Максим Ильяхов. Студенчество и начало карьеры — Кто студент

Максим Ильяхов Студен­чество и начало карьеры

Ректор Школы редакторов и главред «Тинькофф-журнала» рассказывает, как делал студенческий журнал и устраивался в бюро.

Для интервью с Максимом я подготовил 90 вопросов. На практические вопросы он отвечал письменно, на эмоциональные — в разговоре по Скайпу.

Максим помогал мне готовить выпуск: перед публикацией я ходил к нему за замечаниями. Процесс был похож на то, как мы делаем задания на второй ступени.

Сёма Сёмочкин

Расскажи про подкаст «Зелёная комната». Я видел анонсы на Ютюбе, но не нашёл сами выпуски.

Анонс подкаста «Зелёная комната». Курение вызывает Ильяхова. Чтобы бросить, обратитесь к врачу

Сначала я вёл программу «Вращение», где мы с моим товарищем Андреем рассказывали про русский трип-хоп. Разговорный жанр понравился, и я сделал музыкальную программу «Большая черепаха».

Подкастинг становился всё более модным, и мы с друзьями по пьяной лавочке решили записать программу. В тот вечер мы программу не записали, но проснулись потом утром с похмелья и подумали: «Вот сейчас надо действительно записать». Поехали с другом в мою общагу, поставили микрофоны и похмельные записали нормальный такой разговорный подкастик. Выложили его на сайт «Рашн подкастинг».

Потом сделали ещё два выпуска с другими друзьями. Причём так сложилось, что мы начинали подкаст писать, когда сидели и пили, а заканчивали писать уже наутро. Потом сайт «Рашн подкастинг» закрылся, и всё пропало.

Общага в главном здании МГУ в первый день, когда я заселился

Сделали с мамой ремонт. Это и есть зелёная комната

Что такое «Бэарс энд водка»? Тоже нашёл старые анонсы. В группе во «Вконтакте» последний фотоотчёт с лекции публиковали в 2013 году.

В универе я начал с того, что делал журнал факультета — «Лингва». Мы, как в журнал влезли всей толпой, так его и поддерживали, передавали из рук в руки. Постепенно это всё переросло в более серьёзные занятия, в том числе в проект «Бэарс энд водка».

Самый первый номер, который я главредил и верстал

Последний номер, где я главредил

В 2014 году я участвовал в создании нового макета журнала «Главбух». По сути, всё, что я делал со времён универа, — это одна большая, бесконечная «Лингва»

В начале пятого курса я подумал, что, чем писать диплом на какую-то отвлечённую тему, лучше сделать сайт и защитить диплом по нему: с красивыми картинками и скриншотами. Мы были студентами иняза МГУ, и нам казалось, что к России возрастает интерес в связи с какими-то международными событиями. Мы подумали, что будет круто изнутри рассказывать о России на английском языке. О политике писать, культуре, переводить интересные статьи.

Если я правильно помню, 3 января 2010 года мы зарегистрировали домен bearsandvodka.com. Поставили «Вордпрес», накрутили дизайн: по стандартам 2010 года он был довольно свежий. Начали с однокурсниками писать туда статьи.

Потом придумали, что нужно не только статьи писать, но и снимать юмористические новостные программы. Вся наша тусовка в этом участвовала: писали сценарии, ходили с камерами, снимали всякую движуху.

Первая версия сайта — март 2010
Редизайн — ноябрь 2012

Такие штуки нельзя поддерживать на голом энтузиазме очень долго. Когда ты студент, ты ещё можешь это делать. Потом у всех начинается личная жизнь, всем нужно зарабатывать. И постепенно на сайте перестали выходить материалы.

В один из моментов мои друзья придумали делать лекции под брендом «Бэарс энд водка». В кинотеатре «Пионер» в Парке Горького собирали людей и рассказывали на английском языке историю России. Из этих лекций вырос другой бренд — «Чертоги разума». Этот бренд ещё жив, ребята проводят мероприятия, читают лекции.

«Бэарс энд водка»: съёмки для статьи о русском чаепитии — 2011
Съёмки макета журнала «Главбух» — 2015
Съёмки для «Тинькофф-журнала» — 2017

С чего ты начал зарабатывать?

Самая первая работа за деньги в Москве — соцопросы. Мы с однокурсниками ездили на электричках по Подмосковью и ходили по квартирам: спрашивали людей, где они покупают подарки, в какие ходят рестораны. Было забавно: проводил опрос магазин вроде «Интерьеров Махараджей», а люди отвечали, что покупают подарки в «Ашане». Вообще не попадали в ЦА.

Первая работа с текстом — переводы. Зимой в первую же сессию у меня украли бумажник в «Ростиксе», я остался в Москве без денег. И вместо того, чтобы найти нормальную работу, я пошёл на «Фриланс.ру» и получил заказ на перевод сайта компании, которая продавала и давала в аренду контейнеры. Потом я им же сделал флеш-заставку. За перевод всего сайта и флеш-заставку я взял 1200 ₽.

Потом я два года работал вебмастером: делал дорвеи, сео-сайты, сайты с таблетками для похудения и биодобавками. За первый месяц вебмастеринга я заработал 5000 ₽, потом дошел до 25−30 тысяч. На первый гонорар купил своей будущей жене фотоаппарат, а на второй — свой первый диджейский набор. Одна из вертушек из того набора до сих пор стоит дома.

Мой дизайн, вёрстка, текст. Это сделано ещё до того, как появилось бюро

Ты до сих пор подрабатываешь переводчиком. Что это за заказы? Почему ты по-прежнему их берёшь?

У меня был очень крутой препод по фонетике — Андрей. Он помимо преподавания работал переводчиком. Как-то ему упал заказ из компании, которая распространяет фильмы по всему миру. Есть такая штука — «пресс-тур». Это когда актёр или режиссёр фильма приезжает в Россию, даёт интервью, снимается во всяких программах, ходит к Иванам Ургантам, проводит автограф-сессии, устраивает пресс-конференции.

Я начинал с того, что мы с Андреем пошли переводить на пресс-конференцию фильма «Точка обстрела» — это был 2008 год. У нас получилось, и с тех пор меня раз в полгода зовут, когда нужен второй переводчик.

Подрабатываю переводчиком на пресс-конференции фильма «Другой мир: войны крови»

Это прикольно, ты можешь пообщаться с людьми вообще с другой планеты: из Голливуда. Ребята, совсем по-другому живущие. Я за это время видел Эмму Стоун, Шарлиз Терон, Люка Бессона, Уилла Смита и кучу классных ребят, которые приезжали в Россию по разным поводам. К ним приходят журналисты, и я перевожу: если надо — журналисту, если надо — от журналиста. Помогаю сориентироваться в языке, чтобы им было удобно общаться.

Интересно видеть, как живут и ведут себя другие люди, интересно оказаться в отеле «Ритц-Карлтон», где всё обычно происходит. Интересно поехать на программу Урганта, увидеть, как одну за другой снимают несколько программ, посмотреть на этих измученных продюсеров. Для меня это экскурсия в мир, с которым я обычно не соприкасаюсь. Это очень прикольный опыт. Наполняет эмоционально и добавляет знания жизни.

Том Круз приезжал с фильмом «Обливион»

Ты говорил, что с 2003 года занимаешься дизайном. Насколько я понимаю, это значительно раньше твоей карьеры редактора. Чем занимался в те годы?

Я вырос с мыслью, что главный человек в русском интернете — Артемий Лебедев. Когда я только получил доступ в интернет, я был уверен, что самая главная профессия в мире — это дизайнер. У меня до сих пор нет в этом сомнений: важнее дизайна сложно что-то найти. Естественно, как подросток я хотел быть космонавтом, пожарным, адвокатом, а потом сразу дизайнером. Как только у меня появился компьютер, я сказал: «Пойду учиться на дизайнера».

Пошёл в художественный лицей, учился рисованию: черепа, цилиндры, конусы. Живописью занимался. Я готовил себя к тому, чтобы поступить на художественно-графический факультет и стать настоящим графическим дизайнером, как Тёма Лебедев. В 2003 году я сделал свой первый сайт. В этот же год я сделал сайт для фирмы, которой руководила моя мама. В этом же году я сделал ему редизайн. Через несколько лет я сделал сайт своему дедушке.

Первые мои дизайнерские штуки, насколько они могли быть примитивными, они были в 2003 году. Нельзя сказать, что я профессионально занимаюсь дизайном, но редактор кода и Фотошоп у меня открыты с 2003 года.

Почему это закончилось? Почему ты решил поступать на иняз?

Это не закончилось. Я был уверен, что буду дизайнером ещё за полгода до того, как нужно было подавать документы. Потом меня занесло на олимпиаду по английскому языку. Олимпиады идут в несколько этапов: сначала школьный уровень, потом районный, городской, краевой и всероссийский. Мне повезло: я легко прошёл все этапы и оказался в Пятигорске на всероссийской олимпиаде в 2005 году.

Занял второе место, и меня пригласили поступать в МГУ или МГИМО на иняз. Я выбрал МГУ. Подумал, что лучше попробую стать дизайнером, учась на инязе в Москве, чем в Краснодаре поступлю на графического дизайнера. В какой-то степени это получилось.

В какой момент ты перешёл из дизайна в редактуру?

Я никогда не переходил из дизайна в редактуру, просто сейчас больше занимаюсь дизайном текста. У меня с художеством никак не сложилось, рисую я плохо, с эстетикой плохо. Мне удалось это выправить как-то, когда я несколько лет подряд делал проекты с Артёмом Горбуновым — под его бдительным контролем и миллионом замечаний.

Дизайн — это не только, как пиксели стоят. Дизайн — это то, как вещь устроена, как подаётся информация, какая она и как работает. Я занимаюсь дизайном в более высокоуровневом смысле. В графике я ничего не умею — просто заказываю у тех, кто умеет.

Расскажи, как устраивался в бюро.

Была зима 2009 года, мне в следующем году выпускаться. Я сидел в родительском доме в Краснодаре и почему-то психовал, что у меня нет никакой работы. К тому моменту у меня провалился издательский проект общеуниверситетского журнала, мне было грустно, я составлял список работодателей мечты.

У меня там была студия Лебедева, бюро, ещё с пяток других компаний. Я написал всем. Через какое-то время ответил Артём, я стал бюрошным чернорабочим: подносил текстики для Тани Мисютиной и генерировал довольно хреновые даже по тем временам дизайнерские идеи.

Артём Горбунов цитирует моё первое письмо в бюро — пост в Фейсбуке

Потом Артём почему-то подумал, что я справлюсь вести бюрошный проект «Инфограммы». Мы с Антоном Шеиным и Таней Мисютиной стали их придумывать и выпускать. Проект не взлетел, но я впервые узнал, что такое работа с Артёмом. Он был очень строгий и требовательный, и я почувствовал, что бюро — место силы.

Надо сказать, что Артём почему-то мне ужасно доверился с первых же дней. Я ничего не умел, невозможно косячил и лажал во всём. Он меня критиковал, но не увольнял. Постепенно я чему-то научился.

Это гораздо лучше, чем когда тебе заглядывают в ротик, а потом увольняют. Синк эбаут ит.

Первая инфограмма, которую мы сделали в бюро — главные события 2009 года. Тут обработано несколько десятков инфоповодов, вручную собраны данные из опросов ФОМ, к каждой новости написана подводка. Дизайн Антона и Тани, программировал Антон на флеше, я писал текст
Первые дни в бюро Горбунова. Это рабочее место дизайнера Антона Шеина
Диванчик в старом офисе бюро. Однажды я тут ночевал

Не спросить тебя про музыку — грех. Как раз есть повод: ты сказал, что снова делаешь музыку. Почему бросал?

Чтобы заниматься нормально музлом и делать из этого карьеру с гастролями, этому нужно уделять много времени. Две репетиции в неделю — это базовый минимум, чтобы у тебя что-то получалось и был прогресс. Плюс ещё, естественно, репетировать все выходные. А у меня была в тот момент диссертация, я делал проекты в бюро, думал про создание «Главреда», у меня была уже семейная жизнь. Я понял, что не справляюсь со всеми этими вещами одновременно, что нужно от чего-то отказаться. Я отошёл от музыки.

Анонс альбома в 2012 году. Ролик я полностью снял и спродюсировал

Съёмки клипа группы «Кубрикс куб» в 2012 году. Клип не вышел

Лидер нашей группы Филипп говорил: «Ты не можешь бросить музыку: однажды она придёт и укусит тебя за жопу». И вот прошло, наверное, два или три года, и я вдохновился барабанами. Купил электронную барабанную установку и стал барабанить ради прикола.

Потом я шёл мимо, и в Фейсбуке на меня набросилась реклама школы электронной музыки Маскелиаде. Я посмотрел: классный чувак, классная школа, приятный график занятий по выходным. Я записался и пошёл. Бешено кайфанул от того, как там всё преподавалось, насколько простой сейчас софт, как быстро можно получить вменяемый результат.

Я купил себе аналоговый синтезатор, контроллер. Периодически вечерами сижу, делаю биты, подбираю звуки на синтезаторе. Мне в кайф, и я это делаю. Но я прекрасно понимаю: чтобы заниматься этим профессионально и зарабатывать, нужно уделять много времени. Сейчас я не готов так делать.

Квартира в Ховрине, где репетировали в 2010 году
Занимаюсь скретчем со второго курса университета. Бросал на три года, теперь вернулся
Домашняя студия — 2018. Когда начал делать собственную музыку, дома тут же появилась куча контроллеров и синтезаторов

Мы услышим новые треки?

Если будет что-то хорошее, выпущу. У меня есть секретный канал на Саундклауде, куда я выкладываю для своих ребят, с кем мы в школе учились. Если я и буду выпускать музло, то буду это делать явно не от имени Максима Ильяхова и не буду его продвигать через «Главреда». Ты, может быть, уже слышал это музло, но просто не знаешь, что это моё.