Максим Ильяхов. О работе и образе жизни — Кто студент

Максим Ильяхов О работе и образе жизни

Ректор Школы редакторов и главред «Тинькофф-журнала» рассказывает, как работает, учится и ошибается.

Для интервью с Максимом я подготовил 90 вопросов. На практические вопросы он отвечал письменно, на эмоциональные — в разговоре по Скайпу.

Максим помогал мне готовить выпуск: перед публикацией я ходил к нему за замечаниями. Процесс был похож на то, как мы делаем задания на второй ступени.

Сёма Сёмочкин

Ты говорил, что работаешь каждый день с 9 до 21. Судя по твоим сообщениям в чате «Мастерской», ты и в час ночи сидишь за компьютером и чем-то занимаешься. Как удаётся не перегреваться?

Меня обескураживают вопросы о перегреве на работе. Я занимаюсь редактурой с 2007 года, а дизайном — с 2003, и для меня это невозможный кайф и радость каждый раз. Если бы мне можно было не отдыхать, я бы, наверное, не отдыхал и шарашил десять лет без остановки.

В 21:00 у меня обычно заканчиваются встречи, вебинары и другие публичные дела, начинается личное время: когда я могу наконец-то спокойно поредактировать, порисовать, почикать. Я этим живу, мне это очень интересно каждый раз. Мне интересно даже по тридцатому разу читать курсовую «Как выбрать апельсины», потому что каждый раз у редактора как-то по-новому работают мозги, это интересно видеть.

К тому же, у меня не только редактура: я много верстаю, программирую, пишу музыку и сценарии. Можно по кругу весь день делать то одно, то другое, то третье и не уставать.

Где обычно работаешь?

Я работаю везде, где ловит телефон. Последний месяц сижу дома, до этого полгода сидел в коворкинге, до этого много работал в Коворкафе. В разное время ходил в кафе, библиотеки, парки. С января снова съехал в коворкинг.

Мне повезло, что я могу спокойно работать за компьютером, сидя на пассажирском кресле в машине, меня не укачивает. Поэтому я работаю и в машине. По дороге из бюро домой на метро я успею почикать пару статей с телефона.

Рабочее место дома. Основной рабочий компьютер — Макбук Эйр 2014. Монитор Эпл Синема Дисплей 27″. Наушники Боус КуайтКамфорт 35 и Синхайзер Моментум. Эпловские клава, мышь и трекпад
Рабочее место в коворкинге
Рабочее место в Коворкафе

Какие рассылки и медиа читаешь? Знаю, ты подписан на кучу всего, чтобы следить за отраслью. Вопрос про те, что читаешь, потому что интересно.

Я подписан на кучу всего, но почти ничего не читаю. Хорошие ребята из «Медузы» и «Кварца» сделали так, чтобы повестка была понятна из заголовков писем.

Какому источнику новостей доверяешь?

Я читаю «Медузу», издания «Комитета» и Варламова, но всё под большим прищуром. Мне очень повезло, что в Т—Ж работает Катя Мирошкина: она рассказывает все важные экономические новости России, и мне этого хватает с запасом. А вообще, ко всем СМИ отношусь очень настороженно: бывает, что люди, к мнению которых прислушивался, начинают нести полнейшую чушь.

В работе СМИ я смотрю не на предмет обсуждения, а на методы работы. Например, совершенно неважно, о чём пишет «Медуза» или РБК: о Путине, Навальном, Трампе, Кадырове, экономике, инновации или смешных котиках. Важно, под каким углом они это подают, какие приводят факты, что с чем сопоставляют, какими данными манипулируют.

С какими иллюзиями ты попрощался за последние три года?

Мне повезло с памятью: я ничего не помню. Могу вспомнить только иллюзию, с которой попрощался в этом году. Иллюзия в том, что контент — король. В этом году мне отчётливее увиделось, что король — распространение, а человеческая глупость — пророк его.

Грубо говоря, совершенно неважно, насколько круты твои статьи, если ты не умеешь их продвигать и доносить до нужных людей. А для этого нужно понимать, кто такие люди, чего они хотят и что им важно. И ответ на этот вопрос часто неожиданно печальный.

Отрывок из курса по редактуре: заголовки и смертные грехи

Для студентов Школы редакторов Ильяхов — это такой герой, который делает больше и лучше всех. Я слышал, кто-то даже считает тебя роботом. Расскажи о своих провалах.

Хе-хе.

Однажды я был ведущим менеджером на проекте, где с одной стороны был очень тщательный клиент, а с другой — такой же тщательный артдир. Я вообще ничего не понимал в этом дизайне и как болван носил правочки в одну сторону, потом в другую. В итоге сроки съехали на два месяца, проект был близок к провалу, спас только старший товарищ. Это тот самый легендарный раз, когда профессиональный менеджер за одну встречу снял 90 замечаний из 100.

Однажды я сделал текст для сайта, но не смог его согласовать. Уволился один менеджер, второй, потом закрылась компания, а сайт так и не вышел.

Недавно меня наняли главредить один сайт, но за четыре месяца мы сделали семь статей и так и не открыли сам сайт.

Чуть раньше меня наняли главредить другой сайт, но я там совершенно не разбирался в теме, и получалась лажа. Спасло то, что я нашел туда нормального главреда, он вышел на работу и всех спас.

Самый важный курс в твоей жизни о работе с клиентом у меня покупают в десять раз реже, чем курс о редактуре, это очень плохой результат.

Однажды мне нужно было срочно найти работу, я пошёл на собеседование в «Групон». Меня не взяли — сказали, что надо еще поучиться редактуре текста.

Я начинал бизнес по преподаванию иностранных языков и безвольно его слил.

Я много времени, сил и денег потратил на то, чтобы стать диджеем, а потом разочаровался и бросил. Однажды, будучи диджеем, я играл в пустом зале. Ноль человек.

В «Главреде» я хотел сделать десять вещей в 2017 году, из них получилось сделать только одну.

У меня очень слабая кандидатская диссертация. Спасли только картинки.

Учебник «Информационный стиль» я должен был закончить ещё в августе, но накосячил с управлением, и в итоге учебник разросся раза в два с половиной и до сих пор не открылся полностью. Бюджет на его разработку превышен в три раза. И хотя это крутейшее руководство, его работоспособностью я пока недоволен.

Один очень хороший психолог привлек меня писать с ней книгу. Я не справился и слил, в итоге она всё сделала сама. Потом она звала меня на презентацию, я от стыда не пошел.

Я сделал сайт public-notice.ru за день, а потом год его не обновлял. До сих пор не обновляю, хотя там накопилось уже много. У меня таких три-четыре проекта: они есть и приносят пользу, но не живут и не обновляются.

Все важные статьи, которые я написал в 2017 году, не пользовались ни спросом, ни популярностью. Реально прорывные вещи никого не заинтересовали. Заходят только простенькие штуки про текст, которые ни на что не влияют. Это расстраивает. Это значит, что я не умею привлекать внимание к важным вещам.

Но, вообще, мне очень повезло со здоровьем и работоспособностью: бывают дни, когда я могу сделать 20 статей подряд, как автомат. Бывает, я влипаю в стул на десять часов делаю какой-нибудь сайт без остановки. Дай бог сохранить такую работоспособность.

Ты всегда выглядишь спокойным и оптимистичным. Расскажи, в каких ситуациях ты выходишь из равновесия: когда тебе страшно? когда тебя съедает ненависть?

Когда люди, не разбираясь, начинают писать отповеди по поводу информационного стиля. Какой-нибудь товарищ ничего не понял, но решил показать всем, что он-то уж точно умнее всех тут, и сейчас он всё нам расскажет за инфостиль. Страшно бесит.

Особенно бесят люди, которые делают это кондовым языком. Вот вроде журналист, филолог должен показывать класс. А там сопли и каша в голове.

Зависть съедает, когда какое-нибудь издание делает что-то очевидное, крутое и вирусное, а мы в Т—Ж могли сделать в сто раз лучше и не догадались. Постоянно смотрим на «Медузу» или «Ти-джорнал» и кусаем локти.

Съёмки ролика для Т—Ж. Под маской и балахоном — Ильяхов

Если случались депрессии, как ты выходил из них?

Я не знаю, что такое депрессия (ни теоретически, ни по опыту), поэтому не знаю.

Какие слабости есть у тебя?

Я люблю покупать электронику, компьютеры, железо, батареи, камеры, клавиатуры, телефоны, планшеты, зарядные станции, провода, аксессуары, чехлы, сумки, рюкзаки. Пошел в музыкальную школу — дома теперь два новых контроллера и аналоговый синтезатор.

Начал заниматься видео — дома появился отдельный компьютер для видеомонтажа.

Какая главная задача в карьере на 2018 год?

Сейчас в планах три книги, одна по контракту, две другие свои. А ещё бы доделать те девять идей по «Главреду», которые были на 2017 год.

Как ты планируешь своё образование?

Никак не планирую. Вижу в ленте интересный курс, подписываюсь, хожу. Недавно увидел курс музыкальной школы Маскелиаде, записался, сходил, написал три трека.

На занятии в школе Маскелиаде

До этого увидел курсы «Питона», записался, сходил, написал бота для Телеграма. До этого — «Джаваскрипт». Мир постоянно что-то подсовывает, я лезу.

Книги копятся на полке, но читаю я их редко. Хороших книг мало.

Книжная полка

Сколько времени тратишь на дорогу? Что делаешь в дороге?

В хороший день я вообще не выхожу из дома. Если нужно куда-то поехать, вызываю такси и работаю в дороге.

До бюро ехать на метро 50 минут, на машине — 80 минут. Этого хватит отредактировать две-три статьи или разобрать почту. До МТВ я ездил 30 минут, этого хватало на пару министатей для Т—Ж.

Недавно я вёл выездные курсы в учебном центре в Подмос-ковье, нужно было каждый день к 9 утра быть на кампусе в 40 км от Москвы. Я вставал в 6 утра, брал такси в 6:30, доезжал до кампуса к 8:30. За два часа делал половину работы на день и шёл преподавать. Потом в 7 вечера брал такси обратно и делал вторую половину работы.

В среднем по Москве куда угодно можно добраться в пределах полутора часов, это нормальный отрезок для работы. Главное — попросить водителя выключить «Камеди радио».

Есть ощущение, что у тебя какая-то хитрая система подбора одежды. Прагматичность Цукерберга и хитрость Коломбо. Расскажи.

Я не люблю выбирать новую одежду, поэтому покупаю то, к чему привык: футболки «Эйч энд Эм», джинсы «Ливайс», толстовки «Рибок» и ботинки «Найк Эйр Форс». Это подходит к 90% случаев, а на остальные 10% у меня есть отговорка, что я не умею одеваться.

Живые советы в Коворкафе

Какие действия ты автоматизировал через Альфред?

Запуск рабочих пространств для Т—Ж, программирования, добавления правила в «Главред», поиск заказов книги «Пиши, сокращай». Есть команда, которая убивает все программы, кроме той, в которой я сейчас работаю — вроде как для концентрации. Но я ей не пользовался больше года.

В основном у меня «Альфред» для вёрстки в ХТМЛ и сниппетов буфера обмена.

А почему не пользуешься больше «убивалкой»?

Потому что концентрация не в инструментах, а в голове. Я заметил за собой, что мне нужны были костыли для концентрации, когда я занимаюсь неинтересными, ненужными мне делами. Это такая система принуждения: «Ты этого делать, конечно, не хочешь, но вот тебе костылик, чтобы ты смог».

Сейчас я стараюсь организовать жизнь так, чтобы не было таких дел, для которых нужны были костыли. Если я чувствую, что закопался в какой-то суете, я останавливаюсь и думаю: «А какого дела я избегаю?» Всегда где-то в глубине лежит какая-то задача, которую я избегаю. Почему?

Когда я начал работать с этой проблемой, жить стало приятнее. Вместо тюрьмы вокруг себя строишь игровую площадку, и кайфуешь.

Под какие ситуации у тебя есть шаблоны ответов на письма?

Когда зовут на неинтересную конференцию; когда предлагают работу, которую я не возьму; когда я проверил домашку по курсу «Главреда» и прошу посмотреть мои замечания.

Какой прикладной совет ты бы дал себе в 20 лет?

Питайся правильно, поджелудочную посадишь.