Михаил Нозик. О работе и образе жизни — Кто студент

Михаил Нозик О работе и образе жизни

Ведущий дизайнер Бюро Горбунова рассказывает, почему хочет запускать корабли на Марс, что считает дизайном и как в работе помогают сериалы.

У студентов Школы есть такое представление, что Нозик — это чувак про типографику и вёрстку. Мне кажется, это лишь часть тебя как дизайнера. Что ещё тебе интересно?

Типографика и вёрстка началась с того, что Артём предложил мне вести советы на эту тему. Я спросил: «Почему ты предлагаешь это именно мне?» Он ответил: «Потому что у тебя неплохо получается». Я увидел в этом возможность прокачать свои навыки и авторитет.

Если ты начинаешь вести советы, то со временем в бюро отвечаешь за все остальные продукты, связанные с этой историей. В Школе есть дисциплина, когда-нибудь появится и курс.

А вообще мне интересно всё, не только типографика. Случится интерьерный проект — я буду за него бороться и говорить: «Дайте мне». В клиентских и внутренних проектах я и интерфейсы фигачу, и фирменные стили, и названия.

Какими проектами больше всего гордишься?

Есть просто большие проекты и есть те, во время которых я научился чему-то новому.

Лавишустринг. Мы сделали и новый стиль, и интернет-магазин. При этом проект для своего масштаба был довольно короткий: за 10 недель отгрохали всё.

Интернет-магазин «Лавишустринг»

Свадебный салон «Мэри Трюфель». Мы постоянно с ними что-то делаем. Очень люблю проекты для Трюфеля, они продолжают приносить удовольствие.

Запись на примерку в «Мэри Трюфель»

Из недавних — перезапуск макета газеты «Учёт. Налоги. Право». Было очень приятно и интересно над ним работать. Давно была мечта сделать газету. У Артёма тоже, кстати.

Новый макет для газеты «Учёт. Налоги. Право»

За какие проекты стыдно?

Самый обидный опыт был, когда мы с Максом Ильяховым сделали промостраницу «Оксфорд-теста». Изначально планировалось, что мы сделаем сайт с личным кабинетом, где будет история прохождения этого теста, инструкции. Мы это всё задизайнили, но выпустили только промостраницу. На этапе разработки остальное пришлось пофлексить, чтобы уложиться в срок.

Промостраница «Оксфорд-теста»

А после пуска выяснилось, что клиент не представлял, что дальше с этим делать. В результате у него на страничку заходили два человека в месяц. Весь этот роскошный дизайн, ильяховский богатый текст — всё это оказалось никому не нужным. Может быть, ситуация изменилась, я не знаю — страница до сих пор висит.

Для сравнения, например, мы делали «Биз-цен» с Бирманом — вот там клиент были очень прошаренный. Всё измерялось, и мы знали, что конверсия выросла, что мы принесли пользу.

Главная страница «Биз-цена»

В каких проектах тебе было бы интересно поучаствовать?

Хочу запускать корабли на Марс. Всё, что мы делаем, меркнет по сравнению с возможностью запустить человека на Марс. То, что делает SpaceX, это будущее. Этот шарик когда-нибудь кончится, надо будет переселяться.

Иногда задумываюсь: вот продуктовая компания, например Яндекс. Я представляю себе, что можно улучшить в каком-то продукте, например Маркете, и осознаю, что это было бы интересно. Но когда начинаю сравнивать, я понимаю, что хочу заниматься чем-то, что двигает человечество вперёд. Можно ещё говорить про какие-нибудь Google или Apple, которые меняют индустрию. Но там, скорее, надо разработчиком быть.

В бюро мне очень комфортно. Мы, конечно, корабли на Марс не запускаем, но зато приносим конкретную пользу, которую можно пощупать. И я ощущаю, что с каждым проектом и преодоленной проблемой становлюсь круче. Меня пока что это устраивает.

Вот тебе звонит Илон Маск и говорит: «Чувак, чем бы ты хотел заняться у нас? Я готов тебя пригласить».

Я начну разбираться, чем могу помочь, потому что смутно себе представляю, как устроено ракетостроение. Может быть, я не буду иметь отношения к ракетостроению, а к тому времени будет какая-нибудь история, связанная с колонизацией Марса, и нужно будет придумать, как людей заинтересовать этим. Вот эта история, где я могу поучаствовать.

Ты сказал, что растёшь в бюро и тебя это устраивает. А что дальше?

У меня не получается сильно далеко планировать. В бюро хочу стать арт-директором. Чтобы проекты вели уже другие чуваки, а я приносил пользу на более глобальном уровне. Это пока ближайшая вершина, которую мне надо покорить. Пока она мне заслоняет все следующие вершины.

Насколько получается двигаться к цели?

Наверно, лучше спросить у Артёма, потому что со стороны виднее. Мне кажется, что у меня самая большая беда с делегированием. Когда в проекте случается какая-то проблема, я перехватываю макет и рисую сам. Это нехорошо.

Если бы я умел так хорошо делегировать, как Коля Товеровский, думаю, я бы уже сильно продвинулся вперёд

Из-за того, что я плохо делегирую, ребята, которые вместе со мной работают, тоже растут медленнее, чем могли бы. Последний год я работаю над этим, и даже было несколько проектов, где я не трогал исходники.

На встрече с выпускниками второй ступени ты сказал, что хочешь вырастить своих клонов. В этом твоё стремление научиться делегировать?

Клонами я назвал людей, которые могут делать то, что я делаю сейчас: встречаться с клиентами, вести переговоры, писать понимание задачи, планировать проекты, наставлять других дизайнеров, делать проекты. Они могут совершенно иначе видеть мир, разделять другие ценности, но если они будут выполнять те же задачи, то отлично.

Сколько работы сейчас ты делаешь руками, в Фотошопе?

Фотошоп я открываю, когда нужно в клиентском проекте что-то подпилить, а подопечный дизайнер не справляется. Когда в Школе вторая ступень, Фотошоп вообще не закрывается: народ может что-то спросить, а мне быстрее что-то подвигать и показать, как сделать. На третьей ступени ещё веселее, особенно сейчас, когда групповые дипломы.

Как устроен твой график? Где заканчивается работа и начинается другая жизнь?

Я не делю, потому что работа доставляет огромное удовольствие. Спокойно могу сесть на выходных подизайнить в своё удовольствие, если нет других дел.

Стараюсь не работать ночью, потому что у меня плохо это получается. Могу насильно себя заставить, но утром встану и скажу: «Господи, что это такое я сделал?».

У меня есть проблема: когда работаю над интересной задачей, я трачу на неё всё время, сижу за компом с утра до ночи, перегреваюсь. Это и на здоровье сказывается, и на продуктивности. Ты с таким сталкивался?

У меня также было в первое время в бюро. Спал в обнимку с ноутбуком, потому что сильно переживал за сроки. Мгновенного ответа не было, и я ожидал, что, когда мне ответят, надо будет срочно что-то делать. Со временем я осознал, что так долго не протянуть. А ещё Илья Бирман мне как-то сказал: «Чувак, сходи в кино или ещё что-нибудь такое». И я перестал так переживать, стал больше спать, но зато лучше планировать.

Проблем с долгим сидением за компьютером у меня никогда не было. Обычно бывает вот как. Сижу работаю, например макет рисую или понимание задачи пишу. Тут приходит в голову идея, как всё надо сделать. И я на автомате, не отдавая себе отчёт, встаю, гуляю по квартире или иду налить себе водички. А только потом возвращаюсь и начинаю делать эту свою идею. Иногда ещё оказывается, что идея была дурацкой. Вот эта пауза помогает перезагрузиться и осознать.

Рабочее место дома. Временно сижу за рабочим столом жены

Если я весь день дома, то встаю в 7 утра, раскачиваюсь где-то к 8, разбираю почту и делаю мелкие рабочие дела. В 9−10 понимаю, что неплохо бы и позавтракать. Тут у меня просыпается дочка, я иду к ней: по утрам она очень общительная. Потом возвращаюсь к работе.

Где-то в это же время обычно начинаются запланированные встречи. Я стараюсь планировать всё так, чтобы на один день не было много сложных встреч. Простые встречи раскидываю в зависимости от того, что ещё надо сделать за день. Такими короткими дистанциями от встречи до встречи я делаю какие-то задачи, параллельно отвечаю на письма.

По ходу этого процесса я не сижу всё время за компьютером. Я встал, погулял, на что-то отвлёкся, нашёл время пообедать, зашёл к жене, перекинулся парой слов. Такое разнообразие.

На рабочем месте в Коворкафе. Фото Максима Ильяхова
Рабочее место в поездке
Рабочее место в путешествии на яхте, Белиз

Я несколько раз в Коворкафе видел, как ты засыпаешь и по будильнику просыпаешься. Это что за техника?

Турбосон. Иногда хочется спать настолько, что срубает.
Кто-то закидывается кофе, а я, если хочу спать, иду спать. Фишка в том, что если ты ляжешь спать надолго, то у тебя врубается долгий сон, тебе потом очень тяжело проснуться, голова чугунная. А турбосон — это ты спишь буквально 10−15 минут. У тебя перезагружается мозг, ты просыпаешься, и у тебя запас энергии на 3−4 часа вперёд, а то и до конца дня.

Мне повезло, что я очень быстро засыпаю. Я спокойно могу в Коворкафе или дома улечься и по будильнику подремать 15−20 минут. Это может быть перед сложной встречей, чтобы очистить мозг, или если я понял, что начинаю слишком много об этой встрече думать и волноваться.

В чём ты планируешь встречи и другую работу?

В голове. Но я это не рекомендую никому.

Я пробовал записывать и даже календарь вести, как у Коли Товеровского. У меня это не работает. Я записал, выкинул из головы, а потом в календарь не заглядываю. В результате всё забываю.

Вместо этого я время от времени прокручиваю в голове список дел. За счёт того, что я это освежаю, оно ещё лучше откладывается в голове. Например, я сейчас могу вспомнить, какие предстоят встречи в ближайшие два дня и какая у них повестка.

Бывают моменты, когда дел становится настолько много, что их тяжело систематизировать в голове. Тогда я просто открываю заметки, выписываю дела одно за другим, убеждаюсь, что ничего не забыл, и всё — опять в голове порядок.

Что кроме работы и семьи есть в твоей жизни?

Друзья случаются, путешествия.

Расскажи о путешествиях.

Три раза мы ездили с Артёмом. Он приглашал в путешествие на яхте: у него есть права, чтобы яхтой управлять. Года три назад он нас впервые позвал на Гибралтар — нам очень понравилось:

Пару лет назад мы вместе в Мексику летали. А прошлой весной была такая история. У нас была давняя мечта съездить в Японию, и мы наконец собрались. Я между делом сказал Артёму, что мы собрались в Японию. Он говорит: «Ах, какое совпадение. Мы тоже собирались в Японию». В результате вместе поехали.

В Японии

Что ты делаешь в путешествиях? Какую пользу извлекаешь?

Как и в Москве, и в Питере, и в России вообще, я смотрю по сторонам,
какие-то штуки замечаю, фоткаю. В других странах меня в первую очередь интересует, как устроен быт. Я смотрю, как люди живут, что они делают, как они ходят по улицам, как устроены улицы, как устроена жизнь.

Бывают достопримечательности, которые меня интересуют. В Японии многие вещи меня интересовали, потому что там всё технологичное. Забег по достопримечательностям ради галочки — такого нет. Другой вопрос, что у меня жена фотографирует, и если ей хочется пофотографировать, то мы вместе
куда-то едем. В Киото мы на великах полгорода объездили.

В Москве куда-то выбираешься?

В Москве я страшный лентяй. Каждый раз, когда я выбираюсь в центр, для меня это событие: столько всего за последнее время поменялось, а я ещё не успел посмотреть.

Если выбираемся в Питер, мы там не сидим вообще. Намеренно снимаем жильё в центре города и обязательно гуляем, смотрим.

Как отдыхаешь дома?

Я могу смотреть какие-нибудь умные сериалы. Почти все сериалы в последнее время умные: даже «Игра престолов» тоже по-своему прикольная. Уж точно местами глубже, чем книжка.

Что такое «умный сериал»?

Проще сказать, что такое «глупый». Глупый — это какой-нибудь «Санта-Барбара». Всякие комедийные, бытовые или откровенно приключенческие. Недавно выпустили очередной сериал по Marvel — «Одарённые». Я попытался посмотреть первую серию — какой-то тупняк.

А какой-нибудь Homeland или «Рассказ служанки» смотрю с удовольствием. Сейчас жду второй сезон «Легиона». Это такой шизофренический сериал про чувака, который считает, что он сумасшедший, но оказывается, что он не сумасшедший, а телепат. Снят довольно безумно, интересно смотреть. Какие-то ходы оттуда можно почерпнуть.

Для меня сериалы, кино и компьютерные игры — это очень важный культурный слой. Я его впитываю, а потом использую в работе

Например, в Лавишустринге весь стиль вырос из того, что я в своё время посмотрел фильм «Мышиная охота». Название проекта принёс клиент, а мы с Артёмом придумали визуальную тему линии, которая проходит через весь сайт. Потом встал вопрос: как это всё увязать по смыслу? Что это за шнурок?

Я вспомнил фразу из «Мышиной охоты»: «Связь времён прервётся без шпагата». Говорю: «Артём, давай представим, что эта нить связывает время. Там же у нас антиквариат, разные эпохи — пусть эта нить будет их связывать». Из этого и развернулись. Можно было до этого додуматься, но культурная связка с фильмом выстрелила мгновенно. Такое очень часто происходит.

Главная страница интернет-магазина «Лавишустринг»

А еще для меня сериалы, фильмы и художественная литература — это средство нравственно развиваться. Сегодня я дочитал «Обитаемый остров» Стругацких и понимаю, насколько это всё пересекается с нынешней ситуацией в России. Необязательно читать талмуды по социологии, чтобы какие-то вещи для себя открыть. Художественная литература — тоже источник знаний.

Научпоп не читаешь?

Редко. Ежедневно столько информации, что когда дело доходит до того, чтобы прочитать научную книжку, уже не хватает сил нормально осмысливать и усваивать. Восхищаюсь Сергеем Сургановым, который может литературу лопатами употреблять.

Художественная литература идёт гораздо легче. Ещё я в компьютерные игры играю.

Играешь, чтобы тоже чем-то вдохновиться?

У меня нет такой цели, что вот я посмотрю сериал и получу вдохновение. Просто отдаю себе отчёт, что я его получаю. Понятное дело, я смотрю сериал для удовольствия. То же с играми: я играю для удовольствия, чтобы
как-то развеяться.

Вообще стараюсь во всём поддерживать разнообразие: поработал — отдохнул, поработал — погулял, потом опять поработал. Или если неделя была забита сплошной работой, то на выходных нужно отвлечься. Например, поиграть. Это разнообразие позволяет не застаиваться и не унывать, потому что если постоянно
что-то одно делать, то, как ты сам говорил, начинаешь перегорать.

Откуда получаешь информацию о том, что происходит в мире?

Я могу в течение дня зайди на «Медузу», чтобы развеяться, пройтись по заголовкам, почитать пять минут и пойти обратно работать.

Точно так же я могу вспомнить что-то интересное, открыть статью в Википедии, почитать, зайти по соседней ссылке, тоже почитать, потом обратно работать.

А о том, что происходит в профессии?

Слежу за разными чуваками. Не каждый день, но раз в месяц поглядываю, что там появилось у Стокгольмской лаборатории дизайна, Anton & Irene, Brandnew, у русских чуваков тоже.

Кто из русских?

Charmer, Студия Олега Чулакова, White Russian Studio.

Мне приятно смотреть на то, что делает Щука. В плане графдизайна и типографики встречаются прикольные штуки. До каких-то их вещей я пока не дорос, клёво изучать.

Временами пытаюсь подглядеть что-то интересное у Барбанеля. Иногда что-то прикольное может и Студия вывалить. Такое, что прямо вау.

Что из последнего у Студии было прикольного?

Логотип компании «Карлссон». Позабавил как ход:

Визуальная коммуникация для наземного транспорта Москвы. Наклейки прикольные и, вообще, проект очень важный:

Сайт «Демилье». Мёд так клёво льётся, что вообще:

Это я намеренно не упоминаю всякие навигационные штуки про стадионы.

Кстати, как тебе логотип «ДжонФёдора»?

Вай нот. Но чтобы такой дизайн понимать, нужно обладать прошаренным чувством вкуса.

Тогда философский вопрос. А что такое дизайн?

Ой, я не мастак делать красивые формулировки, если честно.

Необязательно красивые. Ты уже шесть лет работаешь в дизайн-бюро, занимаешься только дизайном. Что ты понял за эти годы?

Для меня это решение задачи. Например, придумать, как сделать, чтобы с коляской было удобно входить в квартиру или подъезд, — для меня это дизайн. Увеличить количество записей на примерку свадебных платьев — для меня это тоже дизайн. Мне очень близко то, как Бирман сказал в своё время: «Все люди — дизайнеры».

На второй ступени я заметил, что в некоторых случаях ты жертвуешь смыслом или отодвигаешь его на второй план ради красоты. Здесь нет противоречия?

Любой читатель, будь это учёный, журналист, домохозяйка — кто бы ни зашёл, например, в журнал «Кто студент» почитать моё интервью — все устроены примерно одинаково. Всех цепляет аккуратная вёрстка, потому что её удобно читать. Всех цепляют картинки, потому что картинки приятно разглядывать. И никому не хочется читать длинную кирпичную простыню текста, потому что это скучно и тяжело.

Если бы мы делали промостраницу и хотели, чтобы все про неё друг другу рассказывали, мы бы сделали её красивой, потому что красивой штукой хочется поделиться. Что бы мы ни делали, оно должно быть красивым, должно привлекать внимание, производить впечатление, потому что человек захочет в это погрузиться и поделиться этим.

По поводу того, что смысл отодвигается на второй план, — это осознанное действие. Представим, что я делаю какую-нибудь веб-страницу. Моя задача — свести вместе красоту и смысл, чтобы передать нужную информацию и чтобы при этом её было приятно читать, чтобы она была красиво подана, структурирована. Наверное, есть чуваки, которые могут это решать одновременно. Но по моему опыту гораздо проще сначала местами где-то забить на смысл и добиться необходимой красоты, композиции.

Потом с этим гораздо проще работать, крутить смысл. И вот я докрутил смысл, но теперь мы немножко не укладываемся в композицию. Подкрутим её. Потом опять чуть-чуть смысл. В результате получается цельно и хорошо.

На второй ступени мои задания посвящены исключительно вёрстке, на смысл я почти не смотрю. Я очень часто говорю студентам: «Вот это выкиньте и всё». На третьей ступени в дипломе такое не прокатит: я буду очень требовательно смотреть работы своих студентов по ходу работы и всех остальных — на защите. Если я увижу, что страница офигенна, но написан какой-то бред или полезное действие не выполняется, то скажу: «Чуваки, на хрена эта страница нужна? Кто её будет читать? Вот вам пятёрка за эстетику и двойка за логику».