же работаю. Не постоянно, а по вдохновению. А если хочу пойти погулять, то иду и гуляю.

Год назад ты говорила, что против переезда в Москву. Что-то изменилось?

Не то что против, я не видела смысла. Но сейчас да, живу в Москве.

Почему переехала?

В прошлом интервью я говорила причину, по которой могу переехать. Я не отступаю от своих правил и переехала именно по этой причине: к любимому мужчине.

Сложно было решиться уехать из родного города?

Не особо, потому что я не привязана к месту. Переезд не был чем-то глобальным, я не увозила посуду или мебель, да и по жизни редко отношусь к чему-то серьёзно. Собралась и поехала.

Я не знаю, что такое «любить город». Не могу сказать, что люблю Тулу. Это город, где я выросла. Там живут мои родители и друзья, там есть лошади и неплохие места. Но не скажу, что я что-то потеряла из-за переезда. Я приезжаю в Тулу, катаюсь на лошадях, часто вижусь с друзьями.

И не могу сказать, что люблю Москву. Да я и не знаю её особо. Город и город. Если надо будет, по той же причине уеду куда угодно.

Просто сложила одежду и косметику в эту жёлтую сумку, погрузила всё в машину и поехала

Знаю, что ты любишь проводить выходные на природе. Что изменилось с переездом в Москву?

С переездом в Москву лошади никуда не делись. Каждые две недели я приезжаю в Тулу кататься на лошадях. Не собираюсь искать никакую конюшню в Москве, потому что мне важно не просто сесть в седло, а важен именно подход, который пропагандирует мой тренер.

Скачу галопом в поле утром 1 января, я — на гнедой лошади впереди

Зачем тебе тренер? Ты ведь уже давно ездишь

Я 11 лет в седле. Своей лошади у меня нет, поэтому езжу на лошадях тренера. К тому же в верховой езде невозможно один раз научиться и ездить всю жизнь. Тебе нужен постоянный надзор.

В соревнованиях участвуешь?

Нет, я принципиально против соревнований и конного спорта. И участвовать в них никогда не буду. Весь конный спорт — принуждение лошади, если только это не любительские встречи, где приезжают показать своих лошадок. На соревнованиях лошадь заставляют делать то, чего она не хочет.

Моя тренер придерживается другой методики. Когда она обучает лошадь, то упражнениями развивает её мозг, и лошади это в охотку. Она не злится, не закладывает уши — нет явного сопротивления.

Бывает, лошадь не сразу понимает, когда начинаешь учить её новому. Приходится много раз повторять. Но такого, как в конном спорте — надеть шпоры или до мыла напрыгивать лошадь, чтобы она скакнула на полтора метра, — у нас нет. А главное, нет такой цели.

Как ты совмещала работу, учёбу в школе и жизнь?

Было непросто. На тот момент у меня было, кажется, три проекта, на второй ступени я начала работать в «Деле» с Людой. Но я точно помню, что не пропустила ни одной значимой новинки в кино. Я сдавала работу в четверг и до субботы не позволяла себе даже думать о каких-то заданиях или подготовках. Начала бы пропускать личные дела — у меня не осталось бы сил для школы.

Я старалась равномерно распределять нагрузку. В понедельник изучала тему и сразу закидывала наброски мыслей в Редимаг. Получался черновик. На этом я останавливалась и шла отдыхать.

Во вторник вечером переделывала структуру, писала чистовой текст, расставляла иллюстрации и делала макет. В среду его допиливала, вносила новые мысли.

В четверг правила косяки и сдавала работу. Нет ничего хуже замученных макетов и текстов. Поэтому важно вовремя остановиться. Лучше пусть будут ляпы, но текст остаётся живым.

Честно говоря, когда у меня была школа, работа и всё остальное, я была продуктивнее, чем сейчас. Была жгучая цель, а в таком состоянии я не вижу препятствий. Но долго жить так невозможно: накатывает усталость, не хочется ничего делать.

Когда я делала последнее задание в школе, у меня было состояние полной безысходности. Хотелось спать, я не соображала, а надо было сдать макет через несколько часов. Я доделала, сдала и даже заплакала от истощённости. На следующий день сказала всем проектам, что мне нужен выходной. Встала утром, съездила по делам, а потом легла и спала часов двенадцать.

Не надо пытаться охватить всё и сразу

Я пришла в школу нулём. Сначала гналась за опытными коллегами, что-то хотела себе доказать, изматывалась. А потом поняла, что у меня другой путь. Надо вырасти с нуля до нормального редактора, а для этого надо просто много работать. У меня не было времени двигать пиксели в макетах: надо было фигачить в школе и на своих работах. Что я и делала. Если бы я равнялась на ребят, которые уже давно в редактуре, я бы сдалась быстро. А так я только злилась на свои косяки, что подгоняло меня вперёд.

Почему не пошла на третью ступень?

Не видела смысла. У меня не было готового проекта, надо было притягивать за уши. Получилось бы плохо и без вдохновения. Ещё было много работы, как раз пришла в «Дело». Основное, что должна была взять от учёбы, я получила. Уверена, что работа в реальных проектах дала больше, чем третья ступень.

Как относишься к тому, что Максим рекомендует воровать идеи?

Отличная рекомендация, я так и делала. Не надо рассчитывать, что ты гений, попытки изобрести принципиально новое — лишняя трата время. Подсматривая, находишь классные идеи, перерабатываешь и выдаёшь кайфовые решения. Тем более в чистом виде редко что-то крадут: всегда привносят своё. Это как с цикличной модой: старые модели одежды перерабатывают, получают что-то новое. Ну и хорошо.

Какой совет можешь дать начинающим редакторам?

Смотря кем ты хочешь стать. Если ты хочешь просто быть автором, редактором — это одно. Если хочешь свою команду в будущем — это совершенно другой процесс.

Видела разбор ваших курсовых, который устраивал Максим, и ваш уровень намного сильнее нашего. Было много интересных, сильных работ. Я, честно, смотрела, чтобы натаскать себе всяких штучек по визуализации.

А совет в профессиональном развитии?

Я как-то облажалась. Ко мне обратились владельцы крутой конюшни, нужен был текст на сайт. Я обрадовалась: вот же, люблю лошадей и сделаю классный проект. Но потом оказалось, что они про профессиональный спорт. Я мучилась, писала, но всё внутри было против. Тексты клиентам не нравились — говорили, что в них нет души. А в них и правда не было души, потому что мне было противно предавать свои принципы. В итоге я так и не доделала работу и покинула проект.

Поэтому считаю, что нужно делать то, что к душе. Сейчас не берусь за проекты, где мне непонятна философия компании, где мне она противоречит, даже если много платят.

Ещё рекомендую показывать свои работы. Но не так: «смотрите, я написал, молодец», а в формате кейса. Задача была такая, сделал это и это. Я редко свои работы показываю, и это моя ошибка. То времени нет, то ещё какие-то отговорки. Сайт сто лет не обновляла, надо сделать.

Нужно показывать свои работы, делать собственные кейсы и таким образом постепенно наращивать уровень

Также, на мой взгляд, важно быть независимым от профессионального сообщества: поменьше смотреть, что обсуждают в чатах. А то все расшаркиваются друг перед другом: «Ой, это полезный чувак. Не скажу ему, что у него слабенькое интервью. Лучше ему улыбнусь, и он возьмёт меня в проект».

Визуально некрасивая работа может решать задачу клиента. Её делал редактор, который позже наймёт дизайнера и сделает крутой проект. А все хвалят другую фигню, которую «полезные чуваки» просто красивенько преподнесли. Если уж смотреть, то на мнение тех, кто много и сильно делает, например, на Максима Ильяхова.

Получается, мы автоматически считаем, что Максим Ильяхов — это всегда круто? А как же поменьше смотреть на мнение других?

Конечно, не надо избирать гуру и во всём полагаться на него. Если ты с чем-то ты не согласен — скажи это. Должно быть здравое мышление.

Просто в тусовке наблюдаю такую вещь: «Давайте будем улыбаться тем, кто может нанять нас на работу». Это плохо влияет на отрасль. Ну, а Максим Ильяхов делает много, и он правда делает. Именно поэтому у него стоит учиться.

А как же заветы Карнеги: чтобы всем нравиться, надо быть приветливым и никого не критиковать?

Раньше я тоже хотела всем нравиться, но это путь в никуда. Я так расстраивалась, что меня не хвалили, не замечали: «ой, что эта Усиченко всё со своими лошадями». Было болезненное состояние. А потом поняла, что это желание всем нравиться делает меня уязвимой.

На самом деле невозможно угадать, как и кому нравишься. Кажется, надо соглашаться, подмасливаться, заглядывать в глазки. А человеку такая лесть, может, противна.

Недавно у меня был случай. Я пришла на встречу с топ-менеджером компании: разговор шёл напряжно, много спорили, не пришли к единому мнению. Я говорила как думаю, не пыталась ему понравиться или получить эту работу. А потом узнала, что обо мне сложилось хорошее впечатление, потому что держала удар и отстаивала свою позицию.

Была и другая история. Когда работала в редакции, старалась быть удобной, приятной, а оказалось, что у человека вызывала лишь негативные эмоции.

Искренне не понимаю, для чего делать красивое лицо и пытаться всем нравиться. На мой взгляд, если в тусовке человека все любят, это скорее плохой знак. Круто, когда человек имеет свою позицию. Пусть его не любят, но знают его принципы и уважают за них.

Когда не пытаешься кому-то соответствовать, появляется огромная свобода действий, чувствуешь себя сильным. Это как люди боятся неловких пауз в разговоре. Встретился с новым человеком, пришёл, а разговор не идёт. И если ты не пытаешься произвести впечатление, можно просто сказать: «Ой, чёт пауза какая-то». И ничего страшного. После такого часто напряжение проходит и разговор завязывается сам собой. А нравиться, подстраиваться, создавать образы — уязвимая позиция.

И да, надо брать и делать, постоянно пробовать, а не искать оправдания. Ну не понравишься кому-то, и что? Зато поступил честно и правильно по отношению к себе.

Как относишься к идеям современного феминизма?

Я хорошо отношусь к идее равенства возможностей. Но феминизм в современном виде совершенно не об этом. Это какая-то бесконечная истерия о том, чтобы общество разрешило женщинам быть некрасивыми, уйти от мужа, не рожать детей, толстеть и ходить с волосатыми подмышками. Но равенство возможностей о внутренней силе и опоре на себя.

Недавно читала статью про то, как женщины протестуют против готовки. Дескать, не для того они родились, чтобы мужикам борщи варить. Но я не понимаю, а что такого стыдного и плохого приготовить завтрак себе и мужу, привести квартиру и себя в порядок. Почему против этого надо бороться?

Есть и другая сторона. Например, попался мужчина, который наседает и что-то требует. У всех есть право расторгнуть эти отношения и жить как хочется. Для этого одобрения общества не надо, не хочешь — не живи.

Но нет, это же мужик, надо чтобы кто-то был рядом, а ещё ведь обеспечивает, как же я его брошу, нет уж, буду бастовать. В итоге получается, что женщина на самом деле просто находится в зависимой связи и не хочет её разрывать, а виноват мужчина.

Есть и третья сторона. Голодный мужчина приходит после работы и видит вечно недовольную женщину, которая начиталась фемсообществ и бастует. Еды нет, смотрит волком. Он-то себе приготовит, но будет ли после этого любящим и заботливым? Захочет что-то делать, если от него постоянно что-то требуют? Нет, конечно.

Так и появляются эти так называемые агрессоры. Учить надо не тому, как доказывать свои права и не брить подмышки, а как строить уважительные отношения, воспитывать самостоятельных детей, уходить из разрушающих отношений. Но нет, наш ответ: «Сядь на лицо».

Надо учить строить уважительные отношения, воспитывать самостоятельных детей, уходить из разрушающих отношений

Есть ещё одна сторона. Уважать другого — значит видеть, что он отдельный человек и не обязан принимать всё и быть таким же, как ты. Он другой, у него другие интересы, потребности. Уважать — принимать и не ждать, что второй будет во всём согласен и давать одобрение. Да, он может понимать, почему так делаешь, но не принимать тебя. Это его право.

Тебя задела последняя реклама «Рибок»?

Она очень странная. Вот зарубежная реклама «Рибок» говорит: «Никогда не извиняйся, если ты сильная», — или как-то так. Ты сильная, ты это знаешь, ты приняла этот выбор, отвечаешь за себя и не ждёшь, что все тебя такую сильную и независимую полюбят.

Русская реклама говорит: «Сядь на лицо». Какой-то странный посыл, как и у большинства статей про феминизм. Какое-то доказывание: «Я не хочу брить подмышки, общество должно разрешить мне это. Я не хочу готовить мужчине, а ну разрешите мне это». При этом обществу плевать, конечно, на небритые подмышки. Они касаются общества только когда в душном метро нечем дышать от этих потных подмышек. Ну я просто перейду в другой вагон, что ж делать, надо уже разрешить страждущим.

Что нужно сделать, чтобы стать сильным?

Чтобы стать сильным, нужно прежде всего осознать, что ты один, никто не обязан тебя любить и что-то давать. Только ты отвечаешь за свою жизнь и можешь себе что-то дать. Так ты понимаешь, что в твоей власти изменить, а что нет. В этот момент начинаешь обретать силу и строить себя. Не сразу, конечно, постепенно.

Когда тебе не на кого рассчитывать, перестаёшь застывать в ожидающей позе: дадут или нет, подарят или нет. Сам идёшь и решаешь проблемы. Если с чем-то не справляешься, можно попросить помощи, но тебе могут отказать. И это тоже надо принять. Это сложно, и за один день ничего не получится. Но как только осознаёшь, что у тебя есть только ты, появляются силы.

Человек, который опирается на себя, знает, что ему нужно, а что нет. Когда у машины спустились колёса, я сама беру компрессор и подкачиваю их. Я не доказываю никому, что я сильная и независимая и не жду, что проходящий мужчина мне поможет. Я знаю, что могу сама это сделать, я вполне самостоятельная, чтобы решать такие элементарные ситуации.

Я это делаю и не говорю: «Вот я сильная и независимая, общество меня осуждает, родители говорили, надо быть женственной и ждать помощи мужчин». Я могу это решить и ни у кого не спрашиваю мнения. Хотя, конечно, родители мне ничего такого не говорили.

Когда тебе не на кого рассчитывать, перестаёшь застывать в ожидающей позе

Я не говорю, что в один день можно стать сильным и отвечать за свою жизнь. Процесс разный у всех, и это нормально. Даже если это будет медленно, с рецидивами, ничего страшного. Всё начинается с маленьких вещей, например, научиться говорить «нет», говорить правду, не пытаться быть для всех хорошим. Это просто навык, всё получится. Умение говорить «нет» это вообще прямая забота о своей безопасности.

Как ты научилась говорить «нет»?

По ранней молодости ходили с подругами в бары и на дискотеки. Я не особо это любила, но бывало. И с нами всегда пытались познакомиться какие-то типы. Это другой человек, он имеет право подойти и попытаться познакомиться. Наше право сказать «нет». Мне не нравились эти типы, поэтому я могла одним серьёзным и суровым взглядом показать, что лучше не надо ко мне подходить.

Я не хотела ни с кем знакомиться, и ко мне не подходили. А если подходят, можно сказать «нет», отойти или в случае с навязчивым гражданином сказать: «Сейчас позову охрану». Мы все немного животные, и у нас остались инстинкты.

Если человек выражает сильную позицию, его не трогают. Это заложено природой. Другие девочки в компании, может, тоже не особо хотели внимания, но начинали жаться, хихикать, говорить «ой нет», которое звучало как «да».

Надо взять на себя ответственность и говорить однозначно. Этому можно научиться, если пробовать. А если постоянно себя жалеть, говорить, какая ты бедная и несчастная, то будут обижать. В большинстве случаев спасает однозначное «нет». Бывают и совсем дураки, но это уже от нас не зависит.